Меню
  • USD 74.20
  • EUR 88.44
  • BRENT 68.53 -1.68%

Владимир Маски: Хроники Донбасса. Война — это преступление

26 мая 2014 года ВС Украины был нанесён удар по донецкому аэропорту. Кроме здания аэропорта, с самолётов и вертолётов были обстреляны жилые кварталы города. Загорелись дома, один снаряд попал в детский сад, на территории вокзала осколком убило женщину. Было много раненых гражданских лиц. Обстрел прекратился только в 2 часа ночи. В атаке на город была задействована не только авиация, но и тяжёлая артиллерия.

Донецкий аэропорт

Досталось близлежащим к Донецку посёлкам. Снаряды летели со стороны села Тоненькое, где располагалась украинская артиллерия. Периодически украинские танки подъезжали по Красноармейской трассе к окраинам сёл Пески и Нетайлово и били прямой наводкой по домам. Ежедневные обстрелы Донецка продолжались до 6 сентября, потом кратковременное перемирие — и снова обстрелы до февраля 2015 года.

Школа в Песках

2 июня 2014 года украинская авиация нанесла ракетно-бомбовый удар по Луганску. Утюжили «сушками» центр города, другие места (аэропорт, улицы, административные здания, жилые дома), где не было не только военных объектов, но вообще вооружённых людей.

Представьте себе: абсолютно мирный Луганск, до самой границы — НИ ОДНОГО воинского подразделения. В донецком аэропорту сидели вооружённые повстанцы, хотя и это слабое оправдание бомбёжки мирного города. А в Луганске — ни одного вооружённого человека! Люди шли на работу, дети — в школу, кто-то гулял по улице… Да, заваруха, кто-то бегал с триколорами, кто-то там митинговал, заседал, референдумы проводил. Однако простой народ думал, что, как в 2004-м, пошумят-пошумят, потом сядут за стол, договорятся и всё обойдется. Никому даже в голову не могло прийти, что их будут бомбить. И вдруг взрывы, раненые, убитые. Даже увидев этот кошмар, люди не могли поверить, что их страна с ними так поступает…

Улица в Луганске

Бомбардировка мирного города была актом устрашения, который не чем другим, как военным преступлением, назвать нельзя. Факт заснят на плёнку, зафиксирован многочисленными свидетельскими показаниями и отправлен в соответствующие международные инстанции. Его не смогли опровергнуть порошенковские пропагандисты. Сначала они понесли какой-то бред о самостреляющихся «сепаратистах», о самовзрывающихся кондиционерах, потом вообще закрыли тему бомбардировок, ограничиваясь криками «патриотов» в соцсетях о «распятом мальчике».

13 августа 2014 года в городе Зугрэсе по людям, отдыхающим в жаркий летний день на берегу водоема, которые пришли искупаться целыми семьями, авиация Вооруженных сил Украины нанесла удар кассетными бомбами. 13 человек, в том числе 2 детей, погибли на месте, 4 человека погибло в городе, 2 человека скончалось в больнице от полученных ран, в том числе один ребенок, еще 40 получили ранения.

«Ворохи кассетных бомб падали, как подбитые птицы, разворачивая стены хрущевок и современных кондоминиумов… По городу поднялась густая черная пыль; воздух запах деревом, гипсом и кровью…Бомбардировка продолжалась считаные минуты. Иные горожане так переполошились от страха, что разбежались прямо под снаряды, как муравьи на горящем полене, так и не успев понять свою гибель».(С)

Начиная с середины мая 2014 года и до февраля 2015-го ВС Украины непрерывно бомбили и обстреливали мирные города и сёла Донбасса.

Далее будут приведены документальные свидетельства жителей Донецкой и Луганской областей. Это не политика, не пропаганда и не «постправда» в соцсетях, это живая память людей, моих земляков, переживших личную трагедию.

Ольховка. Посёлок начали бомбить и обстреливать 28 июля 2014 года. С того дня ежедневно, как по расписанию, в пять часов утра над станицей пролетал самолёт. Иногда просто пролетал, иногда сбрасывал смертоносный груз… В районе шахты «Объединённая» украинские военные установили «Грады», из которых простреливали территорию. Местные жители переселились в подвалы. «Люди подземелья» в минуты затишья выходили наверх, чтобы проверить состояние жилищ; брали хлеб, воду, какие-то продукты и бежали опять — кто в подвал, кто в убежище. Жить в домах было и страшно, и опасно, стрельба практически не прекращалась. На нервной почве у детей и взрослых начались болячки — у кого-то ноги начали отказывать, кто-то мучился с давлением и сердцем, у детворы началось заикание, энурез.

Старобешево. Жители посёлка надеялись, что их обстреливать не будут, поскольку в нём не было вооружённых ополченцев. Но так случилось, что посёлку досталось едва ли не больше всех в Донецкой области. В воскресное утро 24 августа 2015 года — День независимости Украины — люди занимались повседневными делами. И вдруг разрывы снарядов сотрясли землю, зашатались стены. По улице Почтовой горели дома № 1 и 3. Стёкла окон были выбиты, разрушены балконы, повреждены стоявшие во дворе автомашины.

Следы разрушений были видны на здании музея Паши Ангелиной, детского сада «Сказка». У входа в редакцию районной газеты лежал неразорвавшийся снаряд. Пострадали дома на Черёмушках, на улицах Мичурина, Победа, Советская, Гоголя и других. Не стало связи, света, воды и газа. Погибли от осколков люди: Николай Павлович Сидоренко, Раиса Петровна Лефтерова, молодой рабочий магазина «Олимп»; ранен ребёнок…

Особенно жалко было детей. В детском саду «Сказка» малыши плакали, цепляясь за ноги и одежду родителей, — они боялись оставаться одни в детсаду. «Мама, мамочка, я не хочу войну», — лепетал малыш, не отпуская мамину руку из своих ладошек.

В один из августовских дней в 5.30 к посёлку подошли украинские танки. Один из них начал стрелять прямо по домам на улицах Дзержинского и Горького. Были ранены Екатерина Шевченко и Василий Федорец, осколки его догнали, когда он спускался в подвал.

Ночь с 27 на 28 августа была страшной… С вечера до утра на беззащитный посёлок обрушилось порядка 40 снарядов. Гремели залпы тяжёлых орудий, грохот и треск стоял такой, что хотелось зарыться в землю. 28 августа посёлок обстреляли из «Градов». Два снаряда попали прямо во двор жилого дома. В тот страшный день была убита женщина-беженка, ранены первоклассница Лиза Баваш и учитель-пенсионер Антонина Попова. Также были ранены Григорий Дубина, Исаак и Неонила Гудиновы. Василий Хумуриц получил тяжёлое ранение. Его доставили в больницу г. Докучаевска, где он скончался от большой потери крови. Там же был похоронен, так как из-за обстрелов его не смогли привезти в родное село…

Посёлок обстреливали до января 2015 года. Старенькая 90-летняя женщина, пережившая Великую Отечественную, говорила, что такой войны еще не было, что немцы поступали более гуманно.

Иловайск. Город начали бомбить 7 августа 2014 года. Война застигла людей врасплох. Утром люди вышли на работу. Примерно в девять часов раздался звук самолёта, потом начались взрывы на окраинах. Поступила команда — покинуть рабочие места, искать убежища. Люди побежали, многие сразу же попали под обстрел…Снаряды попадали в дома мирных жителей, у одного крышу попросту снесло. Снесло и фронтон, всё это загорелось. К счастью, подоспели ополченцы, потушили пожар. Потом опять начали бомбить. Люди спустились в подвалы… С интервалом в час-полтора, днём и ночью, до 29 августа, жители города находились под обстрелами. Водовод, естественно, был сразу же разбит. Ни воды, ни света — лето, жара…

В районе городской больницы стояла ёмкость на три тонны. Расстояние до ближайшего источника воды — порядка 700 метров. «Дорога жизни», как в блокадном Ленинграде. За водой ходили не только мужчины, но и женщины, отовсюду, из разных домов пробирались. Это был героический поступок — вот она идёт, а оно свистит, падает рядом… Бывало и так, что люди шли за водой, а обратно не возвращались… Так было не раз и не два. Многие выбирались из подвалов на улицу, чтобы приготовить поесть — назад их уже заносили, без головы… Ползёшь за водой и видишь — то там труп лежит посреди улицы, то там… Когда была возможность, в минуты затишья, трупы заносили в больницу, в морг, хотя и там тоже было всё разбито. Хоронили без гробов и церковных обрядов, потому что было не до похорон. Огонь был постоянным…

Кировское. 17 августа 2014 года в городе начались активные боевые действия. Мощные обстрелы не прекращались ни днём, ни ночью. Это был ужас. Люди прятались в сырых и мрачных подвалах. Только в них в можно было сохранить жизнь. Больно было смотреть, как ютятся в подвалах молодые семьи с маленькими детьми, которые по разным причинам не смогли выехать из города.

Кировские дети в подвале

Ясиноватая. Из г. Ясиноватой вывозили детей на железнодорожный вокзал, чтобы они могли покинуть город. Выезжающие попали под обстрел «Градов». Люди, находившиеся на улице возле вокзала, падали на асфальт, закрывая руками голову. Дети кричали, плакали, была паника. Сидящих в машинах детей взрослые просили открыть рты и заткнуть уши, грохот стоял страшный. Обстрел повторился несколько раз…

Дебальцево. На Крещение 19 января 2015 года был обстрелян центр города, в нескольких местах образовались огромные воронки. 23 января при обстреле пригорода снаряды кучно легли по ул. Розы Люксембург. Тогда от осколков погиб Леонид Цимбал. Наталья Николаевна Липовская, заслуженный учитель, не одно поколение детей научившая читать и писать по-украински, умерла от потери крови, получив осколочные ранения, несовместимые с жизнью. На соседней улице, в последние перед освобождением дни, убили женщину — через окно, когда она вечером села пить чай. Осколком была убита и соседка, вышедшая в магазин за хлебом. Сын остался без матери… 80 процентов жилого фонда Дебальцево было разрушено: дома, постройки, от заборов не осталось даже дров. Украинские танки и БМП выезжали на перекрёсток дорог и стреляли во все стороны, вертя башней.

После завершения боевых действий в Дебальцево жители из соседних Снежного и Тореза повезли гуманитарную помощь жителям города. Взгляду представилось страшное зрелище: разрушенные здания, подбитая техника… Люди выходили из сырых и душных подвалов — измученные, грязные, голодные. Им раздавали хлеб, продукты, тёплые вещи.

Донецк. В январе 2015 года на блокпосту под Волновахой был взорван автобус, в котором погибла выпускница донецкой школы № 115 Настя Работяга. Она только что вышла замуж и ехала в Донецк навестить маму.

Обстрелы Донецка, начавшиеся 26 мая 2014 года, продолжались до февраля 2015-го. Люди месяцами проводили в подвалах, боясь каждого хлопка или громкого звука, считая минуты, когда в промежутке между взрывами можно покинуть дом. Долгие бессонные ночи, проведенные в сыром подвале, постоянные простуды и нервы — как натянутая струна…

9 февраля 2015 года во время обстрела реактивными снарядами загорелся рынок «Сокол» в микрорайоне Текстильщик, снаряды со свистом пролетали над жилыми домами, разрываясь рядом, один попал в легковой автомобиль на Петровском мосту.

Харцызск. 17 августа в 17.00 в городе послышался страшный гул, как при землетрясении. Затем начались взрывы. Люди с криками «Ложись!» бросились в погреба и подвалы. Снаружи — сирены пожарных, скорых. Затем всё стихло. На улице Гастелло были полностью разрушены два дома, ещё два — разрушены наполовину, хорошо хоть все остались живы.

Харцызск после бомбёжки

Снежное. Город начали бомбить с воздуха в начале августа 2014 года. Первые бомбы упали в центре Снежного, пострадали мирные жители. Люди побежали в церковь в надежде, что её не будут бомбить. Навстречу вышел отец Владимир со своей плачущей матушкой. В храме люди плакали, молились… А ещё — ставили свечи и заказывали службы о здравии воинов, потому что у многих родные уже ушли защищать свою землю… Четверо ребятишек от 3 лет до 11 с мамой и бабушкой спрятались в погребе, а дед, седой шахтёр, всегда оставался наверху, чтобы, если завалит, он мог откопать… Некоторые взрослые спали на улице, дабы, услышав рёв самолёта, успеть предупредить всех. Люди знали, что самолёт сделает два круга, а потом начнёт сбрасывать бомбы.

5 августа 2014 года со стороны с. Мариновка пошла колонна украинских танков. Двигались они прямо по полям в направлении Красного Луча и Дебальцева. У села Рассыпного нацгвардия поставила блокпост с бэтээрами. Возле села Зарубного тоже стоял блокпост с танками. С утра 6 августа украинцы начали обстреливать посадки и автомобильные трассы. Было разбито 20 автомобилей с ополченцами и мирными жителями. Среди погибших — российский журналист Андрей Стенин. Он на машине Renault Logan в составе колонны беженцев, которую охраняли ополченцы, ехал по дороге Снежное — Дмитровка. Северо-западнее Дмитровки колонна попала под огонь, который вела, предположительно, 79-я аэромобильная бригада ВСУ. Стреляли из БМП и танка — фугасными снарядами и из танковых пулемётов (ПКТ).

В тот день к одному из подвалов подошла окровавленная женщина. Это была жительница села Дмитровка Мария Золотус. Она шла, опираясь на две палки, и кричала: «Помогите!» Мария рассказала, что в тот день она с мужем на машине ехали из Дмитровки в Снежное, чтобы отвезти деньги детям, которые собирались уезжать из города подальше от войны. Мужа тёти Маши смертельно ранило в живот, он только успел крикнуть жене: «Выпрыгивай!» — и затем сгорел вместе с машиной. Тогда же были убиты супруги Судаковы из Дмитровки, были серьёзно ранены супруги Филюшины, Костя и Лиля, многие другие…

Рассыпное. Поселок Рассыпное города Тореза находится в 12 километрах от села Никишино Шахтёрского района. С лета 2014 по февраль 2015 года там велись ожесточенные бои. От села практически ничего не осталось, каждый двор пострадал, были разрушены целые улицы… Люди лишились всего нажитого. В то тяжёлое время многих никишинцев эвакуировали в Рассыпное. Их привозили на «Уралах» — испуганных, обездоленных людей, которых вытащили из подвалов разрушенных домов. Практически ни у кого не было с собой документов, что уже говорить о запасных вещах! Они просто не успели их собрать, а некоторые, чьи дома уничтожила украинская артиллерия, остались вообще в чём были. Многие были обуты в комнатные тапочки…

Одна женщина всё время шептала: «Спасите нас, люди добрые…», её руки тряслись, а по щекам лились слёзы, которые смешивались с пылью. На одной ноге у неё был тапок, а другой она держала в руке. В тот момент она даже не осознавала, что его нужно обуть. Женщина прижимала к себе мальчика лет 10, укутанного в одеяло. Пожилой мужчина держал в руке сумку и тоже плакал — на его глазах осколками убило жену, а в этой сумке были её вещи.

Новокатериновка. Первый колокол войны ударил 29 июля, когда село обстреляли из «Градов», а зачем стреляли по мирным жителям — никто не понял. В селе ведь не было ополченцев… Потом в село вошли ВСУ и нацбаты. В Новокатериновке военных было, наверное, больше, чем где-либо. В посадках, карьерах, в лесу — везде находились украинские батальоны. Солдаты с оружием ходили всюду. Вечерами полупьяные военные мотались по окрестностям на квадроциклах и бэтээрах. В один из дней украинский танк на большой скорости врезался в дом молодой семьи, чудом спаслись мать и дети, находившиеся в саду.

Непрошенные гости

Осыково. В июле 2014 года ВСУ расположились в селе: расставили блокпосты, расселились на территории мастерских агрофирмы. Выбор Осыкова был не случайным, село находилось в стратегическом положении по отношению к городам Иловайску и Моспино, которые контролировали ополченцы ДНР. Почти два месяца село было плацдармом, с которого вёлся прицельный огонь по Иловайску, Моспино и прилегающим к ним селам. Ежедневно на самую высокую точку выезжало более десятка установок «Град» и «Ураган». Выстреляв свой смертоносный заряд, они быстро отходили на 20−30 км в тыл. Каждое утро батальон «Донбасс» проносился по центральной улице, как на работу, под Иловайск, а вечером — возвращался обратно.

Еленовка. А августе 2014 года на поселок обрушился шквал ужасающего грохота, огня. На каждой улице после обстрелов стояли «понурившиеся» дома — без крыш, с зияющими проёмами окон; дворы, огороды — с неразорвавшимися снарядами тяжёлых орудий; огромные воронки, засыпавшие возле себя всё вокруг гарью и землей. Десять мирных жителей были ранены, убиты — 5 человек, среди них беременная на восьмом месяце молодая женщина… Останки некоторых жертв собирали в огородах, во дворах домов, на дороге. Страшное зрелище!

В поселке от осколка погибла Марина Рахубовская, оставив сиротой несовершеннолетнюю дочь. Умирала она в страшных муках (ранение было очень тяжёлое), спасти её так и не удалось. Еще один житель посёлка, Анатолий Остапенко, провожал своего друга и был убит наповал осколком. Остались жена, сын и тяжелобольная дочь… Ольга Ивановна Гонтарь вышла во двор набрать воды — и прямым попаданием в голову была убита. По улице Садовой старшая дочь, когда стали падать снаряды, прикрыла собой свою маленькую сестру. Мина упала в дом, и девочка была тяжело ранена в спину и ноги. Сестру спасла, но сама осталась на всю жизнь калекой.

В апреле 2015 года рано утром на трассе были обстреляны автомобили, несколько из них сгорели (прямое попадание), погибли люди.

Убит в Еленовке

Широкино. Первый обстрел села случился 4 сентября 2014 года. На улице Степной была первая жертва — Иван Носков, в этот момент ехавший на велосипеде. Тело Ивана собирали по кускам… Хоронили его на следующий день, 5 сентября. Опять шёл обстрел, но жители села, рискуя жизнью, вышли проводить своего земляка в последний путь. Через день количество жертв увеличилось — погиб Сергей Спивакин. Придя с работы, он решил переждать обстрел в подвале, после чего, решив, что наступило затишье, пошёл в летнюю кухню перекусить. В этот момент в его дворе взорвался снаряд, прилетевший с мариупольского направления, со стороны пионерского лагеря… Кроме Носкова и Спивакина, в Широкино были убиты и другие мирные жители:

1.Уськов Сергей (при обстреле);
2. Захаров Игорь (автоматной очередью);
3. Логозинская Надежда (убита снайпером);
4. Полторыбатько Евгений (расстрелян в машине);
5. Погорелов Григорий (убит снайпером возле дома, пролежал семь дней на земле, его хотели подобрать ополченцы и захоронить, но им этого не удалось сделать: один ополченец был убит, другой — ранен);
6. Лысенко Владимир (убит снайпером);
7. Лихацкий Анатолий (был избит и связан, брошен в подвал, его случайно нашли жители и отвезли в больницу, где он умер);
8. Гришко Владимир (убит снайпером).

Макеевка. 3 августа 2014 г. в обеденное время город обстреляли из «Градов». По ул. Фурмана снаряд попал в дом. Через некоторое время по улице Малиновой пошли украинские танки, которые стреляли по домам, постройкам и заборам. Украинцы захватили фильтровальную станцию… Начался настоящий ужас! Солдаты ездили на танках за водкой, а потом «веселились» стрельбами. Обстрелы велись и днём, и ночью. Люди не выходили из подвалов. После очередного обстрела пропало электричество. Света не было 50 дней…

Дальше хуже: была подорвана труба, по которой в город поступала вода. Мотористов-женщин, которые раньше качали воду на насосной станции, отправили домой. Воду подкачивали мастер Гурнак и электрик Шуткин. Она была грязная, жёлтая. Но люди её кипятили… Связи не было, электричества и воды тоже, транспорт не работал, перестали ходить и электрички, уехать было невозможно. Люди выживали кто как мог. 16 августа попали под бомбёжку и погибли трое жительниц города: Зяблова, Афанасьева и Гришко

Горловка. Лето 2014 года, жаркое страшное лето… Конец июля. Идут массированные обстрелы города украинской армией. Разрушены дома: в посёлке Короленко, на улицах Герцена, Рудакова, Гагарина. На Кировском рынке снаряд попал прямо в киоск, погибли люди. Проспект Победы представлял собой арену боевых действий. Огромное количество посеченных деревьев, листвы, обрубленных осколками веток, поваленных снарядами и ударной волной деревьев, везде темные пятна запекшейся крови. В здании, напротив стихийного рынка, возле остановки «Мелодия», где погибли люди, огромная насквозь зияющая дыра на два этажа и все вокруг в битом кирпиче…

27 июля 2014 года осталось в истории ДНР как «кровавое воскресенье». В этот день началась бойня города и горловчан, которую устроила киевская власть. За один день погибло 20 человек, 43 было ранено.

Город обстреливали «Градами» и бомбили с воздуха. Была разрушена часть здания «Донбассэнерго». В районе ЦУМа, возле остановки «Мелодия», где бабушки торговали с бордюра овощами, фруктами, произошла страшная трагедия: люди погибли от осколков реактивного снаряда «Град», сгорели заживо от огненной волны, накрывшей их. Пятеро детей погибло 27 июля.

В тот день погибли Кристина и Кира Жук. Мать и дочь стали символом расстрелянной Горловки и всего растерзанного Донбасса. А фото «Горловской мадонны» облетело весь мир, став фактом геноцида по отношению к мирным гражданам, одним из свидетельств многочисленных преступлений кровавого режима Порошенко и К, развязавшего войну против собственного народа.

«Горловская мадонна«

Меня всегда интересовал вопрос: что творится в голове тех, которые убивают или посылают убивать людей? Нормально ли спит тот лётчик или артиллерист? «Кровавые мальчики» не снятся? Чего было больше в преступный действиях Турчинова и Порошенко — внутренне политического, внешнего или личного? На эти вопросы я попытаюсь ответить в следующей главе «Хроник».

Продолжение следует.

Первая часть статьи: Владимир Маски: Хроники Донбасса. Война — это сон разума

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/01/26/vladimir-maski-hroniki-donbassa-voyna-eto-prestuplenie
Опубликовано 26 января 2021 в 19:40
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте