Меню
  • USD 76.31 +0.48
  • EUR 91.80 +0.98
  • BRENT 66.79 +0.13%

Почему в Белоруссии заговорили о террористической угрозе

Иллюстрация: stalingrad.site

В прошлые годы в Белоруссии практически никто не слышал о террористических угрозах. Страна всегда считалась одним из самых спокойных уголков Европы, что неоднократно представлялось официальным Минском в качестве визитной карточки республики. За прошедший год ситуация кардинальным образом изменилась.

В стране все чаще стали заявлять о попытке различных экстремистских групп дестабилизировать обстановку и посеять в обществе атмосферу страха. При этом до настоящего времени остается окончательно невыясненным, откуда в реальности и какая опасность грозит простым белорусам.

Согласно последним заявлениям как президента Белоруссии Александра Лукашенко, так и представителей правоохранительных органов, в стране за последние месяцы были раскрыты несколько террористических групп. Как отмечал в декабре 2020 года белорусский лидер, все они не только готовили, но и успели провести в стране теракты. Тогда речь шла о группировках Николая Автуховича и Игоря Олиневича. Первого обвинили в организации террористической группы, осуществившей подрыв принадлежавшего милиционеру автомобиля в Гродненской области и поджог дома, который также был собственностью представителя правоохранительных органов. При этом фигура обвиняемого вполне соответствовала объявленной властями информации: Николай Автухович уже был подозреваемым в 2009 году в подготовке терактов против главы Гродненского облисполкома и замминистра по налогам и сборам, однако тогда правоохранителям не удалось ничего доказать. Позже его все же осудили «за незаконное хранение пяти патронов к охотничьей винтовке», а правозащитники признали предпринимателя политзаключенным.

В этот раз в белорусском КГБ заявили, что Автухович планировал «устрашение населения и оказание психологического давления на сотрудников МВД», организуя взрывы и поджоги, а жертв выбирал «при помощи деструктивного Telegram-канала». При обыске у него нашли оружие, боеприпасы, в том числе гранаты, бронежилеты и военную экипировку. Оказалось, что группа Автуховича «везла тоннами оружие через Украину». Подобные утверждения президента Белоруссии вызвали негодование в Киеве, где категорически отвергли «очередные инсинуации Александра Лукашенко», назвав их «мантрами про оружие из Украины», которые «четко вписываются в политику по запугиванию белорусского народа».

Позже оказалось, что Автухович был не единственным террористом, которого раскрыли в Белоруссии. В феврале КГБ республики включил 17 граждан страны в перечень физических лиц, причастных к террористической деятельности. Помимо 13 человек из группировки Автуховича, туда попали и 4 участника группы Олиневича. Последние являются представителями анархистского движения и были задержаны 28 октября прошлого года недалеко от границы с Украиной. Тогда белорусские спецслужбы сообщали, что обнаружили при задержанных две единицы огнестрельного оружия с боеприпасами, ручную гранату, травматический пистолет и боеприпасы к нему, холодное оружие, баллончики с перцовым аэрозолем, а также военную амуницию. По мнению КГБ, анархисты причастны к поджогу здания ГАИ в Мозыре и поджогам автомобилей возле прокуратуры в Солигорске. Примечательно в данном случае то, что и в этот раз был установлен украинский след.

Иллюстрация: СТВ

Позже, выступая на проходившем 11—12 февраля VI Всебелорусском народном собрании, глава КГБ республики Иван Тертель рассказал о готовящихся терактах. По его словам, несмотря на то, что пик протестной активности в Белоруссии пройден, информация, поступающая из различных источников, свидетельствует о том, что «время расслабляться не пришло».

«Они готовы на все, на любые преступления, не жалея ни женщин, ни детей», — заявил тогда он.

В марте ситуация стала еще более тревожной. По официальной информации, оказалось, что вышеуказанные группы далеко не единственные, кто готовил теракты и планировал дестабилизировать обстановку в Белоруссии. Сначала Александр Лукашенко, а затем и глава КГБ сообщили о том, что в республике раскрыли новые группировки террористов.

«Комитет госбезопасности вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита. Кто специалист, тот знает. Это уже не Автуховича группа. Это уже новые. Хорошо, что их прикрыли. И там арсеналы. Зачем? Поэтому им надо сломать, нам надо выстоять, и мы это сделаем». — сказал 5 марта Александр Лукашенко.

Уже через несколько дней глава КГБ выступил с заявлением, которое должно было еще больше встревожить белорусское общество. По словам Тертеля, в Белоруссии наблюдается «резкая активизация террористических угроз». При этом он особо подчеркнул, что угрозы исходят с территории соседних государств и речь идет о деятельности «отдельных террористических групп, члены которых находились на территории стран Западной Европы, Польши, Украины».

«Мы видим, что с территории Украины большие партии оружия доставлялись для последующего использования в целях дестабилизации ситуации. Планировались террористические акты как в отношении объектов государственных ведомств, так и в отношении отдельных должностных лиц, в том числе с угрозой гибели большого количества населения», — сообщил Тертель, добавив, что отдельные лица «сотрудничают со спецслужбами иностранных государств».

Было заявлено о «десятках килограмм троила», «большом количестве пластита, взрывных устройств, специального оружия, предназначенного для разведывательно-диверсионной деятельности», а также «дистанционных средствах по подрыву различных объектов». В КГБ Белоруссии считают, что это «серьезная профессионально вооруженная группа», участники которой «прошли определенную серьезную подготовку, участвовали в различных мероприятиях на территории стран, где проходили вооруженные конфликты». При этом Тертель не смог назвать конкретные факты и имена задержанных, но однозначно заявил о том, что они связаны с иностранными государствами.

Примечательно в происходящем сегодня то, что нечто подобное уже было в истории Белоруссии совсем недавно. В 2017 году, на пике протестного движения, связанного с принятием в стране так называемого закона о тунеядцах, в СМИ гремело дело «Белого легиона». Тогда все началось с письма некой «фрау А.» на имя президента, в котором гражданка Германии с белорусскими корнями сообщила о готовящихся «провокациях» на 25 марта в Минске. Позже Александр Лукашенко рассказывал, что в стране задержали боевиков, готовивших провокацию с оружием.

«Мы уже несколько десятков задержали (не тех, что в автобусах, анархистов с масками), которые тренировались в лагерях с оружием. Кстати, один из лагерей был в районе Бобруйска и Осиповичей. Остальные лагеря — в Украине. По-моему, в Литве или в Польше (не буду утверждать, но где-то там). Деньги шли через Польшу и Литву к нам. Мы буквально в эти часы задержали пару десятков боевиков, которые готовили провокацию с оружием», — отмечал тогда белорусский лидер.
Члены «Белого легиона». Иллюстрация: inrussia.online

Государственные СМИ буквально ежедневно рассказывали о задержанных в рамках дела экстремистах, по телевидению демонстрировали ролики с обнаруженными схронами оружия, а сами задержанные давали чистосердечные признания, которые так же показывались по центральным телеканалам. Однако позже дело «Белого легиона» внезапно сошло с повестки дня и местные СМИ о нем забыли. В июне того же года КГБ прекратил уголовное преследование фигурантов дела, а расследование о вооруженном формировании передали Следственному комитету (СК). Тогда же всех проходивших по делу постепенно выпустили из СИЗО под подписку о невыезде и неразглашении, а с некоторых и вовсе сняли обвинения. 27 ноября уголовное преследование всех участников дела «Белого легиона» и вовсе было прекращено.

На тот момент это было обосновано тем, что «действия фигурантов формально содержат признаки создания незаконного вооруженного формирования», но они «не были направлены на насильственное изменение конституционного строя и (или) территориальной целостности государства, а также на совершение каких-либо иных противоправных деяний», а потому «не обладают общественной опасностью, присущей преступлению, поскольку не причинили существенный вред охраняемым уголовным законом интересам и общественным отношениям».

Стоит заметить, что, как и четыре года назад, сегодня о террористической угрозе в Белоруссии снова широко заговорили накануне так называемого Дня воли, который оппозиция празднует ежегодно 25 марта. В этот день в 1918 году на оккупированной кайзеровскими войсками территории была провозглашена независимость Белорусской народной республики (БНР), которую местные националисты считают первым настоящим белорусским государством. Примечательно в данном случае то, что в 2018 году власти страны официально разрешили большое празднование «Дня воли» в центре Минска, хотя ни до, ни после подобного не происходило. Тогда торжественные мероприятия с согласия и при непосредственном участии чиновников организовывали те, кто сегодня находится под арестом за попытку государственного переворота или экстремистскую деятельность.

Сегодня в КГБ Белоруссии вновь назвали 25 марта возможной точкой возобновления протестов и раскачивания ситуации в стране. В частности, Тертель сообщил, что спецслужбы знают о трех сценариях оппозиции на «День воли», главной целью которых является дестабилизация ситуации в республике. При этом снова прозвучали слова о том, что «сценарий разрабатывается за рубежом» и оттуда же будут идти средства на проведение протестов. Глава КГБ подчеркнул, что за границей «сложилось несколько политэмигрантских подрывных центров, в которых на содержании иностранных спецслужб находятся так называемые беглецы, а основной поток средств направляется на дестабилизацию ситуации именно в этот период».

Необходимо заметить, что все последние заявления белорусских властей о попытках дестабилизации обстановки в стране, подготовках террористических актов и прочем увязываются сегодня с иностранными государствами. Чаще всего называются Украина, Польша и страны Прибалтики, хотя еще год назад можно было услышать претензии и в сторону восточного соседа. Достаточно вспомнить официальные заявления властей Белоруссии во время задержания претендента на пост президента и экс-главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико, а также вокруг ареста трех десятков россиян, якобы связанных с частной военной компанией (ЧВК) «Вагнер». В обоих случаях в Минске заявляли о неких «кукловодах» из России.

Кроме того, по словам экс-кандидата в президенты Белоруссии Андрея Дмитриева, во время встречи 30 июля с тогда еще госсекретарем Совбеза и министром обороны республики Андреем Равковым тот заявил, что после задержания «вагнеровцев» в стране остаются еще порядка 170 их соратников, а под Псковом и Невелем «формируются еще какие-то группировки». Отмечалось, что задержанные россияне уже дают показания в рамках расследования «подготовки теракта». Позже, как известно, ситуация разрешилась, а появление «вагнеровцев» в Белоруссии неожиданно снова получило украинский след. Более того, в марте текущего года причастность Киева к инциденту косвенно была подтверждена попытками офиса Владимира Зеленского помешать выходу фильма-расследования Bellingcat о спецоперации по захвату участников ЧВК «Вагнера» при помощи британских спецслужб.

В настоящее время сложно говорить о том, действительно ли в Белоруссии резко активизировались террористические группировки. За всю историю республики не было такого количества дел, связанных с экстремизмом и терроризмом. Как считают аналитики, это связано не столько с ростом экстремистской деятельности в стране, сколько со стремлением властей жесткими мерами остановить растущую в республике волну недовольства. Именно поэтому правоохранительные органы Белоруссии в своей борьбе с оппозицией все чаще стали называть любые проявления протестной активности экстремистскими. По информации председателя Следственного комитета республики Ивана Носкевича, с лета 2020 года было возбуждено более 2 400 уголовных дел «экстремистской направленности», что является беспрецедентным за всю историю Белоруссии. При этом в их число включили все — «от нанесения на стены оскорбительных надписей до применения насилия в отношении работников правоохранительных органов».

Расширение террористического списка в Белоруссии привело к тому, что республика оказалась единственной в Европе страной, попавшей в первую десятку государств мира по числу собственных граждан, причастных к терроризму. По этому показателю Белоруссия, где 19 граждан считаются террористами, обогнала даже Нигерию и Ливию, пропустив вперед только Афганистан, Ирак, Северную Корею, Индонезию и Пакистан. Всего в «Актуальный перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности» КГБ Белоруссии уже внесено 743 лица. Конечно, подобные рейтинги крайне условны и не отражают реального положения дел, так как в Белоруссии сложно говорить о терроризме в общепринятом понимании. Однако тот факт, что в стране постепенно нагнетается обстановка, является очевидным. И, к сожалению, конечные бенефициары происходящего все еще остаются неизвестны.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/03/13/pochemu-v-belorussii-zagovorili-o-terroristicheskoy-ugroze
Опубликовано 13 марта 2021 в 10:09
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как у Вас обстоят дела с вакцинацией от коронавируса?
Результаты опросов
ВКонтакте