Меню
  • USD 76.30 +0.47
  • EUR 91.79 +0.98
  • BRENT 66.91 +0.31%

«Атлантический совет» и Гозман сочинили план развала и разграбления России

Леонид Гозман и Андерс Ослунд. Коллаж: EADaily

Американский мозговой центр (think tank) «Атлантический совет» в начале марта 2021 года выпустил доклад «Россия после Путина: как перестроить государство».

Его авторы: сотрудник «Атлантического совета» шведский экономист Андерс Ослунд (род. 1952) и президент российской общественной организации «Общероссийское общественное движение „Союз правых сил“» Леонид Гозман (род. 1950). Вслед за публикацией доклада его соавтор — Ослунд выступил на американском «Радио Свобода» (иностранное СМИ, выполняющее функции иностранного агента в РФ) с комментарием к докладу. А Леонид Гозман написал в адрес известного российского телеведущего Владимира Соловьева открытое письмо «Подумай, что будет после Путина». Причина — Соловьев в своей передаче обсудил доклад «Россия после Путина».

В наших патриотических СМИ расценили доклад «Россия после Путина» как «детальный план действий» или даже «подробную методичку» действий по «трансформации» — читай: уничтожению России. Конечно, о детальности «плана Ослунда — Гозмана» говорить не стоит. Это всего лишь сценарный набросок гипотетической будущей русской революции, написанный с позиции современного транснационального либерализма, на почве которой объединились швед Ослунд и российский еврей Гозман. Заметим, что в этой связи весьма символично, что «доклад Ослунда — Гозмана» вышел буквально к очередной годовщине Февральской революции 1917 года. Содержательно доклад предназначен для того, чтобы сделать будущую новую «февральскую революцию» успешной по своему результату. То, что не получилось в 1917, 1991 должно получиться. Когда? Ни Ослунд, ни Гозман не дают прогнозов относительно сроков события. Ослунд лишь предполагает, что толчок может быть дан проигранной Россией войной.

Однако в большей степени «доклад Ослунда — Гозмана» ориентирован не на 1917-й, а на опыт «цветных революций» на постсоветском пространстве — прежде всего, как мы увидим — украинской 2014 года. В некоторых пунктах доклад опирается на украинский опыт.

И здесь надо заметить, что «доклад Ослунда — Гозмана» — это не первый сценарий подобного рода. Нечто подобное с завидной регулярностью обсуждают на вильнюсских форумах т. н. «Свободной России». Однако «проект Ослунда — Гозмана» имеет свои частные особенности, которые мы и отметим далее.

Прежде всего обратим внимание на подзаголовок «доклада Ослунда — Гозмана»: «Как перестроить государство». Т. е. речь в докладе, получается, идет буквально о новой «перестройке» — «Перестройке-2», как назвал этот проект в свое время Сергей Кургинян. В заглавии оригинала для «перестройки» используется на английском понятие rebuild.

Но если в первом историческом варианте «перестройки» смене подлежала система в целом с попутной ликвидацией Советского Союза, то в «проекте Ослунда — Гозмана» «перестройке» подлежит уже «постсоветское» российское государство — «Российская Федерация» — с заменой формы правления с президентской республики на парламентскую. В отношении экономики авторы доклада полагают, что радикальных реформ не требуется, поскольку в настоящее время в России уже имеется «хорошо функционирующая рыночная экономика, даже при чрезмерном государственном вмешательстве». «Россия страдает от большой монополизации экономики», и вследствие этого экономика стагнирует. Чтобы добиться «роста» и «модернизации», авторы доклада предлагают «чрезмерное государственное вмешательство» убрать. Для этого предлагается использовать стандартный набор либеральной экономики: прозрачность, дерегулирование, сдерживание рынков, свободу предприятий и приватизацию.

Авторы доклада засчитывают современной РФ в плюс то, что в стране имеется множество малых и средних частных предприятий. Российская макроэкономика достаточно устойчива, уровень инфляции низок, бюджетный дефицит минимален. Страна обладает большими международными валютными резервами.

«У России есть сильный центральный банк и министерство финансов, а также достаточно хорошо функционирующая налоговая система».

В докладе утверждается, что «эти институты действительно не требуют крупной реформы», но важные преобразования предлагаются и в этой сфере. От себя добавим, что «эти институты» и так контролируются и управляются т. н. «системными либералами». В докладе предлагается расширить их контроль над экономикой.

Теперь по порядку прокомментируем предложения «проекта Ослунда — Гозмана», сначала в политической, а потом в экономической сфере.

В докладе намечаемый революционный переворот именуют обтекаемо на «новоязе» не «революцией», а вполне себе политкорректно «демократическим прорывом».

Первым действием созданного в результате «демократического прорыва» нового правительства по плану «Ослунда — Гозмана» «должно стать установление всех элементарных свобод: слова, средств массовой информации, собраний и организаций, а также религии, а также освобождение всех политических заключенных». Однако последнее мероприятие не выглядит критичным. На сегодняшний момент в списке «политзаключенных» у «Мемориала» числится всего 77 человек. 300 человек политзаключенных находится в т. н. «религиозном списке», из которых подавляющее большинство относится к радикальным в той или иной степени исламистам. Авторы «доклада Ослунда — Гозмана» предлагают сделать «свободы» полными и безоговорочными. Что касается свобод, СМИ, собраний и организаций, то и это опять же не выглядит критичным, поскольку либеральной оппозиции и в настоящее время принадлежат достаточно обширные пространства в СМИ и социальных сетях.

В этом плане «свобода слова» для чрезвычайного революционного режима обычно означает либо монополию на СМИ, либо на подавляющее преобладание в них. Очевидно, так и будет в случае гипотетического «демократического прорыва».

Следующим ключевым мероприятием революционного режима в «докладе Ослунда — Гозмана» заявлен роспуск Федеральной службы безопасности (ФСБ) с увольнением всех ее сотрудников с последующей их люстрацией с запретом на государственную службу:

«Уволить всех сотрудников ФСБ и запретить их дальнейшее трудоустройство в каком-либо государственном учреждении».

В докладе содержится намек и на будущее раскрытие агентуры российской тайной полиции:

«Новое руководство должно обеспечить широкую прозрачность и сохранить все государственные архивы, чтобы население могло узнать правду обо всем, что им интересно».

Авторы доклада предлагают заменить прежнюю тайную полицию демократической спецслужбой, созданной с нуля, и чьей задачей станет «контрразведка». При этом в «докладе Ослунда — Гозмана» авторы ложно утверждают:

«В нормальных демократических странах нет секретной полиции, которая подавляет своих граждан».

Как раз тайная полиция есть везде, в том числе и в «нормальных демократических странах» — в тех же США — ФБР или в Германии — Федеральное ведомство по охране конституции. И тайная полиция в демократических странах очевидным образом «подавляет своих граждан», но по установленным там «либерально-демократическим» критериям государственной безопасности.

В этом плане будущее «новое правительство» России, созданное «демократическим прорывом», будет нуждаться в тайной полиции по причине и дефицита собственной легитимности, и общей дестабилизации ситуации в стране. Иначе «демократический прорыв» рискует повторить февраль 1917 года, когда временное правительство ликвидировало Охранное отделение, но не успело в отпущенные месяцы создать что-либо действенное вместо него. Разумеется, сейчас нужно делать поправку на эпоху. И здесь можно представить, что «костяк» новых российских демократических спецслужб, которые станут «подавлять своих граждан» по установленным «демократическим» критериям безопасности, составят «советники» из иностранных спецслужб — прежде всего из ЦРУ и АНБ. Так, например, случилось на Украине после 2004 года. Как бы там ни было, но «доклад Ослунда — Гозмана» обещает «ограниченный период экстраординарной политики». А экстраординарная — читай: чрезвычайная политика требует соответствующих инструментов.

Дальше в «докладе Ослунда — Гозмана» повторяют давно перепетое:

«Судебная система должна быть независимой от политики и исполнительной власти».

В этой связи в «докладе Ослунда — Гозмана» предлагается ликвидация Следственного комитета и ключевое — реформирование судов и прокуратуры, но здесь, похоже, без люстрации их прежних сотрудников: «После того, как с населения будет снято бремя тайной полиции, необходимо будет сформировать новую судебную систему, суды, а также генеральную прокуратуру». При этом реформу предлагается осуществлять «сверху вниз», т. е. не через выборы, а через назначение новых специалистов революционной властью.

Следующее ключевое решение «нового правительства» после «демократического прорыва» — это провести досрочные выборы на всех уровнях власти. Здесь уже предлагается движение снизу без учета особенностей того, что этот «низ» из себя представляет. Избранные власти, по замыслу «доклада Ослунда — Гозмана», и будут конституировать новый режим, придавать ему законность и легитимность. России следует отказаться от президентской системы и провести досрочные выборы на всех уровнях вскоре после «демократического прорыва». Таким образом, авторы «доклада Ослунда — Гозмана» обходят стороной проблему переучреждения российского государства посредством учредительного собрания, которое подготовит новую конституцию, поскольку «демократической России нужна новая демократическая конституция». Новой конституцией займется выбранный на досрочных выборах парламент.

Поскольку по проекту «доклада Ослунда — Гозмана» Россия будет преобразована из президентской в парламентскую республику, то задачей «номер два» в докладе определено «создание нормального, функционирующего парламента», основанного «на политических партиях» и открытых партийных списках, «чтобы избиратели голосовали как за лица, так и партии». Проблема формирования дееспособных настоящих политических партий, как основы политической системы — самая трудная и нерешаемая в Российской Федерации в течение последних 30 лет. «Доклад Ослунда — Гозмана» не дает ответа на вопрос, как создать политические партии без гражданского общества, но с «глубинным народом». Обходя эту проблему, тем не менее они предлагают после «демократического прорыва» сразу же опереться на парламент, сформированный на внеочередных выборах и основанный как бы на политических партиях. Именно здесь просматривается явная авантюра, последствия которой сегодня воочию можно наблюдать, например, в Армении.

Итак, в «докладе Ослунда — Гозмана» утверждается, что «демократия — это наименее развитый институт в России». Предлагается президентскую республику поменять на парламентскую, но по-прежнему нет ответа на вопрос как создать не «квази», а настоящие политические партии.

В отношении политической части «доклад Ослунда — Гозмана» интересен и через рассмотрение имеющихся умолчаний. В частности, в нем признается, что «России является федерацией, и вторая палата на основе регионального представительство кажется естественной». Однако в докладе нет ничего о переучреждении федерации, о новом федеративном договоре и движении, что давно предлагают отечественные «регионалисты», в направлении конфедерализации России, придания ее региональным субъектам суверенитета. По-видимому, отчасти это связано со стремлением Ослунда и Гозмана уйти от обвинений в продвижении сепаратизма. Поэтому вместо «федерализации» они предлагают «децентрализацию»:

«Власть, налогообложение и общественные расходы должны быть децентрализованы по регионам и городам… Местное общественное строительство, образование и отчасти медицинское обслуживание должны быть отданы регионам».

В качестве политических мер «децентрализации» в докладе предлагается и проведение внеочередных региональных выборов, включая выборы губернаторов. Отсутствие в «докладе Ослунда — Гозмана» федералистской риторики и предложение «децентрализации» отсылает опять же к постмайданной Украине с ее реформами отношений центра и регионов — но не в направлении «федерализации», а провозглашенной «децентрализации».

Итак, авторы «доклада Ослунда — Гозмана» попытались уйти от обвинений в раскручивании сепаратизма после «демократического прорыва». Но здесь они признают, что «в процессе децентрализации сепаратистские тенденции будут усиливаться, и некоторые регионы могут захотеть выйти из состава России. Новое правительство должно быть готово к такому развитию событий». В «докладе Ослунда — Гозмана» предлагается заранее создать механизм для отделения регионов, который «должен быть четко очерчен заранее в новых законах».

«Границы России могут быть изменены в процессе, но новое правительство должно сосредоточить внимание на минимизации насилия и кровопролития». В «докладе Ослунда — Гозмана» провозглашается:

«Новое правительство должно сосредоточиться на благосостоянии и безопасности своего народа, а не на сохранении территории, и это определенно не следует делать силой».

Но что если от обладания территориями как раз и зависит сначала «безопасность своего народа», а потом и его благосостояние?

«Доклад Ослунда — Гозмана» предусматривает и меры идеологического характера для десакрализации централизованной государственной власти и десоветизации, напоминающей украинские образцы. Так, например, из московского Кремля предлагается сделать музей, а потерявшего большинство своих прерогатив президента переместить в обычный городской офис. А еще в докладе предлагают закрыть некрополь на Красной площади и «демонтировать памятники тем советским деятелям, чьи имена связаны с репрессиями и с разрушением части русской культуры и традиций, в том числе, Ленина и многих других». Авторы доклада предлагают и «отказаться от нынешнего сталинского государственного гимна».

И дальше, после того, как Россия станет «нормальным» европейским государством, предлагают авторы доклада, необходимы «серьезные усилия по преодолению предрассудков, которые сформировались в умах многих граждан».

«Новому правительству потребуется время и усилия, чтобы преодолеть этот менталитет».

Таким образом, предлагается изменение «менталитета» того самого «глубинного народа», который, в понимании транснациональных либералов, препятствует тому, чтобы Россия наконец-то стала Европой. Таким образом, в докладе в очередной раз и все из тех же известных кругов предлагается базовая глубинная трансформация России, как отдельной «цивилизации».

Очевидно на «десоветизацию» и развенчание России как «империи» и будут направлены усилия культурной политики России, ставшей после «демократического прорыва» «нормальным европейским государством» и «демократией». Содержательно подобного рода культурная политика, называемая «русофобской», уже хорошо известна.

Авторы «доклада Ослунда — Гозмана» среди реформ «демократизации» предусматривают и меры против имеющихся в России «около сотни миллиардеров»:

«Новое правительство должно убедиться, что они не продолжают оказывать влияние на политику в России через посредников, средства массовой информации и социальные медиа. Лучший способ разоружить их [миллиардеров] политически — это настоять на полной прозрачности конечной бенефициарной собственности всех предприятий, включая медиакомпании».

А поскольку предлагаемая практическая мера выглядит достаточно наивно, то можно по аналогии с «реформами» на современной Украине — по делу против Игоря Коломойского — ожидать, что под предлогом «демократизации» и «устранения олигархического влияния» планируется устранение «постсоветских миллиардеров». Западу — США и Европе эти деятели не нужны. После «демократического прорыва» их активы — это добыча транснациональных корпораций.

В интервью на «Радио Свобода» по этому поводу состоялся подобный разговор:

Ведущий: Если я вас правильно понимаю, вы считаете, что для нормального развития российской экономики необходимо, образно говоря, снести коррумпированную надстройку над ней?
Ослунд: Да, точно. Условно, это сто миллиардеров, которых надо убрать. И они себя сами убирают. Многие из них уехали из России, но активы там остаются, и нужно с ними дальше работать.

Для «работы» в докладе предлагается «восстановить полноценное министерство приватизации, какое было в России при Анатолии Чубайсе. Для начала оно должно разделить государственные компании и демонополизировать все рынки, выставив их для нормальной конкуренции, а затем приступить к их приватизации стандартными западными методами». В докладе провозглашается: «Нужна свобода торговли, труда, услуг, капитала и инвестиций» — следовательно вывоз капитала в вожделенной Гозманом «демократической России» будет продолжен.

Теперь о ключевом — о внешней политике. В «докладе Ослунда — Гозмана» нынешнюю внешнюю политику президента Путина, основанную, по выражению авторов доклада, «на крайне глупой имперской ностальгии», предлагается заменить на «рациональную внешнюю политику», целью которой будет «защита безопасности и благосостояния» «за разумную плату» и «достижение экономически выгодной интеграции».

Под «разумной платой» следует понимать снижение военных расходов до 3% от ВВП, отказ от активной конфликтной политики за рубежом и уход из зон конфликтов на постсоветском пространстве. Отметим при этом весьма характерные умолчания авторов доклада о судьбе российских ядерных стратегических вооружений, а из перечисленных конфликтов: на Донбассе, Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии — отсутствие упоминания еще Нагорного Карабаха и самое главное — Крыма. Крым — это самый трудный вопрос для будущего «революционного режима», поэтому он и обойден в докладе.

Но при этом в «докладе Ослунда — Гозмана» определена главная цель российской внешней политики после «демократического прорыва» — это снятие с России западных санкций.

«В постпутинский период главным международным экономическим интересом нового российского правительства должно стать избавление от западных санкций».

Для этого «постпутинская Россия должна попытаться урегулировать региональные конфликты и установить хорошие отношения с большинством стран [конфликтов], убедившись, что все санкции, связанные с ними, отменены».

Однако в данном пункте авторы доклада явно недоговаривают или делают вид, что недодумывают. Ведь для снятия санкций — фактически не санкций, а односторонних дискриминационных ограничений, в первую очередь необходимо вести дела не с теми, кто стал для них поводом, а с теми, кто их ввел. А что США и ЕС могут дополнительно потребовать взамен за их снятие, об этом авторы «доклада Ослунда — Гозмана» не размышляют, а ведь здесь главный смысл конфликта. Ведь Россия после «демократического прорыва» должна будет предоставить Западу гарантии отказа от суверенной политики. Это же так элементарно, чтобы умолчать об этом.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/03/15/atlanticheskiy-sovet-i-gozman-sochinili-plan-razvala-i-razgrableniya-rossii
Опубликовано 15 марта 2021 в 15:48
Южная Осетия
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как у Вас обстоят дела с вакцинацией от коронавируса?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Facebook