• USD 66.28 -0.09
  • EUR 75.29 -0.30
  • BRENT 62.58 +2.24%

Армянская «шахматная доска» после выборов: Пашинян вне конкуренции

Никол Пашинян.

Фото: tass.ru

В Армении завершились первые в истории страны внеочередные выборы в парламент. Вместе с тем это были первые общенациональные выборы после произошедшей в республике весной 2018 года «бархатной революции». В них приняли участие 48,63% избирателей. Для сравнения, на парламентских выборах 2017 года явка избирателей составила 60,93%.

«Революционные» события в апреле не привели к росту активности граждан страны в дни голосования. Похожую картину можно было наблюдать во время прошедших в сентябре выборов в законодательное собрание Еревана. Впрочем, не впечатляющие показатели явки избирателей никоим образом не отражаются, во всяком случае пока, на персональном рейтинге лидера «бархатной революции» Никола Пашиняна. В сентябре его блок набрал беспрецедентные для армянской столицы 81,5%, а накануне такие же рекордные, но уже в масштабах всей страны, более 70%.

После обработки бюллетеней со 100 процентов всех избирательных участков на досрочных парламентских выборах с результатом 70,43% победил возглавляемый исполняющим обязанности премьер-министра Пашиняном блок «Мой шаг». Второе место с 8,27% заняла партия политика-магната Гагика Царукяна «Процветающая Армения» (ППА). На третьей позиции с результатом в 6,37% расположилась партия «Светлая Армения» (ПСА), которую возглавляет Эдмон Марукян.

Остальные политические силы, коих всего было два избирательных блока и 9 партий, не преодолели необходимый барьер для прохождения в Национальное собрание (парламент). Наиболее близки к этому оказались возглавляемая экс-президентом Армении Сержем Саргсяном Республиканская партия Армении (4,7%) и АРФ «Дашнакцутюн» (3,89%). Напомним, для попадания в законодательный орган блокам требовалось заручиться поддержкой как минимум 7% избирателей, партиям — 5%.

Так как Армения завершила транзит от президентской к парламентской республике, победа премьерского блока «Мой шаг» гарантирует Николу Пашиняну продолжение пребывания у руля правительства, а значит и всей закавказской республики.

По итогам выборов изменения во внешнеполитическом курсе Армении стали ещё менее вероятны, чем о них можно было предполагать, окажись, к примеру, в новом созыве парламента местные радикал-националисты. Приоритетами политического руководства страны останутся: укрепление стратегического союза с Россией и интеграционных связей в рамках ОДКБ и ЕАЭС, продолжение курса на добрососедство с Ираном и Грузией, а также поступательное развитие отношений с Евросоюзом, США, с Западом в целом.

О «конструктивной оппозиции»

Согласно Конституции Армении, 1/3 депутатских мест в новоизбранном парламенте должно принадлежать оппозиции. В связи с этим следует ожидать, что «Процветающая Армения» и «Светлая Армения» объявят себя «конструктивной оппозицией».

Откровенно говоря, сложно представить в роли «оппозиционера» Гагика Царукяна, всецело поддержавшего в апреле и в последующие месяцы «народного премьера» Пашиняна. Тем более, когда он открытым текстом говорит, что не может критиковать работу возглавляемого Пашиняном правительства, поскольку «сам поддерживал его с первого дня, был рядом с ним». К тому же известно, что Царукян и его однопартиийцы даже в бытность Республиканской партии Армении у власти старательно избегали самонаречение в качестве оппозиции, предпочитая уклончивую формулировку — «альтернатива действующей власти».

Тем более не подходит на роль оппозиционера, пусть и в строго «конструктивном» ключе, лидер ПСА Эдмон Марукян, который на заре «бархатной революции» делил с Пашиняном лидерство в оппозиционной парламентской фракции «Елк» («Выход») в предыдущем, шестом, созыве Национального собрания.

Таким образом, вновь сформированный парламент «постреволюционной» Армении, распределение депутатских кресел между тремя указанными политическими силами в котором ещё предстоит уточнить, во многом обречён на пассивное следование в русле определяемой правительством Пашиняна внутренней и внешней политики.

Персонально непререкаемый

Рейтинг «Моего шага» критически персонифицирован. Не станет преувеличением констатация, что он на 99% определяется личным рейтингом Пашиняна. И только на один процент может как-то связываться в восприятии рядового армянского избирателя с другими деятелями внутри премьерского политобъединения. В этом один их двух главных парадоксов прошедших выборов. Первый — у руля парламентской республики, где, казалось бы, должно превалировать коллективное «лицо власти», быть обеспечено максимально широкое распределение властных полномочий, стоит один лидер с персональным рейтингом на уровне внутриполитически неограниченных никем и ничем «диктаторов». Второе — после бурной «армянской весны» республика получила максимально безынициативный парламент в плане развития в нём элементов оппозиционности к власти.

Кстати, лидер ПСА Эдмон Марукян уже объявил себя «цивилизационной» (да, именно «цивилизационной», а не «цивилизованной» оппозицией), при этом заявив, что сращенный с политикой крупный бизнес продолжает оставаться хронической болезнью Армении. Кого он имел в виду, остаётся догадываться. Хотя можно предположить, что это был «камень в огород» Царукяна, одного из крупнейших предпринимателей страны. Возможно, именно поэтому дефицит оппозиционности в следующем созыве парламента будет отчасти компенсироваться жаркими схватками между ППА и ПСА, арбитром которых, понятное дело, будет персонально Пашинян.

▼ читать продолжение новости ▼

Пашинян был прав, а республиканцы — нет

Возглавивший предвыборный список бывшей правящей Республиканской партии Армении (РПА) экс-министр обороны Виген Саркисян, призывавший граждан проявить активность и проголосовать за «безопасную Армению», не добился своего. Злую шутку с республиканцами, не дотянувшими до проходного барьера всего 0,3 процентных пункта, сыграло, например, то, что РПА в октябре провалили принятие нового Избирательного кодекса страны. В инициированном кабинетом Пашиняна проекте предлагалось отменить избрание в парламент по так называемой рейтинговой системе и перейти на 100%-е выборы по партийным спискам. Кроме того, предлагалось увеличить минимальное число фракций в парламенте с нынешних трёх до четырёх (если четвёртая фракция наберёт не менее 2% голосов), а общий порог попадания в парламент снизить в каждом случае на один процент: с 5% до 4% для партий и с 7% до 6% - для блоков.

Помнится тогда Никол Пашинян выражал недоумение и призывал республиканцев объяснить, в чём их интерес, когда они «топят» в целом весьма заманчивые для них поправки в Избирательный кодекс. Те поясняли, дескать Пашинян не может отказаться от соблазна «учить всех», тогда как в данном случае «нельзя сходу менять правила игры». Выходит, Пашинян оказался прав, а республиканцы — нет. Как когда-то, а именно 23 апреля, в день своей отставки с премьерского поста, признался лидер РПА Серж Саргсян.

Сегодня вице-председатель РПА Эдуард Шармазанов сделал заявление о том, что партия объявляет себя внепарламентской оппозицией.

«Дашнакцутюн»: из аутсайдеров в пятерку

Условным сюрпризом выборов стал результат АРФ «Дашнакцутюн». Старейшая армянская партия набрала 3,89% и оказалась на пятой позиции. Результаты проведённого представительством Gallup International Association в Армении предвыборного соцопроса показали, что за АРФД готовы отдать голоса 1,2% избирателей…

Сегодня с заявлением выступило и руководство АРФД. В нём говорится, что дашнакцаканы продолжат борьбу, в частности, объявив приоритетом противодействие тем внешнеполитическим вызовам, с которыми традиционно сталкивается Армения.

За вычетом национал-радикалов

В целом, итоги выборов обошлись без сюрпризов. Борьба за проходные в парламент места со второго по четвёртое при явном фаворите в лице премьерского блока «Мой шаг» развернулась между ППА, ПСА и РПА. В первые часы подсчёта голосов в «четвёрку» втиснулась АРФД, что стало, пожалуй, единственной неожиданностью.

До ознакомления с предварительными данными с избирательных участков на месте АРФД экспертами виделась партия «Сасна црер» («Сасунские храбрецы», Сасун — армянская историческая область в территориальных пределах нынешней Турции). Это новое объединение на политической карте Армении рассматривалось в качестве «радикальной версии» АРФД с хорошими шансами привлечь на свою сторону традиционный электорат дашнакцаканов. Подобные ожидания были обусловлены определённой радикализацией армянского общества после произошедшей «бархатной революции».

Однако граждане республики проявили завидную политическую трезвость, не дав втянуть её в националистическую повестку с крайне опасными для страны внешнеполитическими последствиями. Антироссийская направленность «Сасна црер» (СЦ), чреватая для Армении войной «на три фронта», была оценена армянским избирателем в 1,8%.

Радикалы не допущены к власти, но это вовсе не означает их умиротворённость. Напротив, предыдущие действия (вспомним захват «храбрецами» в июле 2016 года полка патрульно-постовой службы Полиции республики в Ереване, который случился ещё при «старом режиме» Сержа Саргсяна) и предвыборные заявления руководства СЦ о недолгой жизни нового парламента указывают на высокую вероятность активного сопротивления радикалов политической реальности после 9 декабря.

За «храбрецами» нужен глаз да глаз, считалось, что будучи представленными в парламенте отдельной фракцией они станут «более контролируемыми», чем вне стен Национального собрания. Однако в обоих случаях правительству Пашиняна, так или иначе, следовало готовиться к постоянному «присмотру» за СЦ.

Бывшая правящая РПА не уходит в политическое небытие. Она едва не добрала необходимый для попадания в парламент «новой Армении» процент голосов, и поэтому избежала полной «деморализации». Учитывая неблагоприятные стартовые позиции республиканцев, перенос срока выборов под напором «народного премьера» с весны 2019 года на первый месяц зимы нынешнего им есть, чем себя утешить. Хотя многие местные комментаторы сулили республиканцам громкий провал, где-то на уровне 2−3% и даже меньше, этого не произошло.

Без РПА и СЦ 7-й созыв Национального собрания становится «скучным», лишённым активного оппозиционного пульса. Какое-то разнообразие в стане будущей «конструктивной оппозиции» (ППА и ПСА) могла бы внести и АРФД. Увы, вновь отметим, после бурной «армянской весны» перешедшая на рельсы парламентской системы правления страна получила удивительно «скучный» законодательный орган. Впрочем, это отнюдь не означает гарантированное преодоление внутриполитической турбулентности, захлестнувшей Армению после «революционных» событий минувшим апрелем. Просто данная турбулентность выдавлена из стен парламента в поле внесистемной оппозиции со всеми возможными в связи с этим последствиями.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/12/10/armyanskaya-shahmatnaya-doska-posle-vyborov-pashinyan-vne-konkurencii
Опубликовано 10 декабря 2018 в 19:03
Все новости

20.01.2019

19.01.2019

Загрузить ещё
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами