Меню
  • USD 79.23 +1.78
  • EUR 89.48 +1.69
  • BRENT 86.58 -1.52%

Сенат Франции принял эмоциональное решение по Карабаху — интервью

Ильгар Велизаде.
Иллюстрация: pressunity.org

Насколько резолюция Сената Франции о признании независимости Нагорного Карабаха является началом легитимизации этого региона? Как она будет влиять на статус Карабаха и дальнейший переговорный процесс? Найдёт ли позиция Франции поддержку у американской администрации Джо Байдена? Будет ли Азербайджан добиваться выхода Франции из состава Минской группы ОБСЕ? На эти и другие вопросы EADaily ответил азербайджанский политолог Ильгар Велизаде.

— Как вы оцениваете резолюцию Сената Франции? Как она повлияет на отношения между Францией и Азербайджаном?

— Это эмоциональное решение Сената Франции, и расчёт делался на моральную поддержку Армении в этой ситуации. Возможно, они пытались зафиксировать свою роль в постконфликтном урегулировании. Поскольку Франция не смогла зафиксировать свою роль 10 ноября (после подписания трёхстороннего соглашения России, Азербайджана и Армении по Карабаху. — Ред.), фактически постфактум французские сенаторы этим хотели сказать, что они могут влиять на ситуацию в регионе и после 10 ноября.

Данная постановка ущербна для самой Франции, так как она ухудшает отношения между Баку и Парижем, а также ставит под вопрос нейтральность их позиции в этом вопросе. Их роль в этом регионе будет сокращаться, поскольку Азербайджан — это государство, которое укрепилось в результате последней войны и, таким образом, влияние Франции на Азербайджан уменьшается. А это означает, что уменьшается и влияние на фактического лидера региональной тройки Южного Кавказа. Наличие данной резолюции, несмотря на то, что французское правительство не приняло её, не позволит Франции поменять ситуацию в регионе в постконфликтный период.

Это было эмоциональным решением, потому что потом некоторые сенаторы отозвали свои голоса, видимо разобравшись в ситуации. Это не первое эмоциональное решение верхней палаты французского парламента, то же самое было и в отношении принятия резолюции о геноциде армян.

Нужно чётко понять, что данная резолюция не отвечает обязательствам Франции в рамках международных структур, тех же ЕС и ОБСЕ, потому что они обязались признавать территориальную целостность членов ОБСЕ. Таким образом, теперь можно говорить о том, что данная резолюция не прошла даже юридическую экспертизу. Поэтому в долгосрочной перспективе она не отвечает национальным интересам Франции.

В принципе, об этом и говорилось в заявлении МИД Франции. В данном случае сенаторы противопоставили себя МИД своей страны. Это политико-правовой нонсенс, который имеет большее значение, чем принятие самой резолюции.

— Найдёт ли позиция Франции поддержку у администрации Байдена?

— Дело в том, что тут даже нельзя сказать, что это позиция Франции. Это позиция Сената Франции, а позиция официального Парижа не изменилась, потому что он является участником важнейших международных организаций, которые поддерживают территориальную целостность стран — членов ОБСЕ. Есть нормативно-правовая база, где чётко прописано, что Франция и Азербайджан уважают суверенитет и территориальную целостность друг друга. Эта нормативная база является действующей, и её никто не отменял. Поэтому позиция самой Франции не поменялась.

Что касается Байдена и США, то они пытаются действовать по собственным лекалам и собственным ценностным установкам. Франция в этом деле США не указ, поэтому я не думаю, что Байден обратит внимание на частное решение французского Сената. У США в регионе свои интересы, и они опираются в регионе на энергетические и транспортные проекты, военно-транспортные проекты по выводу из Афганистана американского вооружения. В этих условиях частные инициативы французского Сената не могут оказать никакого влияния на внешнюю политику США. Более того, я думаю, что сейчас США будут укреплять свои отношения с Азербайджаном. Традиционная политика США заключается в том, чтобы усиливать свои отношения с лидерами разных регионов.

— Будет ли Азербайджан добиваться выхода Франции из Минской группы ОБСЕ?

— На уровне парламентов этот вопрос уже поставлен. В условиях, которые сейчас сложились, нейтралитет Франции в политическом урегулировании карабахского конфликта сильно подорван. Любые инициативы Франции будут восприниматься с крайним недоверием. Кроме того, речь идёт об оформлении достигнутой в ноябре трёхсторонней договорённости в качестве уже политического соглашения в рамках Минской группы (МГ) ОБСЕ. Дело в том, что этот документ будет базовым для комплексного урегулирования карабахского конфликта и в этом документе нет упоминаний о статусе Нагорного Карабаха, нет упоминания о возвращении к прошлым подходам, которые имели место в переговорном процессе. Фактически этот документ является базовым для нового миростроительства в регионе.

Решение же французского Сената противоречит духу и букве этого документа. На данном этапе МГ ОБСЕ должна фиксировать те реалии, которые сложились, и заниматься укреплением того мира, который проистекает из этого документа. Решение же французского парламента крайне ущербно и для МГ ОБСЕ в будущем. Если Франция, будучи членом МГ ОБСЕ, будет проталкивать эту резолюцию, то ей там делать нечего. Она должна стимулировать стороны конфликта к решению, которое было принято в ноябре, а эта резолюция абсолютно деструктивна с точки зрения МГ ОБСЕ и не соотносится с логикой участия Парижа в этом процессе. Поэтому либо Франция отменяет эту резолюцию, денонсирует её, либо же должна честно сложить свои полномочия в рамках МГ ОБСЕ.

— Насколько резолюция Сената Франции является началом легитимизации Карабаха? Или она никак не будет влиять на статус Карабаха и переговорный процесс?

— Никакого процесса по легитимизации Карабаха нет и не будет. Ни эта резолюция, ни какие-то другие решения не дадут возможности этому процессу осуществиться. Как только такие попытки будут предприниматься, они будут означать, что эта страна выступает против международного права и никаким посредником в этом конфликте быть не может.

Статус Карабаха не является предметом переговоров на сегодняшний день. Я так понимаю, что и не будет таковым впредь. Если же французская сторона посредством своих эмиссаров, своей пятой колонны в других государствах будет стараться легитимизировать это образование, то тут уже и Армения ставится вне рамок ноябрьского соглашения. Ереван должен принять это обстоятельство. Карабах никогда не будет независимым, эта страница перевёрнута и больше никогда не будет актуальной, тем более когда Азербайджан получает контроль над всеми районами вокруг Карабаха, над значительной частью самого Нагорного Карабаха и в ближайшее время будет осуществлено возвращение азербайджанских беженцев на территории самого Карабаха. Вот какая реальность на сегодня, и французский Сенат поставил себя в глупое положение.

С течением времени Азербайджан укрепит свое присутствие на освобождённых территориях, армянская община Карабаха вынуждена будет взаимодействовать с азербайджанским населением Карабаха и с самим Азербайджаном. Мы все слышали заявления президента России и президента Франции о том, что территории вокруг Карабаха и сам Карабах являются территориями Азербайджана, а потому армяне должны будут получать паспорта Азербайджана и должны принимать тот факт, что они живут в пределах Азербайджана.

Анар Гусейнов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/12/01/senat-francii-prinyal-emocionalnoe-reshenie-po-karabahu-intervyu
Опубликовано 1 декабря 2020 в 18:30
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты