Меню
  • USD 74.20
  • EUR 88.44
  • BRENT 69.36 -0.46%

Демографическое крушение «свободного мира»: Израиль в фокусе

Гай Бехор. Иллюстрация: СМИ Израиля

Газета «Еврейский Мир» опубликовала продолжение аналитической статьи политолога и востоковеда Гая Бехора в переводе Александра Непомнящего под заголовком «Carpe Diem: о гедонизме и об угасании Запада». (Начало статьи здесь).

6. А что там у наших соседей-арабов? В целом рождаемость у них продолжает снижаться, за исключением Египта, вероятно, из-за того, что он пережил в последние годы.

Возьмем, например, Ливан. Рождаемость снизилась там с 2,08 в 2000 году до 1,77 в 2011 году. Теперь же она и вовсе составляет 1,72 ребенка на женщину. Речь идет о сокращении по всем общинам этой страны и, безусловно, у арабов христиан (у которых в Израиле показатель рождаемости тоже уже стал отрицательным — меньше 2,1).

В Иордании рождаемость рухнула с 5,6 ребенка на одну мать в 1990 году до нынешних 2,7. А вот в Египте наблюдается рост. Многие там не верят, что государство сумеет позаботиться о них в старости, а значит, им нужны дети в качестве своего рода страхового полиса.

Жена президента Мубарака, Сюзанна, в свое время пропагандировала контроль над рождаемостью, поощряя контрацептивы. Действительно, в 2000 году среднее количество детей на одну мать в Египте составляло 3,15, в 2008 году оно сократилось аж до 2,72, затем немного выросло — до 3,01. Но тут наступила арабская весна, крушение египетского государства, и рождаемость вновь подскочила до 3,47 — как акт стремления к самозащите. Пока у власти были Мухаммед Мурси и его «Братья-мусульмане» (между 2012 и 2013 годами), они изо всех сил поощряли рождаемость, которую Сиси теперь опять пытается сдержать.

А что происходит у арабов в Иудее и Самарии? Мы однажды уже писали об этом подробно. Здесь речь идет о политическом вопросе, ведь некогда именно так, демографически, и собирались уничтожить Израиль. Теперь и там тоже происходит коллапс рождаемости, но те самые манипуляторы, которые в прошлом запугивали нас арабской рождаемостью, нынче пытаются утаить от нас эти цифры.

В 2000 году рождаемость арабов в Иудее и Самарии составляла 5,02 ребенка на одну мать. С тех пор, однако, показатель этот непрерывно сокращается: в 2007 он уже составлял только 4,17, а в 2014 году и вовсе 2,83. Эти данные ужаснули многих демографов, ведь такая рождаемость уже намного ниже, чем у еврейской матери в Израиле вообще, а в Иудее и Самарии тем более.

Видимо, поэтому американское демографическое агентство (в период Обамы) удивительным образом сумело насчитать у палестинских арабов в Иудее и Самарии рост коэффициента рождаемости до 3,33. Правда, затем, этот показатель вновь стал снижаться, дойдя до 3,27 в 2017 году. И, надо полагать, скоро опустится до уровня 2014 года, а то обвалится и еще ниже.

Снижение рождаемости происходит и в Саудовской Аравии, как, впрочем, и в большинстве арабских стран. В 2000 году на одну мать приходилось 6,3 детей, сегодня — 2,09 — иными словами, стала отрицательной. Мусульманский Ближний Восток превратился в едва ли не самый пессимистичный регион мира. Нынешнее поколение бежит из него физически, а следующее просто не рождается.

7. Самая тревожная, на мой взгляд, ситуация складывается в Восточной Европе, где страны, отказавшиеся от приема иммигрантов, могут и вовсе исчезнуть. В Румынии на одну мать приходится 1,39 ребенка, столько же в Польше. В Венгрии, Чехии и Словакии положение ненамного лучше: 1,4 — 1,5 ребенка на мать. Понятно, что это крайне отрицательные показатели. Болгария с коэффициентом рождаемости 1,4 просто оказалась под угрозой исчезновения. В 1989 году там проживало 9 миллионов человек, теперь же всего 7 миллионов. Предполагается, что к 2050 году население Болгарии сократится до 5 миллионов человек. Вдобавок к очень низкой рождаемости здесь играет роль еще и эмиграция в другие страны Евросоюза, прежде всего в Германию, а также в Великобританию. Постепенно все эти страны превращаются в этакие огромные дома престарелых.

Латвия, Литва, Эстония, Хорватия, Сербия, Черногория, Словения — во всех этих странах рождаемость колеблется в пределах 1,3 — 1,5 детей на мать. Все они тоже балансируют на грани исчезновения. Разве что им удастся объединиться, чтобы совместно выкарабкаться из демографической ямы. Выходит, в идее единых Чехословакии и Югославии все-таки что-то было?

8. Трагична ситуация в Японии. Хотя, по крайней мере, уровень рождаемости в этой консервативной стране остается неизменным: в 2000 году он составлял 1,41 ребенка на мать, таким же остался и к 2017 году.

В то же время, поскольку в отличие от Германии, Япония, не принимает потоки беженцев, ее население сокращается на 400 тысяч каждый год. Сегодня в Японии проживает 125 миллионов человек. При этом за весь 2017 год там родилась 941 тысяча младенцев — всего лишь в 5 раз больше, чем в Израиле, хотя их в 14 раз больше, чем нас.

Очень многие в сегодняшней Японии вообще не хотят жениться или заводить детей. В период между 1980 и 2010 годами количество тех, кто не женился ни разу, составляло около 5-й части населения. Теперь оно достигло трети. Молодые люди, достигшие тридцатилетнего возраста, продолжают жить со своими родителями. Их называют там «холостыми паразитами».

Япония стремительно превращается в огромный дом престарелых, что неизбежно влечет за собой серьезные проблемы, возможно, проблемы экзистенциальные. Правительство Японии буквально умоляет молодые пары рожать детей, но даже финансовые соблазны не слишком помогают.

Японии только и остается, что утешать себя тем, что ей лучше, чем Южной Корее, с ее 1,2 ребенка на мать.

9. Израиль с его 3,16 ребенка на мать, единственный обладатель подобной рождаемости среди развитых стран, ярко выделается на фоне остальных государств ОЭСР. И показатель этот у нас продолжает хоть понемногу, но расти.

В прошлом мы писали подробнее об этом демографическом еврейском и сионистском чуде.

Заметим, рождаемость у мусульман и друзов в нашей стране обрушилась, а у арабов-христиан и вовсе стала отрицательной. Медленно сокращается и рождаемость в ультраортодоксальном секторе еврейского населения. Иными словами — рост демографических показателей происходит за счет светского и религиозно-сионистского населения.

В 2017 году, впервые с момента образования государства, еврейская рождаемость превысила арабскую. Количество детей, приходящихся на еврейскую мать, составило 3,16, а на арабскую 3,11 и разрыв продолжает увеличиваться.

Чем объясняется это израильское чудо? В Израиле бездетная пара воспринимается с откровенным сочувствием, а трое детей в семье считаются едва ли не насущной необходимостью. Многие молодые пары и вовсе стремятся к четырем детям. Более того, в Израиле мы наблюдаем стремление даже у однополых пар завести детей (например, через суррогатное материнство). Все это наглядно иллюстрирует, насколько важным и насущным фактором являются дети в нашей стране. Дети, по сути, определяют статус своих родителей, в том числе и в их собственных глазах.

При этом рождаемость среди репатриантов из Советского Союза выросла в Израиле с одного ребенка до трех детей, а у жителей еврейских поселений в Иудее и Самарии, наращивающих свою мощь изнутри, этот показатель уже перевалил за 5 детей на мать.

Все это вместе означает, что уже к 2019 году в Израиле будет 9 миллионов жителей, а к 2024 году их число станет двузначным, превращая Израиль по количеству населения в среднюю, уже не маленькую страну. Своего рода державу. Одним словом, по сравнению со всем тем, что уже было описано выше, наше положение просто замечательно.

Евреи бегут с Запада от наплыва иммигрантов. В том числе и в Израиль. И это, в свою очередь, тоже способствует нашему демографическому буму. Недаром мэйнстримные израильские СМИ, все как один прогрессивные, разразились истошным ревом против рождения детей. И это после десятилетий запугиваний, из политических, разумеется, соображений, мол, еврейских детей рождается слишком мало. Теперь они, опять же из политических соображений, пугают нас тем, что детей, стало слишком много: мол, тесно тут становится, вредно для окружающей среды, усугубляется глобальное потепление и вообще мешает карьере и счастью.

Короче говоря, это опять он — старый и не добрый гедонизм. Но мы, в Израиле, антигедонисты. Хотя сказать, что мы так уж сильно страдаем, тоже нельзя. Мы просто готовы жертвовать частью своего настоящего ради будущего. В то время как на Западе теперь принято жертвовать будущим ради настоящего. Эх, неслучайно гедонизм пришел именно из греческой культуры, той самой, которой так всегда сопротивлялась культура еврейская.

Вот еврейские дети, приезжающие в Израиль: около 30 тысяч репатриантов в год. Старение и исламизация Запада стали источником и залогом нашей силы и нашей молодости. Иммиграция на Запад ослабляет национальные государства, но укрепляет нас.

«Твоя смерть — это моя жизнь» (Mors tua, vita mea).

Послушайте, что говорят молодые репатрианты, прибывшие в страну в этом году — они приезжают сюда, чтобы найти себе еврейского спутника или спутницу для создания семьи, чтобы реализовать себя. В то время как на Западе ширится представление о том, что дети — помеха для самореализации, у нас именно дети и становятся ее неотъемлемой частью. Дети — это источник радости и счастья.

10. Какие же уроки мы можем извлечь из этого обзора трагического крушения Запада? Прежде всего, о пагубности равнодушия и безответственности. Вот что происходит, когда каждый обеспокоен лишь собственными удовольствиями и самореализацией, отказываясь брать на себя национальную и экономическую ответственность. Нет детей — нет проблем! И будущее вовсе не кажется угрожающим.

Лидеры Европы стали воплощением эгоизма и гедонизма. Многие из них не имеют детей: канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макарон, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, премьер-министр Нидерландов Марк Рота, премьер-министр Швеции Стефан Левен, премьер-министр Люксембурга Ксавье Беттель, и еще многие, многие другие.

И поскольку детей у них нет, видение с точки зрения будущих поколений тоже не особенно их заботит. А потому они, по определению немецкого философа Рюдигера Сафранского, действуют так, будто бы стали концом цепочки. «Прогрессивность» с их точки зрения дошла до конечной станции, а значит, не стоит и напрягаться. Осталось лишь просто погрузиться в радости жизни, ведь если следующей станции так или иначе нет, к чему волноваться?

Есть лишь я один, и после меня нет ничего. А значит, не стоит утруждаться, не стоит гнать волну и беспокоиться.

О гедонизме III: ешь и пей, ведь завтра ты умрешь.

…Сколько беспокойства и тревоги добавляется к и без того тяжкому бремени, которое ты на себя взвалил! Поэтому не завидуй, когда видишь не в первый раз надетую белую тогу с пурпурной каймой, когда слышишь имя, знаменитое на форуме: эти вещи добываются ценой собственной жизни. Люди готовы убить все свои годы на то, чтобы один-единственный назывался их именем. Иные не успевают добраться до вершин, к которым зовет их честолюбие: жизнь покидает их, когда они только начали в жестокой борьбе пробиваться наверх. Иные, продравшись сквозь тысячи бесчестных подлостей, все же вырываются к вершинам чести и славы, и тут только их осеняет горестная мысль о том, что все тяготы перенесены ими лишь ради надгробной надписи (Сенека, «О скоротечности жизни», главы XVIII-XX).

Недаром писал об этом и другой римский автор — поэт Горацио в «Оде к Левконое»: «carpe diem, quam minimum credula postero», то есть «лови момент и как можно меньше верь завтрашнему дню».

Вот только на самом деле все наоборот: не завтрашний день лишает тебя твоей безмятежности, а безмятежность лишает тебя твоего завтрашнего дня. (gplanet.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2019/02/08/demograficheskoe-krushenie-svobodnogo-mira-izrail-v-fokuse
Опубликовано 8 февраля 2019 в 11:58
Израиль
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости

06.03.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты