• USD 66.76 +0.53
  • EUR 75.47 +0.24
  • BRENT 60.25

Украина: «гибридное военное положение» против «гибридной войны»

Петр Порошенко. Фото: politnavigator.net

Фраза дня украинских СМИ и блогосферы — садомазохистское: «А ведь я говорил!». Действительно, последний год только ленивый не писал о том, что Петр Порошенко с его стабильным рейтингом чуть выше статистической погрешности может воспользоваться каким-нибудь поводом, ввести военное положение (ВП) и перенести президентские выборы. Итак, ВП введено. Но как-то коряво. А это чревато осложнениями.

Всё же уточним, что в большинстве случаев говорилось «может ввести ВП, но не введет». Потому что: А. Украинский народ поднимет восстание и свергнет такую власть («Майдан-3») и Б. «Государство-агрессор» вторгнется. Ситуативное совпадение целей украинского народа и «агрессора» экспертов не смущало. А зря. Продолжив рассуждение, они обнаружили бы системную ошибку. Ведь украинский народ един и патриотичен по определению, верно? Но это значит, что он не даст «агрессору» повода для вторжения. А это в свою очередь означает, что… Правильно! ВП вводить можно. Что и произошло.

Справедливости ради признаем, что не ввести хоть какое плохонькое ВП Петр Алексеевич не мог. Во-первых, необходимо как-то перебить тему феерического провала операции в Керченском проливе «украинских кораблей, мирно идущих в украинский порт» (по словам спецпредставителя Госдепа США Курта Волкера). Во-вторых (почему бы нет?), всё же попытаться использовать фол последней надежды, чтобы перенести президентские выборы на октябрь и провести их вместе с парламентскими.

Но, по порядку. А ведь я говорил! Предвыборный лозунг команды Порошенко: «Армия! Язык! Вера!» — «Армiя! Мова! Вiра!» (уже и аббревиатуру придумали, чтобы не путать последовательность: «Армовир») не только устарел лет на 150. Он поставил Порошенко в крайне неудобную позу: слишком болезненно Кремль может ударить по любой из составляющих этой триады (см. «Первоапрельская российско-украинская война. Принять неизбежное»).

В сентябре украинские военные корабли впервые прошли под Керченским мостом. Спокойно, с соблюдением всех прописанных процедур (уведомление за 48 и 24 часа, подтверждение за 4 часа, перед проходом остановка на якорь в указанном пункте, управление российскими лоцманами и т. п. стандартные требования). Даже это рядовое событие киевские власти попытались подать народу как великую победу, но были подняты на смех. Похоже, Порошенко решил чуть обострить «сценический конфликт».

В общем-то, «всё, что нужно знать», сказал известный «философствующий русофоб» и по совместительству главред «Морского бюллетеня» Михаил Войтенко: «Ну да, в воскресенье они (корабли ВМСУ — EADaily) прошли немного севернее, зацепив (!) воды, которые РФ считает своими. Но это же не повод устраивать гонки с преследованием с таранами», а «украинские катера все равно вошли бы (!) в международный фарватер». Войтенко только забыл упомянуть, что корабли ВМСУ вошли в территориальные воды РФ не просто «мимо» международного коридора и не в воды, «которые РФ считает своими», а восточнее, со стороны Тамани, в воды, которые и до воссоединения Крыма были российскими. Зачем это было сделано, предстоит разобраться.

Можно ознакомиться с заявлением пресс-службы ВМСУ, в котором утверждается, что Россия нарушила Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, т.к. «в проливах, указанных в статье 37 Конвенции ООН, все суда и летательные аппараты пользуются правом транзитного прохода, которому не должно оказываться препятствий». А потом в пару кликов найти Конвенцию и статью 37, где говорится, что она применяется «к проливам, используемым для международного судоходства между одной частью открытого моря или исключительной экономической зоны и другой частью открытого моря или исключительной экономической зоны (ИЭЗ)». И еще в пару кликов найти договор между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе 2003 года, где статус Азовского моря и Керченского пролива определяется, как «внутренние воды двух государств». Т. е. нет там не только открытого моря и ИЭЗ, но даже территориальных вод! А должна быть только линия границы по этому внутреннему водоему. И рабочую группу по делимитации создали, и соглашение о делимитации в 2012 году подписали, но провести линию на карте так и не успели. Так что: «За буйки не заплывать!».

Конечно, Украина может денонсировать договор, установить терводы и ИЭЗ и требовать к ним беспрепятственного транзита. Но есть проблема. Статус Азовского моря регулируется не отдельным договором, а только статьей 5 Договора о границе (понабирали, понимаешь, свидомых дипломатов…). А значит, денонсировать договор придется целиком, включая статью 1 с линией «от точки стыка государственных границ Российской Федерации, Украины и Республики Беларусь до точки, расположенной на берегу Таганрогского залива» и статью 2 с описанием границ и картами. Можем вас заверить, что нет в мире границ, которые нельзя оспорить. А уж в СССР, где колхозные угодья гуляли между республиками, как переходящее красное знамя, речь может идти не о метрах, а о километрах вглубь. Разумеется, Украины. О Крыме и говорить нечего.

Бонусом для пресс-службы ВМСУ, которая жалуется, что корабли были остановлены «после выхода из 12-мильной зоны» российского территориального моря. Если и так (кстати, здесь украинская сторона прямо и официально признала факт нарушения границы РФ), то сообщаем, что за 12-й милей (22,2 км) вы не «в домике», где трогать нельзя. За терводами, согласно Конвенции, лежат еще 12 миль «прилежащей зоны», где государство имеет право осуществлять контроль «во имя защиты своих законных интересов». Иначе игра в «кошки-мышки» с браконьерами или контрабандистами была бы безнадежной. Ведь обнаружили на украинском борту офицеров СБУ? А могли обнаружить сомалийцев или габонцев. Надо было остановиться.

Извините, отвлеклись на детали. Запустить очередной раунд кампании «весьмирснами» Порошенко, кажется, тоже не удалось. Точнее, «санкции» давно живут своей жизнью и особые поводы им не нужны. Чем нелепее очередной повод, тем в некотором смысле лучше: «Мы не злопамятны, но мы злы и у нас хорошая память». Как всегда, полон сюрпризов президент США. Сначала Дональд Трамп отстраненно заявил: «Мне это не понравилось. Мы будем работать над этим, мы работаем с европейцами над этим. Надеюсь, проблема будет улажена». Но затем пригрозил отменить встречу с Владимиром Путиным на саммите G20 в Буэнос-Айресе. Признав при этом, что «полного отчета» от подчиненных у него всё еще нет. Ничего страшного. Возможно, Трамп обиделся на пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, который на призыв госсекретаря США Майка Помпео к прямым переговорам Путина и Порошенко для «умиротворения ситуации», ответил: «Умиротворение произошло вчера, когда наши пограничники умиротворили нарушителей государственной границы РФ». России не хватает только вмешиваться в предвыборную борьбу на Украине на стороне одного из кандидатов. В то же время министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен прямо потребовала от Киева: «Украина должна предоставить доказательства конкретных событий».

▼ читать продолжение новости ▼

Совсем плохо с внутриполитической составляющей затеи. «Это имиджевый проект, чтобы укрепить образ Порошенко как защитника Украины от российской агрессии и сместить акценты избирательной кампании с газа-тарифов-пенсий на национальную безопасность», — поделился мнением с одним из украинских СМИ анонимный депутат Верховной Рады. В целом, таково и общее мнение украинских политологов. Оценки расходятся в цене, которую придется заплатить украинцам за электоральные приемы Порошенко. Власть пытается минимизировать негативные последствия. Так, известный провластный журналист Юрий Бутусов за пару часов до введения ВП опубликовал прогноз в форме вопросов и ответов, где первым пунктом значилось: «1. Надо ли закупать соль и спички? — Нет. Оснований для паники нет». После этих роковых слов и началась паника: люди скупают доллары, а до кучи соль и спички.

Если что-то и гасит панику, то всеобщее ощущение фарса, нереальности происходящего и слом шаблонов. Почему ВП не было введено в дни «оккупации» Крыма? В дни Изваринского, Иловайского, Дебальцевского котлов? Потому что: «Это дерзкое и откровенное участие регулярных подразделений Российской Федерации, их демонстративное нападение на подразделение Вооруженных Сил Украины. Это качественно иная ситуация, качественно другая угроза»? А что было до того? Где уничтоженная «киборгами» «Алтайская бронетанковая милицейская дивизия»?! Наконец, зачем вообще введено ВП? Петр Алексеевич отвечает и на этот вопрос: «Цель военного положения — показать, что противник заплатит очень высокую цену, если он решит напасть на нас, и что это будет как холодный душ, который остановит безумцев, которые имеют планы атаковать Украину. И если агрессии не будет, считайте, что цель этих действий достигнута». Хорошо. А если Россия нападет через месяц, т. е. после окончания срока ВП, прямо под новый год? Проклятые вопросы…

Интересна география ВП. Сначала Порошенко подписал указ о введении ВП в восьми областях, граничащих с РФ и Приднестровьем. Не забыли даже Винницкую область, которая где-то под Крыжополем граничит с северным уголком Приднестровья, где отродясь даже российских миротворцев не видели. А также Николаевскую область: а вдруг русские нападут на строящуюся американскую базу под Очаковом? Но забыли… Донецкую и Запорожскую области. А как же захват с моря Мариуполя и Бердянска? А пресловутый «наземный коридор» в Крым? И если ДНР не самостоятельная республика, а территория уже оккупированная Россией, то как можно оставить беззащитной «контролируемую» территорию Донецкой области?! Ну ладно, Порошенко: ему из зала доказывали, что Ивано-Франковская область это таки Галиция. А за что получают зарплату в его администрации? Хорошо, что в Раде нашелся депутат, который знаком с картой Украины, задал себе все эти вопросы и уже в закон добавили две забытые области.

Спектакль с принятием закона о ВП — особая песня. Сначала, на камеру, блокирование трибуны и улюлюканье в сторону главкома. Затем тот сокращает «драконовский» срок ВП в два месяца до «демократического» одного месяца (прием «Купи козу — продай козу») и Рада дружно, без камер, голосует за ВП. При этом нардепы «подстраховали демократию», утвердив дату президентских выборов 31 марта 2019 года. Наивные хлопцы и дивчины.

Или не такие уж и наивные. В случае поражения Порошенко в марте добрая половина депутатов — из Блока Петра Порошенко (БПП), Народного Фронта (НФ), пары меньших фракций и многие внефракционные — потеряют шансы на переизбрание. Поле для поиска взаимопонимания с Порошенко есть. Один месяц, конечно, меньше, чем два, но добиться переноса президентских выборов, их совмещения с парламентскими в октябре, в принципе можно. Зато избиратель за лето отогреется, отъестся, подобреет. Удачный старт Юлии Тимошенко автоматически превратится в фальстарт (сам Порошенко еще даже не разворачивал штаб и избирательную сеть), а при первых признаках перелома тренда, «забродившая» элита дружно сплотится вокруг «Гетьмана».

При выполнении за этот месяц одного непременного условия.

Это не разгром СМИ, запрет митингов, обезвреживание инакомыслящих, трудовая мобилизация и прочие ужасы, о которых сегодня предупреждают вполне добросовестные и проницательные украинские эксперты. По определению Михаила Минакова, профессора питомника свидомости — Киево-Могилянской Академии, политический спектр Украины — это «50 оттенков коричневого». Включая ту же Юлию Тимошенко и «ЗАЖОП» (предложенная остряками аббревиатура для новоиспеченного блока «Оппозиционная Платформа — За Жизнь»). С ними Порошенко договорится. А те, кого следовало бы пугать, не организованны и безопасны. А значит, и пугать их незачем.

Единственное условие, которое дает Порошенко шанс удержать власть — два-три новых «беспрецедентных» боестолкновения в течение декабря.

В Приднестровье (не слишком кровопролитное), в Донбассе (очень кровопролитное, ибо «малая кровь» здесь привычна). Даже на крымском (но не материковом!) участке российско-украинской границы (здесь желательно без крови, но шумно). Главное — по нарастающей. Крым — Приднестровье — Донбасс? Или только Донбасс? После пяти лет войны здесь можно осуществить самые извращенные фантазии. Хоть с десятками, хоть с сотнями жертв ежедневно. Но ровно до тех пор, пока Верховная Рада согласится, а лучше сама предложит продлить ВП на следующие шесть месяцев. Естественно, с переносом президентских выборов. В общем-то, комбинация элементарная.

Кольцо окружения вокруг Дебальцево было замкнуто 11 февраля 2015 года. Минские соглашения подписаны 12-го. Украинские подразделения, оказавшиеся в окружении, т. е. за линией соприкосновения сторон, можно было спасти, если бы соглашения вступили в силу немедленно. Но Порошенко настоял на том, чтобы Минск-2 вступил в силу с 15 февраля: или пусть прорывают фронт и устанавливают линию соприкосновения с Дебальцево под контролем Киева, или пусть там сдохнут. А может быть, он просто не хотел брать на себя ответственность за приказ на выход из Дебальцево без боя. Как до этого вместо согласованного с ДНР приказа на выход из Иловайска без боя войска получили приказ на выход с боем. И были уничтожены. Зато главком и генералы «нерабов» сохранили свою честь. А тут на кону второй президентский срок.

Вопрос в том, готов ли Кремль вольно или невольно «потерпеть» и подыграть Порошенко? Опасаясь еще каких-то «санкций». Или он сделал очевиднейший вывод из столкновения в Черном море 25 ноября: никаких ВСУ не существует, готовых умирать не нашлось. Вся эта война — «понарошку». Только люди погибают по-настоящему. Пора ее закончить. И на это хватит нескольких дней.

Альберт Акопян (Урумов)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/11/28/ukraina-gibridnoe-voennoe-polozhenie-protiv-gibridnoy-voyny
Опубликовано 28 ноября 2018 в 11:11
Все новости

15.12.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами