• USD 65.49 -0.33
  • EUR 75.42
  • BRENT 80.16 +1.09%

Нефтяной призрак нового кризиса: цена барреля отрывается от реальности

Иллюстрация: pronedra.ru

Нынешний уровень нефтяных цен выше $ 80 за баррель с перспективой роста до $ 100 многими участниками рынка и экспертами осознается как аномалия. Основным фактором, который подталкивает цены вверх, выступает предстоящее введение американских санкций против Ирана, и если этот риск окажется переоцененным, то спустя несколько месяцев нефть может вернуться к более привычным за последние годы уровням. Если же рост продлится достаточно долгое время, ничего хорошего для мировой и российской экономики это не предвещает. События, предшествовавшие кризисам 2008 и 2014 годов, напоминают о том, что разгон нефтяных цен — верный признак надвигающихся экономических катаклизмов.

«Рынок сбалансирован сейчас. То, что растет цена на нефть — это не столько результат нашей деятельности [в рамках соглашения ОПЕК+], сколько результат в значительной степени привходящих обстоятельств, ожиданий решений по Ирану — кстати, незаконных абсолютно решений и вредных для мировой экономики», — заявил Владимир Путин на пресс-конференции на ежегодном форуме «Российская энергетическая неделя», открывшемся сегодня в Москве.

В настоящий момент в связи с неопределенностью существует потенциал роста нефтяных цен, но все будет зависеть от трендов на начало ноября, сообщил в кулуарах форума глава Минэнерго РФ Александр Новак, имея в виду 4 ноября — день, когда истекает срок, который власти США предоставили компаниям на сворачивание закупок иранской нефти и сотрудничество с иранскими контрагентами. В результате баланс на мировом рынке нефти может резко измениться в сторону дефицита предложения. «Факторы со стороны предложения играют ключевую роль в повышении текущих цен на нефть», — полагает глава Минэкономразвития Максим Орешкин, напомнив также о ситуации в Венесуэле, где за последние два года добыча нефти упала на миллион баррелей в день.

Смогут ли крупнейшие поставщики нефти компенсировать выпадающие объемы, если эффект от антииранских санкций проявится в полной мере? Саудовская Аравия, Ирак и Россия оказываются в наиболее выигрышном положении, чтобы заполнить образовавшийся разрыв и заработать на злоключениях Ирана, утверждается в сегодняшнем материале агентства Bloomberg, которое несколько дней назад спрогнозировало возможность роста цен на нефть до $ 100 за баррель. В сентябре, по данным Bloomberg, основанным на отслеживании перемещения нефтетанкеров, иранский нефтяной экспорт упал до 1,7 млн баррелей в день. Даже если санкции Дональда Трампа не достигнут цели и Иран сможет продавать на мировом рынке примерно 1 млн баррелей, как это было при Обаме, частичный уход Ирана с мирового рынка, утверждает агентство, все равно создаст большую «дыру» в предложении нефти.

Эти перспективы заставляют менять свои позиции даже завзятых алармистов. «Пока мы прогнозируем некоторое повышение цены на нефть. Я думаю, это может произойти даже на два-три года», — заявил несколько дней назад руководитель Счетной палаты Алексей Кудрин, который в бытность свою министром финансов РФ регулярно предупреждал о временном характере роста цен на нефть. В ближайшие три года, полагает Кудрин, спрос на нефть вырастет более чем на 3 млн баррелей в год.

Новое нефтяное ралли сопровождается ростом добычи во многих странах или соответствующими декларациями. В конце сентября министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил, что его страна продолжит наращивать добычу для стабилизации цен в условиях повышенного спроса на нефть. Казахстан собирается увеличить добычу нефти на своем крупнейшем месторождении Кашаган с 340−350 тысяч баррелей в сутки в текущем году до 370 тысяч баррелей в 2019 году и 450 тысяч баррелей в 2020 году, сообщил в ходе Российской энергетической недели министр энергетики страны Канат Бозумбаев. Ливия уже довела добычу до 1,25 млн баррелей в сутки и планирует дальнейший рост, отметил на этом же саммите руководитель Национальной нефтяной корпорации страны Мустафа Саналла.

В России, по последним данным ЦДУ ТЭК, с начала июня нефтедобыча выросла на 2,4%, и только за сентябрь среднесуточная добыча увеличилась на 1,2%, до 1,548 млн тонн. «Мы уже нарастили 400 тысяч баррелей в сутки, как и договаривались с партнерами. Если потребуется, можем нарастить еще 200−300 тысяч баррелей в сутки», — заявил Путин на пленарном заседании Российской энергетической недели. «Мы в этом году ожидаем 555 миллионов тонн примерно. У нас прогнозы, что мы можем увеличить добычу, при том, что сейчас прорабатываются меры стимулирования», — добавил Александр Новак.

Следующим за 4 ноября «днем Х» для мирового рынка нефти должно стать 6 декабря — на эту дату намечена очередная министерская встреча в формате ОПЕК+. По большому счету, задачи соглашения по снижению добычи нефти, достигнутого ОПЕК и ее партнерами, в конце 2016 года, были выполнены еще год назад, когда нефть стабильно закрепилась выше уровня $ 60 за баррель Brent. Поэтому уже в ходе июньской встречи были предприняты определенные послабления по соглашению — участники сделки решили уйти от перевыполнения ее первоначальных условий, что на практике должно было привести к увеличению добычи на 1 млн баррелей в сутки.

В июне сделка со стороны ОПЕК перевыполнялась на 47%, в июле этот показатель снизился до 21%, а в августе — до 10% с одновременным увеличением добычи нефти на 278 тысяч баррелей в сутки. Упомянутый выше рост добычи в России также связан с послаблениями по сделке. Теперь же рост цен на нефть в ожидании антииранских санкций ставит под вопрос необходимость продления соглашения на прежних условиях, хотя в своем сентябрьском прогнозе ОПЕК понизила оценку спроса на нефть в 2018 году до 1,62 млн баррелей в сутки, а в следующем году — до 1,41 млн баррелей в сутки. Очевидно, что судьба соглашения ОПЕК+ будет более понятна после 4 ноября.

▼ читать продолжение новости ▼

«Пока рост цен на нефть строится главным образом на ожиданиях введения санкций против Ирана, — комментирует текущую ситуацию заместитель директора группы корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Василий Танурков. — Если же говорить о фактах, то единственное, на что стоит обратить внимание, это решение участников соглашения ОПЕК+ соблюдать договоренности, вопреки давлению США с требованием увеличить добычу. Но в конце года срок соглашения истекает, и при текущих ценах достаточно велика вероятность, что-либо соглашение будет совсем отменено, либо будут сильно повышены квоты на добычу. Сильно завышенными выглядят и опасения по поводу Ирана. Действительно, Иран может сократить экспорт нефти, но вряд ли катастрофически и вряд ли надолго. Могут возникнуть определенные краткосрочные проблемы, например, с танкерами или страхованием, но самым важным в этом сюжете является то, что единственная страна, которая накладывает санкции на Иран, — это США, а Китай и Евросоюз занимают особую позицию. Поэтому можно ожидать, что если не в ближайший месяц, то до конца года цены на нефть вернутся к какому-то более рациональному уровню. В перспективе полугода можно ожидать снижения цен на нефть — ожидать, что они удержатся на уровне 85−90 долларов за баррель, чересчур оптимистично, хотя краткосрочно они могут вырасти на ожиданиях».

О том, что нынешний уровень цен на нефть — это, скорее, отступление от нормы, сигнализирует и российский Минфин. Еще в опубликованном в середине лета Проекте основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов утверждалось, что высокие цены на нефть поддерживаются преимущественно временными факторами, включая геополитические — обвалом добычи в Венесуэле, политикой администрации США и т. д.

Складывающая ситуация аналогична периоду высоких цен на нефть 2011−2013 годов, предупреждает Минфин. В это время, по оценке ведомства, маржинальные издержки извлечения нефти составляли порядка $ 80−90 за баррель, однако фактические цены находились выше долгосрочного равновесия, колеблясь около $ 110 за баррель. Этому также способствовала геополитика: «арабская весна» 2011 года, спровоцировавшая войны в Ливии и Сирии, антииранские санкции США. Затем, после периода высоких цен 2011−2013 годов, последовала ценовая война ОПЕК со сланцевой добычей США, а маржинальные издержки извлечения нефти во всем мире снизились до текущих $ 50−60 долларов за баррель. «Таким образом, если стоимость нефти продолжит оставаться выше долгосрочных равновесных уровней, обвал цен повторится вновь. Ресурсов для добычи в мире достаточно — США, Канада, другие страны имеют возможности и будут наращивать производство», — говорится в документе Минфина, который считает достаточными для сбалансированности мирового рынка цену на нефть в районе $ 50 за баррель.

Пока у роста цен на нефть есть один очевидный плюс. Нынешний их уровень позволяет верстать федеральный бюджет с приличным профицитом. Базовая стоимость нефти Urals, заложенная во вступившем в силу в текущем году бюджетном правиле, вообще составляет $ 40 за баррель — все нефтегазовые доходы выше этого значения используются Минфином для покупки валюты. Средняя цена Urals в сентябре составила $ 78,06 за баррель, что в 1,4 раза выше, чем в сентябре 2017 года, и почти вдвое выше базового значения. В результате в ближайший месяц Минфин направит на покупку валюты рекордную с начала валютных интервенций сумму 475,7 млрд рублей. В проекте федерального бюджета на 2019 год, направленном в Госдуму в конце сентября, заложен 30-процентный рост доходов (порядка 20 трлн рублей против 15,3 трлн рублей в бюджете текущего года), что при примерно 10-процентном росте расходов дает профицит в 1,9 трлн.

Но высокие цены на нефть для России выгодны только теоретически, поскольку они являются препятствием для расширения линейки вывозимых товаров и несут в себе новый потенциальный стресс для экономики, предупреждает руководитель центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Кроме того, повышение цен на нефть создает предпосылки для разгона инфляции, подталкивая вверх стоимость горючего за счет повышения привлекательности экспортной альтернативы для нефтедобытчиков и производителей горючего. В сегодняшнем интервью газете «Ведомости» президент «ЛУКойла» Вагит Алекперов заявил прямым текстом: «Мы считаем, что не надо с 1 января поднимать акциз на бензин еще на 3 рубля. При такой ситуации на внешнем рынке не надо, чтобы цена снова росла. Надо отойти от этого, а дорожные фонды формировать за счет общих бюджетных поступлений».

«Похоже, что пока цены на топливо не отыграли начавшийся рост цен на нефть, — говорит Василий Танурков. — Но в то же время рубль, курс которого имеет значение для внутренних цен на горючее, начал укрепляться, и ЦБ сделал все, чтобы укрепление продлилось до конца года. Поэтому можно утверждать, что рубль сейчас неадекватно дешев, особенно по отношению к ценам на нефть. Но многое зависит от того, каким будет новый пакет американских санкций, который будет введен в ноябре. Так что по ценам на бензин неопределенность еще выше, чем по ценам на нефть. Курс рубля может продолжать демонстрировать большую волатильность под воздействием геополитики».

Волатильность — ключевое слово, прозвучавшее в заключительном выступлении Владимира Путина на пленарном заседании Российской энергетической недели. В этих условиях горизонт любых прогнозов сокращается до предела.

«Цена нефти может быть и выше в рамках той масштабной спекулятивной игры, которую мы сейчас наблюдаем, причем это не вялая, а быстрая игра, — говорит Василий Колташов. — Удивительным будет не еще более высокий уровень цен на нефть сам по себе, а то, если он продержится длительное время. Неадекватный уровень цен на нефть создает опасную ситуацию для мировой экономики. Это мы уже проходили не раз — стоит вспомнить о нефтяном ралли перед кризисом 2008 года и обвалом нефтяных цен 2014−2016 годов. Высокий уровень цен на нефть невыгоден для мировой экономики, а это значит, что они будут падать. Следовательно, вопрос заключается в том, насколько они упадут и какие последствия это вызовет для мирового хозяйства».

При этом, отмечает Колташов, новый рост цен на нефть совпал с углубляющимися проблемами развивающихся экономик, что выразилось в недавней волне девальвации их валют. «При уменьшении покупательной способности значительной части мировых валют рост цен на нефть говорит о том, что ушедшие с развивающихся рынков капиталы были направлены в спекуляцию нефтью и разогнали цены. Эта ситуация вызывает тревогу, потому что уровень рисков очень значителен. Если высокая цена на нефть удержится длительное время, то может последовать серия дефолтов и политических кризисов, волна обнищания потребителей», — предполагает эксперт.

Николай Проценко

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/03/neftyanoy-prizrak-novogo-krizisa-cena-barrelya-otryvaetsya-ot-realnosti
Опубликовано 3 октября 2018 в 16:25
Все новости

19.10.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Октябрь 2018
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами