Меню
  • USD 75.86
  • EUR 90.84
  • BRENT 66.72

Дамоклов меч глобальных финансов: чем грозит России отключение от системы SWIFT?

Иллюстрация: finobzor.ru

Перспективы и последствия отключения России от международной системы банковских переводов SWIFT обсуждаются всякий раз в момент особых обострений российско-американских отношений — нынешняя ситуация не исключение. Такой вариант развития событий не исключен, сообщил недавно пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, — и можно добавить, что если это действительно произойдет, то уровень санкционного давления на Россию будет сопоставим с Ираном, где SWIFT уже несколько лет заблокирован для основных банков. Большинство российских экспертов уверены, что этот сценарий вряд ли состоится, но если отключение SWIFT действительно произойдет, то незамедлительными последствиями этого станут новый виток девальвации рубля, шторм на фондовом рынке и серьезные проблемы для экспортеров. Системы финансовых транзакций, альтернативные SWIFT, существуют и сейчас, но главная проблема заключается в том, что они даже близко не имеют аналогичного охвата.

Согласно данным SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) — Общества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций, в настоящее время пользователями этой системы являются около 300 ведущих российских банков и организаций, главным образом это крупные финансовые институты. По количеству пользователей SWIFT Россия, присоединившаяся к системе в 1989 году, занимает второе место после США, а в глобальном масштабе с помощью SWIFT осуществляется 80% всех платежей и переводов, к сервису подключены более 12 тысяч финансовых организаций из 200 стран. Технически в самом общем виде система работает следующим образом: чтобы сделать международный банковский перевод, вам необходимо иметь два ключевых реквизита — международный номер счета получателя (IBAN) и SWIFT-код его банка, без которого платеж просто не пройдет.

Формально SWIFT является некоммерческой организацией со штаб-квартирой в Брюсселе, а сама система имеет европейскую юрисдикцию, однако большое влияние на систему имеют США как ведущий игрок глобального финансового сектора и страна, во многом определяющая международное регулирование платежей, напоминает председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктор Достов. Можно добавить, что исторически такая конфигурация не была случайной. Появление SWIFT в 1973 году стало прямым следствием не только прогресса телекоммуникационных технологий, но и стремительного роста рынка евродолларов — долларовых средств, которые перемещались из США в европейскую финансовую систему. К началу 1970-х годов их объем достиг феерической на тот момент суммы $ 385 млрд, и появление системы SWIFT принципиально упростило трансокеанские банковские операции.

Отключение от системы SWIFT выглядит следующим образом, указывает ведущий аналитик инвестиционной компании QBF Олег Богданов: сначала принимается решение Минфина США об отключении России от долларовых трансакций через систему, а затем уже сама SWIFT решает, соблюдать или не соблюдать это решение. Как правило, констатирует эксперт, на 99,99% SWIFT соблюдает решения американского казначейства, а вероятность отключения России от SWIFT сейчас очень высока: его катализатором могут стать и события на Украине, и ухудшение отношений с США, и конфликт по «Северному потоку — 2».

Последствия этого будут весьма плачевны, добавляет Богданов: «После того как Россию отключат от системы, долларовые платежи прекратятся. Какое-то время в ходу будут наличные доллары, затем и они исчезнут. Валютный рынок будет разрегулирован, можно допустить возникновение нескольких курсов доллара к рублю: официального, на черном рынке, для экспортеров и т. д. Они могут отличаться в несколько раз, например в Иране после введения финансовых санкций официальный курс местной валюты упал в четыре раза, а на черном рынке — в двадцать раз».

Аналогии с Ираном, который отключен от SWIFT с 2012 года, развивает официальный представитель биржи криптовалют Garantex Татьяна Максименко. По ее словам, для Исламской Республики результатом такого решения стало прежде всего снижение объемов экспорта товаров. Если система SWIFT не работает, то незамедлительных вариантов выхода немного. Первый — учреждать за границей филиалы компаний и осуществлять экспортные сделки уже там, за пределами России. Однако в таком случае еще нужно вернуть выручку обратно. Второй — вести расчеты через «дружественные юрисдикции». Например, с Ираном торговля ведется через банки ОАЭ, однако это сделает расчеты медленнее, сильно дороже и всегда есть риск, что и банки-посредники окажутся под ударом за сотрудничество с подсанкционной страной. За снижением экспорта, на который приходится значительная часть российских доходов, последует девальвация национальной валюты, снижение ВВП и прочие экономические невзгоды, добавляет Максименко.

«Международные экономические санкции против России — это всегда угроза девальвации рубля, — напоминает Ирина Айдрус, руководитель программы „Мировая экономика“ Института мировой экономики и бизнеса РУДН. — Серьезное затруднение международных платежей сразу же ударит по внешней торговле России, сократятся в несколько раз объемы экспортных и импортных поставок. Сокращение импорта в лучшем случае грозит сужением ассортимента товаров, в худшем — дефицитом в отдельных или многих сегментах. Сокращение экспорта — это падение валютной выручки, удар по поступлениям в бюджет. Далее это приведет к сокращению числа и банкротству контрагентов, возможному переделу банковского рынка, ведь только крупнейшие российские банки, имеющие дочерние структуры за рубежом, смогут осуществлять международные платежи через их корреспондентские счета».

По мнению Виктора Достова, от блокировки SWIFT в России пострадают как все участники финансового рынка, так и простые пользователи его услуг. Однако при этом возможны два сценария. В «иранском» варианте для международных переводов или оплаты услуг придется искать обходные пути — проводить финансовые операции через другие страны и платежные системы, хотя возможность платежей внутри страны сохранится. Поиск альтернативных вариантов, считает эксперт, негативно скажется и на уровне инфляции, и на стоимости товаров и услуг для потребителей — как минимум из-за возросших издержек на более дорогие комиссии банков. Менее травматичный сценарий — если ограничение работы SWIFT коснется не всех, а лишь части российских банков: в таком случае нагрузка по осуществлению переводов и платежей просто перераспределится.

Альтернативы SWIFT уже активно обсуждаются. «Принимая во внимание стремительное развитие цифровых валют и блокчейна, очевидно, что база для международных расчетов может быть сформирована совершенно на новой технологической основе», — заявил совсем недавно замглавы МИД РФ Александр Панкин в интервью РИА Новости.

Финансовые эксперты называют наиболее реалистичным в случае отключения SWIFT использование российской Системы передачи финансовых сообщений (СПФС), разработка которой началась в «крымском» 2014 году и сейчас она уже интегрирована с несколькими крупными партнерами. К этому сервису подключены все ведущие российские банки и финансовые организации стран ЕАЭС, а также на конец 2020 года к СПФС были подключены 23 зарубежных банка, помимо более 400 российских.

СПФС полностью заменяет систему SWIFT при расчетах между российскими банками — форматы сообщений абсолютно соответствуют формату SWIFT, но пересылка их идет через платежную систему Банка России, поясняет Михаил Лейтес, директор департамента банковских операций и обслуживания платежных карт банка «Ренессанс Кредит». Именно поэтому к СПФС может подключиться абсолютно любой российский банк, но эта же особенность, добавляет эксперт, ограничивает возможность подключения иностранных банков. Для работы с СПФС им надо фактически провести интеграцию с платежной системой Банка России, что весьма трудозатратно, поэтому на данный момент СПФС не может в полной мере заменить SWIFT, к которой подключены почти все банки мира. По уровню возможностей национальная система пока не может конкурировать со SWIFT в силу малого количества подключенных зарубежных банков, соглашается Виктор Достов, однако ее уже используют лидеры российской нефтегазовой отрасли.

Тем не менее в случае отключения России от SWIFT, считает финансовый аналитик и трейдер Артем Звёздин, СПФС начнет развиваться очень быстро и будет использоваться как полноценная альтернатива, а также получит огромное усовершенствование и развитие в короткие сроки. По мнению эксперта, это может произойти за две-три недели, поскольку сама система уже давно готова и используется, речь идет только о ее глобальной интеграции, что само по себе не является большой проблемой.

«SWIFT не является главной и единственной системой расчетов, — напоминает Звёздин. — Безусловно, она остается основной во всем мире, и ее отключение нежелательно. В то же время, если предположить отключение SWIFT в связи с санкциями, Россия просто перейдет на другую систему расчета. Фактически ничем критическим это не чревато. Валютные переводы будут просто проходить дольше, причем затягивание срока будет неощутимым для большинства. Может также появиться проблема увеличения комиссий для банков, а следовательно, и для тех, кто будет переводить средства. Пока сложно сказать о величине дополнительных трат, поскольку масштаб всей угрозы неизвестен. Ясно, что они будут, а это в условиях восстановления экономики после пандемии тоже нежелательно. Кроме того, на разворачивание деловых отношений в новой среде уйдет время, а сколько конкретно времени потребуется, тоже непонятно».

Более очевидный риск — падение фондового рынка и курса рубля, добавляет Звёздин. Рубль сейчас и так находится в недооценке, связанной с тем, что инвесторы не верят в российскую валюты — этому мешают и структура экономики, и геополитические риски, проявляющиеся в систематическом санкционном давлении. Поэтому отключение от SWIFT создаст еще большее негативное давление на рубль, в связи с чем можно будет ожидать его ослабления до диапазона 85−90 пунктов за доллар. Впрочем, предполагает эксперт, после этого может произойти коррекция к прошлым значениям в связи с переоценкой существующих рисков.

Что касается блокчейн-технологий как альтернативы SWIFT, то в глобальном платежном бизнесе их уже активно используют системы American Express, Visa, MasterCard и PayPal, а также крупнейшие банки, такие как Barclays, Citibank, HSBC, ING, Santander, BBVA, Iintesa и другие, отмечает Ирина Айдрус. SWIFT, по ее словам, также со временем может активно использовать блокчейн. Инвестиции в блокчейн-технологии для осуществления трансграничных переводов уже достигают нескольких десятков миллионов долларов. Например, компания Rippel инвестировала $ 50 млн в систему MoneyGram с целью совместного предложения услуг денежных переводов на основе блокчейна (пока, правда, это сотрудничество заморожено), а азиатская платформа Lightnet привлекла $ 31,2 млн для создания аналогичной региональной платежной системы.

Однако пока, подчеркивает Айдрус, блокчейн-системы можно назвать альтернативными лишь по технологиям, но не масштабам и географии деятельности, способным прямо завтра заменить SWIFT. К тому же, для того чтобы участники платежных систем из разных стран могли пользоваться новой блокчейн-платформой, должно быть разрешение национальных регуляторов, помимо многосторонних договоренностей, а участники SWIFT должны понимать все выгоды и издержки от перехода на новую систему.

Блокчейн вместе с биткоином и другими криптовалютами — это очень нишевый продукт, пока их нельзя рассматривать как альтернативу платежным сервисам, уверен Виктор Достов. А существующие альтернативы SWIFT в отдельных сегментах — международные системы денежных переводов наподобие Western Union, Money Gram и «Золотая корона», а также электронные платежные системы типа PayPal, WebMoney и QIWI — на инфраструктурном уровне тоже используют SWIFT. Но создание автономных платежных систем уже действительно стало общим трендом, такие идеи обсуждаются в ряде стран Азии и в рамках Евросоюза.

«Идея автономизации вообще сейчас очень популярна, — отмечает Достов. — К ней можно отнести и национальные проекты соцсетей, которые хоть в какой-то степени заменят Facebook и YouTube в случае их блокировки. Таким образом, развитие проектов типа СПФС сейчас вполне в тренде и имеет понятные краткосрочные перспективы — в первую очередь за счет подключения к СПФС стран, с которыми Россию связывают партнерские отношения, например Китая, Сирии, Венесуэлы. Но среднесрочные перспективы сильно зависят от разных сценариев развития политической обстановки».

Большинство экспертов все же не верят, что Россию отключат от SWIFT, — об этом риске уже говорится на протяжении семи лет, но пока он так и остается гипотетическим.

«За рубежом тоже есть свое условно пророссийское лобби, в поставках сырья из России заинтересованы многие зарубежные компании, — напоминает Татьяна Максименко. — Отключение окажет опосредованный негативный эффект и на них, то есть скажется на всей мировой экономике. Вряд ли такого эффекта ожидают от подобных санкций. Когда-нибудь в будущем, возможно, возникнет платежная система на блокчейне, от которой вряд ли можно будет кого-то отключить по решению каких-то правительств, но пока в сценарий отключения России от SWIFT верится с трудом».

Готовиться нужно ко всем вариантам санкций, считает Игорь Кучма, аналитик финансовой платформы ТradingView, Inc, но все же, по его мнению, стоит учитывать, что SWIFT не является американской системой — это огромный «кооператив» с большим количеством учредителей — и отключать банки от этой системы совсем не просто. К тому же и в этом случае российские госбанки всегда смогут проводить операции через другие частные банки.

«На данный момент SWIFT — это своего рода козырь, который каждый раз демонстрируется, но который никогда не будет использован, — уверен Артем Звёздин. — Для России отключение от SWIFT — это создание определенных трудностей и издержек, но и для отключающей стороны это тоже является проблемой: придется отказаться от ряда долговременных партнерств либо переходить на другую систему. На Западе помнят и о том, что в таком случае российская система СПФС получит хорошее развитие. Так что фактически отключение от системы SWIFT невыгодно никому, а если это и случится, то ничего совсем страшного не произойдет. В мировой изоляции Россия не окажется — зато обе стороны осложнят себе жизнь в угоду политическому пиару».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/04/06/damoklov-mech-globalnyh-finansov-chem-grozit-rossii-otklyuchenie-ot-sistemy-swift
Опубликовано 6 апреля 2021 в 16:08
Все новости

17.04.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Апрель 2021
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012
ВКонтакте