• USD 70.73
  • EUR 79.88
  • BRENT 43.17

Кордайский разлом: власти Казахстана рискуют потерять контроль над страной

Иллюстрация: matritca.kz

На фоне продлённого до 11 мая режима чрезвычайного положения в Казахстане львиная доля информационного потока сосредоточена на проблемах борьбы с распространением коронавируса и преодоления последствий карантинных мероприятий, весьма негативно отразившихся на социально-экономической сфере страны. Однако 29 апреля в этом потоке появились сразу три новости, непосредственно связанные с дунганскими погромами в Кордайском районе Жамбылской области 7—8 февраля текущего года. Эти погромы стали знаковым событием, и их последствия определённо будут оказывать серьёзное влияние на общественно-политическую жизнь в Казахстане.

Во-первых, 29 апреля Коалиция НПО Казахстана против пыток опубликовала обращение к генеральному прокурору Республики Казахстан Г. Д. Нурдаулетову, в котором со ссылкой на местные источники сообщается о том, что правоохранительные органы оказывают жёсткий прессинг на представителей дунганской диаспоры Кордайского района. По поступившей информации, в пострадавших от погромов сёлах проводятся задержания, обыски и допросы в семьях задержанных, судьи выписывают ордера без достаточных оснований, к самим задержанным применяются методы морально-психологического давления и физического воздействия, допросы проводятся в отсутствие адвоката, задержанных принуждают признаваться в преступлениях, которых они не совершали. В частности, как стало известно, следователи ищут подозреваемых в убийстве единственного погибшего в ходе погромов 25-летнего парня-казаха.

Во-вторых, в тот же день в своём телеграм-канале известный казахстанский журналист Гульнара Бажкенова сообщила: «24 апреля Кордайский районный суд вынес приговор отцу и сыну Юнху, тем самым, чей грузовик 5 февраля выезжал на дорогу в селе Сортобе, из-за чего начался конфликт с братьями и отцом Кудашбаевыми из села Каракемер. Статья 293 ч. 2 п.п. 1,2, ст. 107 ч. 2 п. 5 Уголовного Кодекса. Отца Эрсмане Юнху приговорили к 2,5 годам ограничения свободы и шести месяцам исправительных работ. Его сын Марат Юнху получил реальный срок, два с половиной года. Также Юнху должны выплатить Кудашбаевым более трёх миллионов тенге морального ущерба и покрыть все судебные издержки».

На следующий день данная информация была озвучена в СМИ. При этом обращает на себя внимание формулировка, представленная в официальных СМИ: «Суд вынес приговор в отношении отца и сына, которых обвиняли в хулиганстве и нанесении вреда здоровью пожилому человеку в Кордайском районе. Впоследствии это стало причиной беспорядков», т. е. повод упорно называется причиной.

В-третьих, из сообщения пресс-службы Генеральной прокуратуры Казахстана стало известно, что 29 апреля в 8.00 в алматинском СИЗО, в санузле, с порезами в области предплечья левой руки сокамерниками был обнаружен Бекбол Кибаев, арестованный по подозрению в участии в массовых беспорядках в Кордайском районе. Как говорится в сообщении пресс-службы Генеральной прокуратуры, «медработниками изолятора ему оказана первая медицинская помощь, но спасти его не удалось… По факту его смерти специальными прокурорами Алматы проводится досудебное расследование. Все обстоятельства происшествия будут объективно исследованы и доведены до общественности». Последнее замечание явно свидетельствует о резонансном характере кордайского дела, при этом тёмные обстоятельства вокруг него не могут не натолкнуть на мысль — сам ли человек решил покончить с собой или ему помогли?

О некоторых тёмных сторонах этого дела я рассказывал в предыдущем материале, посвящённом информационно-пропагандистской кампании казахских национал-радикалов, развернувшейся на фоне кордайских событий, и вероятной роли крайних националистов в организации погромов. Сейчас же, учитывая последние новости, представляется необходимым более детально рассмотреть вопрос о том, как вело себя государство во время кордайских погромов и после них, и о тех сигналах, которые в этом поведении видят граждане Казахстана.

Итак, в 21.41 7 февраля информационное агентство КазТАГ публикует сообщение пресс-службы департамента полиции Жамбылской области, в котором говорится: «В селе Масанчи Кордайского района Жамбылской области между жителями произошла групповая драка. Силами полиции конфликт локализован, ситуация находится под контролем… Устанавливаются зачинщики и участники конфликта». При этом отмечается: «ДП Жамбылской области просит граждан доверять только официальной информации и не распространять слухи и фейковые сообщения. Предупреждаем, что за распространение недостоверной информации, в том числе через социальные сети и мессенджеры, предусмотрена уголовная ответственность».

В 22.28 КазТАГ публикует сообщение со ссылкой на председателя Ассоциации дунган Казахстана Хусея Даурова, ставшего непосредственным очевидцем погромов. Как говорит Дауров, «вопреки тому, что заявила полиция, ситуация в Масанчи не под контролем, а ухудшается. Прибывшие молодчики подожгли более 10 домов в селе Масанчи, и сейчас началась стрельба — прибывшие молодчики стреляют по людям, избивают, полиция ничего сделать не может. Люди ждут прибытия силовиков, но пока ситуация разворачивается по самому худшему сценарию… Где-то более 10 дворов сейчас горят, пожарных машин тоже не видно…». Во время разговора по мобильной связи с корреспондентом КазТАГ было совершено нападение и на самого Даурова (позднее стало известно, что ему сломали руку).

Вскоре Дауров опять выходит на связь, и в 23.10 КазТАГ публикует новое сообщение. Дауров говорит: «Я тоже избит. Всё село горит. Все дома поджигают — всё село в зареве. Силовиков нет. Прибывшие молодчики избивают, могут быть жертвы. Они поджигают все дома, машины — всё подвергается разгрому». В сообщении также говорится, что корреспонденту КазТАГ удалось дозвониться до дежурной части департамента полиции Жамбылской области. На просьбу прокомментировать информацию о том, что в Масанчи в данный момент происходят погромы, дежурный майор Маликов отвечает: «У нас нет такой информации сейчас».

В 23.33 в Twitter появляется сообщение президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева: «В Кордайском районе Жамбылской области произошла групповая драка из хулиганских побуждений. Этим попытались воспользоваться провокаторы. Полиция нормализовала ситуацию, она взята под контроль. Виновные в нарушении общественного порядка будут привлечены к ответственности», и через десять минут КазТАГ со ссылкой на Twitter Токаева выдаёт сообщение о том, что президент Казахстана заявил о нормализации ситуации.

А в 00.10 8 февраля КазТАГ публикует сообщение со ссылкой на Шакира Хахазова, члена депутатской группы Мажилиса (нижней палаты парламента) от Ассамблеи народа Казахстана, который считает, что ситуация отличается от описанного Хусеем Дауровым. По словам Хахазова, Дауров «много болтает, это лишняя, другая информация, совсем по-другому всё чуть-чуть». На вопрос корреспондента КазТАГ «А как по-другому?» Хахазов отвечает: «Ситуация совсем другая, он лишнее что-то сказал». И далее: «Насчёт Даурова — я с ним переговорил. Я ему конкретно сказал, чтобы не распространял того, что сам не видит». При этом Хахазов говорит с корреспондентом КазТАГ из столицы, а Дауров передаёт информацию непосредственно с места событий. На замечание корреспондента, что Дауров сам избит, Хахазов сбивчиво переводит разговор в другое русло: «Я сейчас только с ним разговаривал. Полчаса, в течение часа я это держу на контроле всё — дело в том, что не так. Есть факты, но это нужно разбираться».

Уже ранним утром 8 февраля, в 04.23, КазТАГ публикует очередное сообщение. Как рассказывает Дауров, «в Масанчи приехал спецназ, ОМОН (имеется в виду СОБР. — С. Г.), там успокоили, а в соседнем селе рядом с Сортобе — Булар Батыр — вот сейчас только эти молодчики прорвали вот это оцепление ОМОНа и начали поджигать ещё одно село. Там стреляют, ружьями стреляют, дробью, стреляют и поджигают дома. Сказали, что вызвали военных, но до сих пор ещё нету. У меня к вам просьба, чтобы быстрей написали, чтобы быстрей прислали военных, чтобы успокоили обстановку… Вот мы боимся, что сейчас они ещё прорвутся ещё в Сортобе».

В отношении обвинений в распространении ложной информации Дауров говорит:

«Я десять раз ему [Хахазову] звонил, просил, чтобы он поднял акима района, поднял Ассамблею [Ассамблею народа Казахстана], чтобы прислали нам помощь. Я-то звоню не для того, чтобы себя прославить или жареные факты… Я прямо находился на мосту с акимом района, с замакимом области, мы не могли остановить вот этих. Вот сейчас там были аким области и начальник УВД. Несмотря на то, что они были там, прорвали вот это оцепление омоновское. Там тоже есть жертвы — две жертвы уже есть и куча раненых. Очень много раненых… Это Хахазов спит себе, там сидит в Астане и успокаивает всех. Мы не хотим каких-то этнических проблем, столкновений и так далее. Мы хотим, чтобы защитили нашу жизнь. Защитили наших людей… Мы просим, чтобы скорей прислали помощь».

Далее КазТАГ сообщает, что после полуночи 8 февраля на редакционную почту пришло письмо с электронного адреса, зарегистрированного на правительственном домене qogam.gov.kz. Автором письма указана Ляззат Суйндик, председатель комитета информации Министерства информации и общественного развития. В письме говорится: «В связи с событиями, произошедшими в селе Масанчи Кордайского района, в некоторых СМИ отмечаются факты распространения недостоверной информации, направленной на разжигание межнациональной розни. Убедительно просим вас воздержаться от публикации материалов, способствующих нагнетанию обстановки и могущих нарушить межэтническое согласие, придерживаться официальной информации, распространяемой уполномоченными органами. Также обращаем ваше внимание на то, что в соответствии со статьей 274 Уголовного кодекса Республики Казахстан за распространение заведомо ложной информации предусмотрена уголовная ответственность». В ответ редакция КазТАГ справедливо указывает на то, что данная «убедительная просьба» противоречит пункту 1 статьи 20 Конституции Казахстана о гарантиях свободы слова и запрете цензуры, а подтверждением достоверности распространяемой агентством информации являются не только свидетельства Хусея Даурова, но и многочисленные фото- и видеоматериалы, полученные редакцией.

Помимо ночного «наезда» со стороны государственного органа с обвинениями в предвзятости, на КазТАГ обрушились и казахские национал-радикалы, которые уже с ночи 8 февраля запустили информационно-пропагандистскую кампанию по фактическому оправданию погромов.

Вечером того же дня в отношении этой начавшейся кампании прямо и жёстко высказался шеф-редактор КазТАГ Амир Касенов:

«Как бывает в таких случаях, настало время охренительных историй в исполнении злорадствующих мразей. В частности, истории начинаются с того, как та или иная мразь якобы выросла бок о бок с дунганами, какие они (дунгане) в целом спокойные, „но вот на самом деле…“. И тут начинаются измышления из разряда размышлений времён Третьего Рейха, разве что форму черепа и цвет кожи не упоминают в аргументации. На самом деле в каждой семье не без урода, взять хотя бы таких вот злорадствующих мразей — ну уроды же, нет? И ещё комменты и посты в духе „Ату их! Ату!“, мол, „так им и надо“, мол, „нечего было так себя вести“ дунганам и так далее и тому подобное. Кому из дунган „так вести“? Допустим, какая-то отдельно взятая группа лиц сделала что-то очень нехорошее (факты драки группы дунган с казахской семьёй на дороге в Сортобе 5 февраля и конфликта группы дунган с полицейскими в Сортобе днём 7 февраля действительно имели место. — С. Г.) — зачем за это преследовать весь народ? В чём провинились те, кого убили этой ночью? Дунгане чей-то хлеб отбирают? Массово житья никому не дают? Да о том, что в нашей стране есть целые посёлки дунган, многие на самом деле узнали лишь вчера ночью или сегодня — чтобы было понимание, насколько вообще мирно и спокойно живут представители этого этноса в Казахстане (при этом надо отметить, что характерный вброс для „накрутки“ этнической казахской аудитории против дунганской диаспоры был сделан на YouTube-канале незарегистрированной Демократической партии Казахстана Жанболата Мамая за три недели до погромов. — С. Г.). Если всё ночное лихо было якобы за справедливость, то где эти искатели справедливости, когда недунгане творят зверства в отношении представителей своего этноса, но избегают ответственности благодаря „крыше“?!»

Что же касается обвинений в предвзятости, то в другом своём посте Амир Касенов обрисовал ситуацию в деталях:

«Провокаторы начали обвинять теперь КазТАГ в том, что мы, освещая ночные события в Кордайском районе, описывали события лишь со слов председателя Ассоциации дунган Казахстана Хусея Даурова, мол „однобоко“ мы освещали. Во-первых — КазТАГ всегда даёт возможность высказать свою позицию всем сторонам. А теперь специально для „обвинителей“ отвечаем: минувшей ночью мы пытались дозвониться до пресс-секретаря МВД Казахстана Айгерим Аманбаевой (сбрасывала и не поднимала трубку), до советника министра внутренних дел Нурдильды Ораза (не поднимал трубку), после ночного заявления президента Касым-Жомарта Токаева о том, что ситуация под контролем, а в итоге выяснилось, что это далеко не так, — до пресс-секретаря президента Берика Уали (не поднимал трубку). Кроме того, мы звонили по круглосуточным номерам дежурных КНБ, МВД, Генеральной прокуратуры — ни один из номеров, которые указаны на сайтах, не отвечал. Единственный номер официального госоргана — дежурный Департамента полиции Жамбылской области, где на сообщение журналиста о том, что в Масанчи началась стрельба, идут поджоги, майор на другом конце провода заявил: „У нас нету такой информации“. Что касается Даурова — то он сам на нас вышел с мольбой о помощи, когда не смог добиться помощи ни от официальных органов, ни от депутатов, ни от кого бы то ни было ещё — и когда аксакал нам сообщил, что их убивают, избивают, поджигают — мы чисто по-человечески не имели права молчать. Кстати, мы дозвонились ночью до члена группы Ассамблеи народа Казахстана в Мажилисе Шакира Хахазова (того самого, который ранее критиковал в Парламенте СМИ за то, что они своими новостями о творящихся в стране безобразиях формируют негативный образ Казахстана). Ответ Хахазова, данный нам ночью, вы знаете — он заявил, что всё „немного не так“, как описывает Дауров, мол, приукрашивает глава Ассоциации дунган, говоря о происходящем. Не могу не отметить письмо от Комитета информации с рекомендацией „придерживаться официальной позиции“. Если бы мы послушно придерживались официальной позиции — то есть просто молчали, то не исключено, что жертв было бы намного больше. На это сегодня обратил внимание и Хусей Дауров, который прямо сказал, что только после наших публикаций силовики зашевелились и вошли в сёла, охваченные насилием и беспорядками. На фото (страус в характерной позе. — С. Г.) — официальная позиция минувшей ночью в нашем понимании».

Можно, конечно, предположить, что в своей официальной позиции государство руководствовалось стремлением притушить страсти и воспрепятствовать дальнейшему накаливанию обстановки. Однако в таком случае придётся признать, что государство не осознаёт невозможность сокрытия подобной информации в век высоких информационных технологий, когда любой человек со смартфоном и выходом в интернет — сам по себе маленькое СМИ.

Можно также допустить, что ночное заявление Токаева было вызвано тем, что главе государства элементарно предоставили неверную информацию с мест из боязни получить по шапке. Эту версию, кстати, озвучивает и Хусей Дауров в интервью изданию «Экспресс-К», опубликованном 21 февраля. На вопрос корреспондента о том, почему так поздно пришла помощь в лице СОБРа и Национальной гвардии, Дауров говорит:

«Это трудно объяснить. Полиция ссылается на большие расстояния. Но рядом — Отар, а в нём воинские части. Почему нельзя было их привлечь? Я думаю, что с самого начала отсюда в Акорду (резиденция президента. — С. Г.) шли успокоительные донесения, преуменьшающие масштабы беспорядков. Одному только нашему депутату-дунганину Хахазову я звонил раз десять, а он мне: „Не паникуй, там же сам аким области находится!“. Я предполагаю, что, боясь прогневить президента, докладчики преподносили ему весьма сглаженную картину».

Наконец, нервно-раздражённое поведение Шакира Хахазова — как яркий пример! — со всей очевидностью говорит о том, что государство в огромной степени озабочено имиджем. Вот только «негативный образ» создают не те СМИ, которые объективно отражают ситуацию, а реальные «творящиеся в стране безобразия». Так что замечание Амира Касенова про «страусиную позицию» вполне справедливо. Кстати, самого Амира с искренней благодарностью вспоминает Хусей Дауров и в своём заявлении от 17 февраля, прямо указав, что Амир как дежурный редактор КазТАГ «ночью в экстренном порядке передавал новости с места событий, подняв тем самым тревогу и ускорив приезд помощи». О роли КазТАГ, равно как и государственных «страусах» Дауров говорит и в указанном выше интервью: «Я звонил и в полицию, и депутатам, и в КНБ. Кричал в трубку, что ситуация выходит из-под контроля. Но единственное место, где на мой звонок отреагировали со всей серьёзностью, — это было агентство КазТАГ. На их ленте сразу появились сообщения о происходящем».

Действенная помощь в итоге всё-таки пришла. И в этом, без сомнения, есть огромная заслуга КазТАГ в целом и лично Амира Касенова. Однако рискну предположить, что определённую роль в этом сыграла и обеспокоенность государства своим собственным имиджем, поскольку творившиеся в Кордайском районе безобразия разрослись до неприличия, и для государства, позиционирующего себя на международной арене как исключительного миротворца, это было уже совсем не комильфо. Задержка же с помощью, как говорит Хусей Дауров, обернулось для казахстанских дунган национальной трагедией. И это другая сторона «страусиной позиции».

Идём дальше. Утром 8 февраля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступает с официальным заявлением, в котором характеризует прошедшие ночью погромы как «стычки и драки между местными жителями» и отмечает, что «ситуацией воспользовались провокаторы». Выразив соболезнования родным и близким погибших и пожелав скорейшего восстановления пострадавшим, глава государства даёт ряд чётких поручений: «Первое. Создать Правительственную комиссию по ликвидации последствий событий в Кордайском районе под председательством заместителя Премьер-министра Сапарбаева Бердибека Машбековича… Второе. Генеральному прокурору необходимо взять на особый контроль расследование событий в Кордайском районе и создать для этого межведомственную следственно-оперативную группу. Виновные должны быть строго наказаны. Третье. Комитет национальной безопасности, Генеральная прокуратура должны провести необходимые следственные мероприятия и привлечь к ответственности лиц, призывающих к межнациональной розни, распространяющих провокационные слухи и дезинформацию».

Спустя сутки в своём «Твиттере» президент Токаев делает заявление: «Кровопролитие произошло по вине провокаторов, при попустительстве сотрудников госорганов, они будут наказаны. Пострадавшие получат государственную поддержку. Мир и согласие — наше достояние, никто не вправе его подрывать!«

12 февраля, выступая на церемонии открытия республиканского фронт-офиса волонтёров BIRGEMIZ, Касым-Жомарт Токаев говорит: «Люди, которые позволяют себе врываться в чужие дома, заниматься мародёрством и при этом выкрикивать псевдопатриотические лозунги, это, конечно, не патриоты. Это люди, которые преступили закон, то есть преступники, криминальные элементы, поэтому они должны отвечать перед всем обществом и перед всем государством по всей строгости закона».

21 февраля в столичной мечети «Хазрет Султан» президент Казахстана проводит встречу с недавно избранным председателем Духовного управления мусульман Казахстана, Верховным муфтием Наурызбаем кажы Таганулы. В ходе встречи глава государства отмечает: «Мы должны консолидировать общество на принципах согласия, единства и сплочённости. В нынешних условиях, когда в мире происходят негативные процессы, нам необходимо поставить заслон на их пути. Необходимо организовать качественную разъяснительную работу, которая будет служить интересам всего народа».

В общем, как мы видим, президент Казахстана говорит нужные слова и даёт необходимые поручения. И здесь возникает вопрос: как они соотносятся с реальностью?

Уже 10 февраля, спустя два дня после погромов, становится известно, что от занимаемых должностей освобождены аким Жамбылской области Аскар Мырзахметов, начальник департамента полиции Жамбылской области Арман Оразалиев, заместитель акима Жамбылской области по социальным вопросам Сулушаш Курманбекова, аким Кордайского района Болатбек Байтоле и начальник отдела полиции Кордайского района Азамат Айхимбеков.

На фоне заявления главы государства о том, что кровопролитие произошло «при попустительстве сотрудников госорганов», радикальная смена административного и полицейского руководства области и района представляется вполне логичным шагом. Однако при этом все эти люди просто выведены в кадровый резерв и в принципе могут вернуться в строй. Кроме того, непонятно, имеем ли мы в данном случае только «серьёзные упущения в работе», или среди этих людей были ещё и непосредственные бенефициары погромов. Вопрос о бенефициарах — это вообще тайна, покрытая непробиваемым официальным мраком. И это неудивительно, если вспомнить слова политолога Данияра Ашимбаева в интервью ИАЦ МГУ о том, что в число бенефициаров входят высокопоставленные чиновники в северной и южной столицах. Возникает ещё один вопрос: кого-нибудь ещё, кроме публично освобождённых от должностей, вообще наказали? Ведь круг попустительствовавших явно намного шире, в том числе и потому, что десятки автомашин с погромщиками, включая три грузовых, из других районов свободно преодолели пропускной режим приграничной территории. Но и на этот вопрос ответа нет.

Идём дальше по практическим действиям. Днём 11 февраля информационный портал Tengrinews.kz сообщает о том, что в Алматы за призывы к беспорядкам и насилию над гражданами, распространяемые через популярные мессенджеры и соцсети, к уголовной ответственности привлечены двое мужчин. Затем Tengrinews.kz публикует информацию о задержании в Акмолинской области одного из авторов аудиосообщений с угрозами, пересылаемых в группах мессенджера WhatsApp. 27 февраля заместитель министра внутренних дел Алексей Калайчиди сообщает о возбуждении уголовных дел по фактам провокаций во время массовых беспорядков в Кордайском районе. «О провокаторах точно могу сказать, что мы восемь уголовных дел возбудили. Более 200 лиц установили. Тех, в чьих действиях был состав административных правонарушений, привлекли к административной ответственности. Тех, в чьих действиях был состав уголовных правонарушений, — к уголовной ответственности. В отношении других лиц проведена профилактическая работа», — говорит Калайчиди и отмечает, что МВД продолжает выявлять провокаторов, которые пытаются исказить ситуацию.

27 марта заместитель генерального прокурора Ерлик Кенебаев делает заявление: «Сегодня в Жамбылской области, Алматы и Шымкенте была проведена спецоперация по задержанию тех, кто активно принимал участие в массовых беспорядках. В результате задержаны 25 лиц, среди них казахи, дунгане, кыргызы. Семеро человек ранее судимы. Расследование дела продолжается». А 14 апреля представитель городского суда Алматы сообщает: «Всем 24 лицам санкционирована мера пресечения в виде содержания под стражей сроком на два месяца — до конца мая. Они подозреваются в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 272 Уголовного кодекса, то есть „Участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, разрушениями, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств“». Можно, конечно, задаться вопросом, куда внезапно потерялся 25-й задержанный, но, по сравнению с ситуацией в целом, данный момент представляется уже откровенной мелочью.

А ситуация в целом выглядит следующим образом.

Начнём с задержаний и арестов. Изначально обозначенное число погромщиков в 200−300 человек однозначно занижено, разные источники позднее озвучивали в среднем цифры в одну-две тысячи человек. Допустим, что верхняя цифра может быть преувеличением. Например, в одном из своих материалов Гульнара Бажкенова говорит: «Как говорят источники в следствии, 7 февраля в дунганские села приехало порядка тысячи человек». Так что будем ориентироваться на эту цифру. Так вот, порядка тысячи человек фактически подпадает под действие части 2 статьи 272 УК Республики Казахстан. Но что мы имеем на практике?

Днём 8 февраля на автодороге между сёлами Масанчи и Каракемер около 200 человек собираются с требованием освободить людей, задержанных в ходе военно-полицейской операции по пресечению беспорядков в Кордайском районе. Давление имеет успех. К вечеру того же дня полиция освобождает задержанных, и собравшиеся расходятся. Данные об освобождённых несколько разнятся. Как сообщили представители акимата Жамбылской области, из изолятора в Кордае вышли 47 человек, в селе Аухатты — 36. По информации же Tengrinews.kz, действующий ещё на тот момент аким области Аскар Мырзахметов сообщил о 47 освобождённых в Кордае и 44 в Аухатты. Но это не суть важно. Главное, понятен порядок цифр. Как заявил Аскар Мырзахметов, «все были отпущены из-за непричастности». Вопрос о том, при каких же обстоятельствах тогда были задержаны эти люди, выносим за риторические скобки.

11 марта, т. е. спустя уже месяц с небольшим после погромов, заместитель генерального прокурора Булат Дембаев сообщает, что на сегодняшний день органы внутренних дел возбудили в общей сложности 120 уголовных дел по событиям в Кордайском районе. При этом, как говорит Дембаев, «задержаний ещё не производили, потому что там материалов много, подозреваемые пока не установлены». Кроме того, как отмечает корреспондент «Информбюро», ни от прокуратуры, ни от МВД информации об общем количестве подозреваемых в участии в массовых беспорядках не поступало.

И тут наконец СМИ публикуют информацию о задержании, а через две с половиной недели — и об аресте 24 подозреваемых (про 25-го «потеряшку» уже молчим). При этом указывается, что среди задержанных — казахи, дунгане, кыргызы. Не будем погружаться в долгие рассуждения о том, каким образом в эту компанию попали дунгане и кыргызы. В принципе можно допустить, что участием в беспорядках отметились некие дунгане и кыргызы из состава трансграничных криминальных сообществ. Однако логичнее выглядит другое предположение. Как сообщила Гульнара Бажкенова в цитировавшемся выше посте от 29 апреля, «ещё один сын Юнху проходит по другому делу, вместе с мужчинами из Сортобе, заблокировавшими ночью дорогу налётчикам — им вменяют бросание камней, etc.», т. е. под раздачу попадают люди, оказавшие активное сопротивление погромщикам. И это в отсутствие своевременной помощи от силовиков! Плюс к этому, учитывая обстоятельства, есть все основания предполагать, что наличие неказахов в числе арестованных указывается специально, во избежание обвинений следствия в предвзятости со стороны казахских национал-радикалов.

А ещё обращает на себя внимание количество арестованных. Судя по словам бывшего акима Жамбылской области, «непричастность» задержанных в ночь на 8 февраля удалось установить буквально за полдня. Вот как только двести человек вышли на стихийный митинг, так правоохранители сразу же бросились «устанавливать» эту самую «непричастность» и уже к вечеру всех отпустили. А тут проходит два с лишним месяца, и на середину апреля — при наличии камер видеонаблюдения на дорогах, по которым можно установить номера автомашин, технической возможности выявления мобильных устройств, «внезапно» побывавших в Кордайском районе в ночь с 7 на 8 февраля, фото- и видеоматериалов с места событий, а ещё учитывая карантинные мероприятия, которые, по логике, должны препятствовать свободному перемещению потенциальных подозреваемых и, соответственно, облегчить задачу силовикам… — арестовано аж целых 24 человека! Из порядка тысячи фактических участников погромов! Причём какое-то количество из числа арестованных — сами дунгане! Всё это, увы, похоже на какой-то показательный фарс.

Ещё интереснее рассмотреть вопрос о провокаторах и подстрекателях. На 27 февраля, согласно официальной информации, было установлено более 200 лиц. Кому-то выписали штрафы, с кем-то поговорили, плюс возбудили аж целых восемь уголовных дел, грозились продолжать отслеживать… При этом в данном случае речь идёт о провокаторах низового уровня — тех, кто непосредственно делал рассылки в мессенджерах и соцсетях с конкретными призывами и указаниями. Но этими людьми проблема не ограничивается. Всё это время, начиная с ночи 8 февраля, в Сети реально бушевали многотысячные волны радикальных националистов.

Вот, например, такое обращение к диаспорам выдал гражданский активист Маргулан Боранбай 8 февраля. Как можно квалифицировать данное обращение на фоне только что прошедших погромов? И это далеко не единственное заявление по теме самого Боранбая и членов его неформального движения. Причём ещё летом прошлого года в отношении Боранбая было возбуждено уголовное дело по статье 174 УК Республики Казахстан «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни», однако это дело заглохло и человек свободно продолжает нести свои идеи в массы. А нюанс в том, что Боранбаю покровительствует Галым Байтук, президент общественного объединения «Казахстанский альянс блогеров». Если посмотреть на трудовую деятельность и государственные награды самого Байтука, то становится очевидным, что это вполне себе системный человек. Кроме того, общественные объединения, которые можно использовать в качестве политического инструмента, без официального одобрения в Казахстане в принципе не возникают. Соответственно, нити поддержки уходят от Байтука выше.

Радикально-националистическую кампанию вели не только неформальные гражданские активисты. Как отмечается в материале издания Central Asian Monitor от 11 февраля, «в авангарде поднятой в социальных сетях волны оказались некоторые из членов НСОД (Национальный совет общественного доверия. — С. Г.), созданного в прошлом году по инициативе президента для налаживания общенационального диалога. Вместо того чтобы попытаться успокоить страсти, призвать к цивилизованному разрешению возникшего конфликта, они стали подбрасывать в огонь новых дровишек». При этом член НСОД Мухтар Тайжан стал по факту главным рупором этой кампании.

Действия этого главного «героя» ёмко описывает телеграм-канал «Всемирное шежiре»: «Как всегда не подкачал выходец из номенклатурной коммунистической семьи, член Национального совета общественного доверия (НСОД) Мухтар Тайжан. Он деятельно зажигал (174 статья УК РК): фотки, видео, призывы, всё, как учил Марат Мухамбетказиевич, который сейчас в Чехии (имеется в виду Марат Тажин, бывший первый заместитель руководителя администрации президента и государственный секретарь Республики Казахстан, в ноябре 2019 года направленный послом в Чешскую Республику. — С. Г.). Один из роликов (видео в этом посте. — С. Г.) — челлендж из Жанаозена, где местный народ объясняет в стилистике Тайжана, что мы их-де приняли, хлеб наш ели, воду пили, а они плюются. И призывы — не судить. Это не на грани, а за гранью фола. Любому общественному активисту за попытки приплести к конфликту на этнической почве Жанаозен выпишут такого леща, что он улетит из НСОД… На упоминания Жанаозена в любом ключе власть реагирует крайне нервно. Но Тайжан играет на этом поле».

Отличился и ряд представителей государственных структур. Самым громким примером стал обнародованный 11 февраля отчёт депутата Мажилиса парламента от правящей партии «Нур Отан» Бахытбека Смагула, который посетил Кордайский район в составе правительственной комиссии. В своём отчёте Смагул указывает: на центральной улице Масанчи дунгане понастроили дома близко к дороге и ставят свои машины так, что казахи не могут нормально проехать; ни один дунганин не выполняет свой воинский долг и не служит в Вооружённых силах Казахстана; дунганской молодёжи следует привыкнуть к нравственности; главный дунганский проповедник не избирается Духовным управлением мусульман Казахстана и читает проповеди на дунганском языке — что он говорит? может, ведёт агитацию против казахов?; дунгане живут слишком компактно и обособленно, они должны знать и уважать государственный язык; дунгане и все остальные этносы должны сплотиться с казахским народом, строящим государство, в противном случае есть риски сепаратизма; дунгане не празднуют государственный праздник Наурыз, отмечают только Оразу и Курбан-айт; дунганские подростки не слушают учителей, говорят учителю, «если хочешь нас учить, приходи в поле и учи», двоих учителей избили; в Сортобинском сельском округе из 24 тысяч населения дунган 23 тысячи, и у них дома есть оружие, почему у казахов оружие изымается, а у дунган нет? есть ли у дунган разрешение на оружие, или они владеют им незаконно?

Разумеется, нет ничего удивительного в том, что данный отчёт — без проверки достоверности указанной информации и обоснованности претензий — сразу же подняли на щит национал-радикалы, включая Мухтара Тайжана. Кстати, упоминавшийся выше депутат Шакир Хахазов ездил вместе со Смагулом и видео его выступления, в котором он ругает дунган за то, что они нехорошо себя ведут, также пошло по Сети. В частности, это видео выложил на своём YouTube-канале радикальный националист Ермек Нарымбай, уже несколько лет проживающий в Киеве.

На этом фоне крайне интересен такой момент. 16 апреля советник президента Ерлан Карин выступает с заявлением в адрес ряда анонимных телеграм-каналов, которые, по его словам, распространяют «откровенную дезинформацию под видом политических инсайдов» и «специализируются на адресных информационных атаках против конкретных структур и персон». По мнению Ерлана Карина, «всё это делается намеренно, чтобы развязать информационную войну, столкнуть элиту, натравить всех друг на друга и тем самым расшатать ситуацию». Он считает, что «провокационные вбросы подобных ресурсов — это не что иное, как организованная информационная диверсия», своего рода информационный вирус, «который порождает панику и хаос», и призывает правоохранительные органы Казахстана внимательно изучить деятельность указанных в заявлении телеграм-каналов и «дать правовую оценку с принятием соответствующих мер в рамках действующего законодательства». При этом Ерлан Карин предупреждает: «Любые попытки посеять раздор и внести раскол будут жёстко пресекаться».

Казалось бы, высказывания Тайжана и Смагула — ярчайшие примеры «провокационных вбросов», «информационных диверсий», а местами — просто «откровенной дезинформации». Так, например, заявление Смагула о том, что дунгане не служат в казахстанской армии, было официально опровергнуто Министерством обороны. Однако озаботившийся проблемой «расшатывания ситуации» советник главы государства никакого возмущения по этому поводу не высказывает. 3 марта в НСОД проходит ранее анонсированная президентом ротация. Так вот Тайжан не только не был исключён из НСОД за явное подстрекательство ещё в феврале, но и остался в его составе после ротации. А ещё в состав НСОД включили Бахытбека Смагула. Так что там с «жёстким пресечением любых попыток посеять раздор и внести раскол»? Всё это может казаться удивительным, но на самом деле — нет. Изначально состав НСОД подбирали Дархан Калетаев, являвшийся на тот момент первым заместителем руководителя администрации президента Республики Казахстан, и сам Ерлан Карин, действующие в русле внутренней политики, определённой Маратом Тажиным. Сейчас, после назначения Калетаева послом на Украину в феврале текущего года, данный вопрос курирует непосредственно Карин.

И что во всей этой ситуации должны думать не разделяющие идей национал-радикализма казахи и представители иных этнических групп?

Уже вечером 8 февраля, когда стал очевидным масштаб последствий прошедших погромов, а Сеть начали захлёстывать волны людоедской пропаганды, шеф-редактор КазТАГ Амир Касенов с горечью написал:

«Казахстан когда-то стал домом для множества народов. Мы, казахи, так этим гордились. Но за минувшие сутки всё изменилось — целый этнос бежит из Казахстана, боится нас, опасается за свои жизни. Когда-то дунгане бежали из Китая, потому что их там преследовали за ислам. Сейчас они бегут из Казахстана. В Кыргызстане дунганским беженцам из Казахстана собирают гуманитарную помощь. А теперь просто два видео (приложены к посту. — С. Г.) про то, какими нас когда-то с благодарностью к казахскому народу запомнили, и сравните нас самих с нашими великодушными предками-казахами сейчас. И ведь совсем немного лет прошло на самом деле… Какой позор… А у нас ещё есть целый «праздник»: «День благодарности казахскому народу». За что нас благодарить-то?«

А 24 февраля блогер и журналист Денис Кривошеев обратился к президенту Казахстана с открытым письмом, которое начинается словами: «Неспокойно. Почти семь миллионов граждан Казахстана, в том числе и я, перестали чувствовать себя в безопасности и уже не так безмятежно спят по ночам. В семьях, где даже мысли не возникали об эмиграции, сейчас активно обсуждают потенциальные страны и города для переезда…» Далее Денис говорит: «События в Масанчи разделили времена, и сегодня массовый исход не кажется уже чем-то невозможным, а беженцы на границе — чем-то далёким. Пришло время для обстоятельного разговора, от которого будет завесить будущее миллионов. Нужно услышать их чаяния и понять их тревоги, найти ответы на вопросы…» Указав на необходимость детального разбора причин произошедшего и привлечения к ответственности всех участников погромов, Денис отмечает: «…не менее важно обратить внимание на последствия данной трагедии. Словно после землетрясения трещина прошла между народами страны. Можно это не замечать, но отрицать уже нельзя. Критическая масса коренного этноса, комментируя происходящее в социальных сетях и электронных СМИ, поддержала погромщиков. Впервые мы разделились на «хозяев земли» — гостеприимных, толерантных, великодушных, и гостей, которые беззастенчиво пользуются этими качествами. Выяснилось, что 6,5 миллиона человек недостаточно уважают казахский народ».

Надо сказать, что ответы на вопросы фактически дала поездка главы государства в Кордайский район 1 марта. Правда, от этих ответов возникают дополнительные вопросы…

Как сообщалось в СМИ, поездка в Кордайский район была приурочена ко Дню благодарности (тому самому, о котором упомянул Амир Касенов), но президент прибыл не для участия в торжественных мероприятиях, а для обсуждения сложившейся ситуации с местными жителями. В ходе встречи с сельчанами в Каракемере президент Токаев среди всего прочего сказал: «События, которые произошли в Кордае, стали потрясением для нашего народа и, без преувеличения, привлекли внимание всего мира. Этот конфликт нанёс огромный ущерб нашему государству и народу. Теперь мы как единая нация должны извлечь урок из этого печального опыта. Прежде всего необходимо сделать всё для того, чтобы не допустить повторения подобных трагедий в будущем». Казалось бы, вот она — позиция государства. Однако, как наглядно показывает практика, слова и реалии — это очень разные вещи.

Поездка главы государства высветила массу характерных и показательных моментов. Первым населённым пунктом, который посетил Токаев, стало казахское село Каракемер. Только после этого президент заехал в дунганское село Сортобе. А в дунганском селе Масанчи, которое больше всего пострадало от погромов, президент вообще не остановился. Грустная ирония есть даже в том, под какими заголовками выходили в СМИ материалы об этой поездке: «Касым-Жомарт Токаев встретился с жителями Кордайского района» и «Токаев встретился с представителями дунганской диаспоры в Кордае». То есть казахи Каракемера — это жители района, а дунгане — это кто? Неместные, пришлые, чужие? Кстати, именно в ходе этой поездки глава государства официально объяснил произошедшие беспорядки конфликтом двух криминальных группировок.

На встрече с дунганами в Сортобе президент сказал: «Произошедшие трагические события должны остаться позади. Впереди нас ожидает совместная жизнь, совместное созидание. Мы должны извлечь уроки. Никогда раньше такого не было. Это упущение, в том числе и властных структур. Поэтому практически в тот же день я сменил всё руководство области, в том числе руководство правоохранительных органов». Далее глава государства подчеркнул, что правительственная комиссия будет работать над вопросами ликвидации последствий беспорядков. Затем президент призвал дунганскую диаспору воспитывать молодёжь с уважением к культуре каждого народа, уважать казахский язык и государственные символы Казахстана и отметил, что у дунганской молодёжи есть хорошие перспективы работать по всему Казахстану, а не только в нескольких селах одного Кордайского района. Токаев подчеркнул, что новому руководству правоохранительных органов области и района поставлены задачи по обеспечению безопасности жителей пострадавших сёл, но при этом призвал собравшихся сделать всё, чтобы трагедия никогда не повторилась. А выступивший на встрече почётный гражданин Кордайского района Шисыр Динласон выразил благодарность казахскому народу, который в своё время приютил дунган, а затем заявил — внимание! — что местные дунгане с большим сожалением отнеслись к произошедшим событиям и приносят свои извинения.

По сути, ситуация выглядела практически так, как описала её Гульнара Бажкенова в своей колонке от 3 марта в издании Esquire.kz:

«Как победивший в маленькой войне полководец он взирал на побеждённый народ. Самые почётные граждане павшего вражеского селения стояли перед ним (хорошо, не на коленях), виновато склонив головы, почтительно слушали, благодарили и просили прощения. А победитель менторски выговаривал, что надо делать, чтобы к ним проявили милость и снисхождение, — надо учить государственный язык и расселяться. Ни слов соболезнования, ни тем более извинений не нашёл президент страны для жителей села, в котором более ста детей в одну ночь потеряли отцов или остались без крова. Встреча в соседнем селе Каракемер за пару часов до того прошла не в пример в более тёплой обстановке, за столом и неторопливым разговором по душам».

Как отмечает Гульнара, события в Кордайском районе подаются в трактовке, что «погромов не было, были бандиты, причём с обеих сторон», и в этом случае «Токаев проявляет последовательность курсу Назарбаева, который все конфликты на национальной почве объяснял криминалом, так ему докладывали и это удобно». Кордайские события «официально назвали разборкой двух банд, но тут же официально обвинили дунган в незнании казахского языка и фактически рекомендовали расселяться». Как справедливо замечает Гульнара, для дунган, «которых в Казахстане, да и во всём мире, слишком мало — капля в море», последствия такого расселения могут быть плачевными: «Расселять их в командно-административном порядке, значит, насильственно лишить национальной идентичности». И вот ещё констатация крайне неприятных для государства и общества реалий: «Верить в то, что все дунгане — бандиты, гораздо приятнее, чем признать, что казахский этнический национализм идёт протоптанной дорогой печально известных предшественников. Из жертв на наших глазах сделали виноватых и заставили извиняться. Говорить людям, пережившим погромы своих домов, что надо учить казахский, — значит, связать эти факты и оправдать одним другое». Что ж, национал-радикалы могут хлопать в ладоши — государство очень хорошо их услышало и по факту спело с ними в унисон…

В интервью изданию Central Asian Monitor, опубликованном 9 марта, комментируя рекомендации по переселению, историк-этнолог Нуртай Мустафаев говорит:

«Налицо явное стремление властей к повсеместному доминированию казахов в составе населения, попытки так или иначе ликвидировать районы компактного проживания неказахских этносов в стране. Моноэтничное государство — именно такой портрет будущего Казахстана наиболее привлекателен для приверженцев этноцентризма. Данный проект, вероятно, разработан и предложен к реализации соответствующими аналитическими службами». И далее: «…странный, механистический подход (взять и переместить, рассредоточить представителей той или иной этнической группы) не может не вызывать вопросов. Ведь вместо того, чтобы решать корневую проблему — не допускать дискриминации граждан по этническому признаку, признать наличие традиционных этно-экономических ниш, пресекать оскорбительные высказывания в соцсетях, которые ими изобилуют, содействовать нормальному взаимодействию всех этнических групп Казахстана — власть искусственно создает новую. У граждан РК неказахского происхождения подобные призывы, которые могут воплотиться во вполне реальные госпрограммы, способны вызывать лишь неприятие и фобии. Как следствие, это может привести к снижению уровня поддержки власти неказахским и отчасти казахским населением».

Нуртай Мустафаев отмечает:

«Русскоязычные граждане Казахстана, а это не только русские, но и украинцы, узбеки, уйгуры и представители еще свыше 100 этносов плюс немалая часть казахов, были потрясены погромами и испытали шок. Их напугали не только сами погромы, но и позиция властей, которые трактуют случившееся крайне обтекаемо, нейтрально — «стычки», «драки», затем — «события». Из формулировок представителей госорганов непонятно даже, какая сторона пострадала. Во время встреч с дунганской общиной они заявляют: «Мы должны извлечь уроки». То есть, как казахи, так и дунгане. Тем самым декларируется принцип равной вины. А в чём же вина дунган? Оказывается, в том, что они недостаточно «уважают казахский язык и государственные символы Казахстана». А кто сжигал дома, машины, кто повинен в гибели 11 человек?«

И ещё пара штрихов. Как сообщалось в СМИ, по окончании встречи в Каракемере президент осмотрел местный спортивный комплекс, ознакомился с тренировочным процессом и подарил юным спортсменам мячи и боксерские перчатки. Дунганским ребятишкам в Сортобе президент не подарил ничего. А ещё — спустя месяц с лишним после погромов! — выяснилось, что пострадавшие дунгане так и не получили обещанных государством компенсаций и были вынуждены начать восстанавливать разрушенное хозяйство своими средствами — красноречивый репортаж на тему вышел 12 марта на сайте «Радио Азаттык».

В своём интервью Нуртай Мустафаев говорит:

«…многим в Казахстане не хочется признавать, что в нашем обществе есть и даже усиливаются ксенофобские настроения, существует неприятие других граждан по этническому признаку. Между тем, именно это мы наблюдали в те дни. Все последние полтора десятилетия в СМИ, соцсетях и в обществе в целом велась пропитанная национализмом „идейная накачка“ населения, а власть пошла на поводу у национал-патриотов. И, как закономерный итог, сегодня значительная часть наших граждан неприязненно, даже враждебно, что подтвердила и реакция на недавние погромы, настроена к представителям иных национальностей (этнических групп). Следовательно, ситуация гораздо серьёзнее: речь идёт о взглядах, установках многих людей. Таковы реалии, которые наши власти упорно не хотят признавать. По сути, случившееся — это проявление нацизма».

К сожалению, эти слова — не преувеличение, а констатация факта. Однако один момент требует уточнения. Формально властям действительно неудобно признавать сложившиеся реалии, но фактически — за дымовой завесой всяких правильных слов — они действуют в русле именно этих самых реалий. В цитировавшейся выше колонке Гульнара Бажкенова говорит:

«Погромы на Кордае действительно были хорошо организованы и координированы, я пришла к такому выводу после поездок на место событий и многочисленных интервью с участниками, очевидцами и пострадавшими. Но всё же тот, кто стоял за кулисами и тянул за ниточки, опирался на живой горючий материал — этнический национализм и шовинизм». При этом президент Казахстана фактически «публично делает ставку на крайний национализм. Тот самый, что в ответ на свидетельства этнических убийств говорит, что жертвы не знали государственного языка и не служили в армии. Выбор Токаева можно считать доказательством первых ростков демократии. Демократии, которую мы заслужили: уродливой, коррумпированной и популистской. Президент считается с большинством, поддержка которого для него важна, и откровенно игнорирует меньшинство».

Как отмечает Гульнара Бажкенова, в Доме культуры села Сортобе президент Токаев фактически говорил не с дунганами — «…он обращался к казахским нацпатам“ (т. н. национал-патриотам. — С. Г.). Что там поймут про него дунгане после такого разговора — дело десятое, важно понравиться самой активной части своих граждан. Не факт, что это самая многочисленная и лучшая часть, но именно на неё будут опираться политики завтра, если дойдёт дело до борьбы за власть. Разговор президента с дунганами — это и есть реальная национальная политика в Казахстане на данный момент. Её так долго имитировали и подменяли суррогатом Ассамблеи народов, что она приняла маскировочный коричневый окрас».

Таковы посылаемые государством сигналы, как бы ни печально это было констатировать. Как говорит Нуртай Мустафаев:

«Вероятно, чемоданные настроения теперь ещё больше усилятся: кордайские погромы отнюдь не способствуют уверенности в завтрашнем дне. А после того, как власти озвучили свои оценки случившегося, многие, возможно, расстались с последними иллюзиями относительно межнационального согласия в стране… Чего хотят люди? Того, чтобы такое не повторилось больше никогда. Ясных и однозначных оценок со стороны власти. Но пока не видно, чтобы она собиралась менять свою политику в сфере межэтнических отношений. Между тем, для граждан жизненно важно, чтобы равенство прав всех граждан Республики Казахстан, вне зависимости от их национальной (этнической) принадлежности не просто декларировалось, но и соблюдалось на практике».

Вот именно что «пока не видно»… Зато отчётливо видно совсем другое, неиллюзорное. Казахстанское общество оказалось расколото кордайским разломом. Расколото на тех, кто позиционирует себя «защитниками национальной чести», и других, кого эти «защитники» клеймят «манкуртами» и «пятой колонной». А над этим разломом в очень неудобной позе зависло государство, которое, по всей очевидности, крепко переживает как за свой имидж, так и за перспективу нарастания практической активности национал-радикалов, чреватой уже не только имиджевыми потерями, но и серьёзными потрясениями для самого государства.

«Защитники», разумеется, тоже слышат посылаемые сигналы. Гульнара Бажкенова констатирует: «Казахский этнический национализм переживает самоупоение от сознания исторической правоты и победы. Его все откровенно побаиваются, от политиков и бизнесменов до журналистов и блогеров». Никакие суровые предупреждения «защитников» не пугают, и они свободно продолжают нагнетать националистический психоз по всем направлениям. Вот, например, заявление неформального движения Маргулана Боранбая от 20 апреля прямого антиуйгурского характера. Суть заявления сводится к тому, что ни один населённый пункт или район не должен называться в честь какой-либо национальности, все названия должны быть только казахские, потому что «сегодня у них есть район, а завтра они потребуют автономии». Разумеется, данный призыв «защитники» подкрепляют словами о своём стремлении сохранить мир в стране и предотвратить опасность дестабилизации. Святые люди…

И на этом фоне возвращаемся к обращению Коалиции НПО Казахстана против пыток относительно прессинга жителей пострадавших дунганских сёл. Как говорит телеграм-канал «Уйгурский Общинникъ», «это очень тревожная информация для нашей общины в Казахстане, если это так на самом деле и информация подтвердится, это говорит о рисках обкатывания механизма силового пресса на этнические меньшинства со стороны властей в сотрудничестве с местными националистами. Дунгане стали первыми, кто будет следующим?».

Как говорит Гульнара Бажкенова, «опереться на самую боевитую и духовитую силу, которая рада поверить самой бессовестной лжи и пойти на что угодно, если ей предложат образ врага, политикам всегда соблазнительно. Выступление президента (во время поездки в Кордайский район. — С. Г.) говорит о том, что за этот взрывоопасный электорат идёт борьба… Но, ублажая эту силу, власти рискуют потерять контроль». А в случае утраты контроля у страны есть все шансы рухнуть с головой в этот самый кордайский разлом…

Святослав Голиков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/05/02/kordayskiy-razlom-vlasti-kazahstana-riskuyut-poteryat-kontrol-nad-stranoy
Опубликовано 2 мая 2020 в 16:44
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости

11.07.2020

Загрузить ещё
Одноклассники
ТОП-10
  • Сутки
  • Неделя
  • Месяц
  1. В ожидании деноминации? Бизнес и граждане обнуляют банковские счета 13481
  2. Египетская армия готовится вытолкнуть Турцию из Ливии: в шаге от вторжения 12615
  3. В ВОЗ считают, что «загадочная казахская пневмония» — это все же Covid-19 12132
  4. В Белоруссии обнародовали официальный рейтинг Лукашенко 11833
  5. Дело Сафронова: «Рафик не уиноват», они победят 11670
  6. На закрытом пляже в Египте в море утонули 11 человек 11234
  7. Сладков: Грузия потеряла любовь России, а Донбасс спасет наша военная база 10047
  8. В Италии вынуждены продлить режим чрезвычайного положения 7921
  9. «Газпром» сохранил только выгодные госбюджету поставки газа в Турцию 6414
  10. Потерпевшие по делу Ефремова запросили компенсацию в 40 млн рублей — СМИ 5001
  1. В Прибалтике жалуются, что Россия не помогла во время энергетического сбоя 182262
  2. К зарплате бюджетников предъявят новые требования 120461
  3. Турция «зализывает рану» в Ливии: за «Панцири» отомстили на «Ястребах» 84848
  4. Только на год: «Газпром» отказался бронировать польский транзит на 15 лет 67439
  5. В Австрии убит блогер — «ичкериец», оскорблявший мать Рамзана Кадырова 52568
  6. Сладков: Грузия потеряла любовь России, а Донбасс спасет наша военная база 51763
  7. Лишенный сана священник Сергий призвал россиян к гражданской войне 49977
  8. «Северный поток» показал Польше свою силу 42180
  9. Для Олега Тинькова построили яхту-ледокол за 100 млн евро 35963
  10. Латвийский депутат-неонацист представил карту раздела России 35652
  1. Сразу два корабля взяли под охрану суда «Северного потока — 2» у Ла-Манша 247339
  2. Доставивший для Белоруссии нефть США танкер ушел обратно с сырьем из России 218929
  3. В Прибалтике жалуются, что Россия не помогла во время энергетического сбоя 182262
  4. Вейдемане: Долго ли ещё потомки русских оккупантов будут изображать лохов? 133183
  5. Польша назвала «недоразумением» захват чешской территории 130933
  6. К зарплате бюджетников предъявят новые требования 120461
  7. Профессор Кембриджского университета: «Жизни белых не имеют значения» 105841
  8. Президент Киргизии прилетел в Москву, но не пошел на парад 96922
  9. Три штата США находятся на грани эпидемиологической катастрофы — эксперт 86643
  10. Турция «зализывает рану» в Ливии: за «Панцири» отомстили на «Ястребах» 84848