• USD 65.62 -0.50
  • EUR 76.10 -0.32
  • BRENT 81.12 +0.85%

Рим плюс Москва: Не только на словах, но и на деле?

Фото: rossaprimavera.ru

Полтора века назад Италия едва не спровоцировала революцию в Европе. Сейчас, считают некоторые политологи, она вновь может стать главным катализатором нестабильности в Европе. После мартовских выборов и создания популистского правительства споры между Римом и Брюсселем идут непрерывно на самых разных фронтах, начиная от мигрантов и заканчивая бюджетом.

«Италия стала лабораторией европейского популизма, — говорит профессор политологии римского университета Луис-Гидо Карли Массимилиано Панарари. — Она рискует отойти от западных демократий и сблизиться с орбановской Венгрией и с путинской Россией».

Законодатель моды в Европе

Главным событием этого лета в Европе были перемены на Апеннинах, где к власти пришло популистское правительство Джузеппе Конте. Мало кому известный профессор права, похоже, исполняет роль зицпредседателя. Формально он, конечно, возглавляет Совет министров Италии, ездит на саммиты и ведет переговоры от имени Италии и итальянского народа, но главным ньюсмейкером в правительстве является один из вице-премьеров, глава МВД 45-летний Маттео Сальвини, лидер ультраправой националистической партии «Лига». О политическом весе Конте немало говорит и то, что он лишь на днях отказался от идеи совмещать работу председателя Совета министров с… преподавательской деятельностью.

Сальвини перевернул с ног на голову европейскую миграционную политику, пригрозил нарушить бюджетные правила Европы и затмил премьера Конте. За три месяца он стал несомненным лидером на политическом небосклоне Италии. Сальвини выжал из проблемы с мигрантами максимум дивидендов как для себя лично, так и для своей партии. Он сделал имя на мигрантах, от которых он неустанно защищает Италию и которые позволили ему стать наиболее вероятным кандидатом на пост главы правительства, который может освободиться в любой момент.

Сальвини в отличие от своих главных коллег-соперников: премьера Конте и лидера движения «Пять звезд», еще одного участника правящей коалиции и второго вице-премьера Луиджи Ди Майо умело поддерживает ажиотаж вокруг себя. Его имя не сходит с экранов телевизоров и первых полос газет. В минувшую пятницу он спровоцировал очередной скандал. Его презрительные слова о мигрантах, произнесенные на встрече глав МВД и МИД европейских стран в Австрии, которая была посвящена проблемам миграции, вызвали гневный отпор министра иностранных дел Люксембурга Жана Ассельборна. Вспыливший Ассельборн забыл о дипломатическом этикете и прибег к ненормативной лексике. Заседание было закрытым и инцидент мог остаться неизвестным, если бы Сальвини не рассказал о нем на своей странице в Facebook.

Кстати, сам Маттео Сальвини не менее раздраженно отреагировал на прошлой неделе на недвусмысленный намек в свой адрес еврокомиссара по экономике и финансовым делам Пьера Московиси, выразившего тревогу по поводу появления в Европе «маленьких Муссолини». Сальвини, хотя и не прибег к ненормативной лексике, но страшно обиделся и потребовал от француза закрыть «грязный рот».

Кстати, гневная реплика Сальвини в адрес Московиси напомнила о серьезных разногласиях между Римом и Парижем. Сальвини и другие итальянские политики недовольны тем, что Франция призывает Италию соблюдать демократические ценности и принимать мигрантов, но сама делать это отказывается. Рим и Париж уже много месяцев спорят по поводу границы: итальянцы требуют открыть ее для мигрантов, желающих перебраться из Италии во Францию, но понимания у французов не находят.

В Риме считают, что именно Франция находится у истоков нынешнего миграционного кризиса в Европе, что именно Париж сыграл важную роль в свержении Муамара Каддафи и превращении Ливии в источник напряженности, откуда в Италию каждый день отправляются все новые и новые сотни беженцев.

Переиграл конкурентов

Маттео Сальвини упорно прокладывает дорогу к премьерскому креслу, а возможно и к креслу президента Еврокомиссии, которое освободится в следующем году и которое, по слухам, он не прочь занять. Главным орудием для достижения цели он выбрал борьбу с мигрантами, которые стремятся попасть в Европу через Италию.

Подавляющее большинство стычек между Римом и Брюсселем этим летом произошло из-за мигрантов. Сальвини грудью стал на их пути. Он запрещает кораблям правозащитных организаций, подбирающих мигрантов в море, высаживать их на Сицилии. Каждый раз, когда в итальянский порт заходит очередной корабль с мигрантами, Маттео Сальвини требует от Еврокомиссии, чтобы их переправили в какую-нибудь другую европейскую страну. Пока такой шантаж срабатывает: соседи с большой неохотой соглашаются принять африканцев.

Действия главы итальянского МВД пользуются большой популярностью на Апеннинах, но есть, конечно, и недовольные. Так, прокуратура сицилийского городка Агригенто обвинила Сальвини в превышении полномочий и… похищении людей — с судна Diciotti, задержанного в порту, сбежали с полсотни пассажиров.

По требованию Рима, т. е. Маттео Сальвини Брюссель даже собрал летом внеочередной саммит, посвященный проблеме мигрантов. На нем был принят ряд решений, в том числе и об открытии центров по приему мигрантов в ЕС и Африке, но соглашение составлено в очень неопределенных выражениях, затрудняющих его выполнение.

Рим в лице опять же Сальвини, который время от времени по личной инициативе берет на себя функции коллег по правительству, пробует и другие виды шантажа. Например, в августе он пригрозил Брюсселю заблокировать принятие бюджета ЕС и даже перестать платить взносы. И хотя настоящий министр финансов Италии попытался сгладить эффект угрозы коллеги и заявил, что Рим будет исправно платить взносы, осадок, как говорится, остался.

В большинстве столкновений с Еврокомиссией Луиджи Ди Майо становится на сторону союзника по правящей коалиции. Однако на соотношении сил в ней хорошо видно, как Сальвини все больше перетягивает одеяло на свою сторону.

За полгода Маттео Сальвини сделал Лигу, которая до прихода его к власти в 2014 году имела совсем крошечный рейтинг — 4%, одной из ведущих партий Италии. В марте она набрала 17% голосов и обошла «Вперед, Италия» Берлускони. Однако в правящую коалицию националисты вошли как младшие партнеры. Лидером, пусть и формальным, было популистское движение «Пять звезд», набравшее почти вдвое больше — ок. 33%.

Сейчас картина резко изменилась. Сальвини по всем статьям переиграл Ди Майо — по результатам опроса SWG (3 сентября) у Лиги 32,2%, а у Пяти звезд — 28,3%.

Дела у Пяти звезд и у самого Луиджи Ди Майо сейчас явно на спаде. Он не знает, как остановить снижение популярности. Все попытки пристроиться в фарватере антимигрантской политики Сальвини не увенчались успехом. Повторяя, как попугай, требования националистов к Брюсселю и соседям, Ди Майо еще больше ухудшает свое положение.

«У Ди Майао мало шансов ликвидировать отрыв, — уверена профессор политологии в университете Болоньи София Вентура. — Сальвини уже готовится занять кресло премьера».

Здесь, конечно, в самый раз вспомнить, что партнерами Сальвини и Ди Майо стали далеко не сразу, а лишь после длительных переговоров. Во-первых, их партии слишком разные и объединяет их только борьба с истеблишментом, Брюсселем и мигрантами, а во-вторых, соперничество между лидерами партий, которые весной мечтали возглавить правительство, никуда не исчезло и сейчас все чаще возвращается на поверхность.

О разногласиях между Лигой и Пятью звездами в экономике красноречиво свидетельствует отношение к крупным инфраструктурным проектам: Сальвини — их сторонник, а Ди Майо — противник. Пять звезд, например, резко возражали против реконструкции моста в Генуе. Не удивительно, что трагедия, унесшая жизни 39 человек, привела к дальнейшему снижению популярности Звезд.

▼ читать продолжение новости ▼

Популисты считают многомиллиардные инфраструктурные проекты типа строительства высокоскоростной железной дороги между Турином и Лионом и Трансадриатического газопровода, по которому в Италию пойдет азербайджанский газ, напрасной тратой денег.

Экономических проблем в Италии хватает. В начале девяностых годов прошлого века ее экономика не уступала британской, а сейчас она на четверть меньше. ВВП Италии в прошлом году был на 10% меньше, чем десять лет назад. Безработица не опускается ниже 10%, а среди молодежи — 30%. Порядка двух миллионов молодых итальянцев, в большинстве образованных специалистов, покинули страну за последние десять лет в поисках лучшей жизни.

В сентябре Moody’s и остальные крупные рейтинговые агентства угрожают пересмотреть рейтинг Италии в худшую, естественно, сторону: развитие итальянской экономики замедляется, а ЕЦБ сокращает объемы закупок гособлигаций. Все больше экономистов считают, что Италии следует готовиться к повторению долгового кризиса 2011 года.

Министр финансов и экономики, технократ Джованни Триа неоднократно заявлял, что Рим будет выполнять обязательства по снижению госдолга, составляющего 2,3 трлн евро. Одно время ходили сильные слухи, что он долго на своем посту не продержится, потому что Сальвини, публично заявлявший, что евросоюзовское правило 3% дефицита бюджета — не Библия, придерживается противоположной точки зрения. Он считает, что Италия должна наращивать расходы, а не сокращать их. Однако с наступлением осени и приближении сроков сдачи в Брюссель бюджета на 2019 год слухи о грядущей отставке Триа поутихли, а Сальвини тоже заговорил о необходимости соблюдать финансовые правила Евросоюза.

Сейчас, когда работа над бюджетом Италии на 2019 год, который необходимо представить в Брюссель до 15 октября, вышла на финишную прямую, разногласия между Сальвини и Ди Майо смещаются в экономическую плоскость. Кстати, бюджет вне всяких сомнений откроет новый фронт борьбы и между Римом и Еврокомиссией. Еврочиновники постоянно требуют у итальянцев сокращения госдолга. Брюссель настаивает на снижении в новом бюджете дефицита, однако все понимают, как тяжело это сделать. Сальвини и Ди Майо во время избирательной кампании дали избирателям обещаний на сумму от 65 до 125 млрд евро. Выполнение даже половины приведет к перенапряжению финансовой системы Италии и к дальнейшему росту как долга, так и дефицита.

Это значит, что борьба между Брюсселем и Римом из-за мигрантов постепенно будет затихать, но не исчезнет, а на первый план этой осенью выйдут противоречия в экономике и финансах.

За Лигу Лиг и Путина

В последние десять лет в Европе было немало «карбонариев», выступавших за выход из Евросоюза. Большинство из них на поверку оказывались демагогами, которые пытались набрать очки на еврофобстве определенной части электората. «Идейные» же евроскептики выборы проигрывали и к реальной власти прийти не могли. К какой категории относится Маттео Сальвини, судить пока трудно, потому что он находится у власти слишком мало времени. Однако реальные шаги в противостоянии с Брюсселем Сальвини все же предпринимает. Например, в самом конце августа он встретился в Милане с главной «черной овцой» объединенной Европы — венгерским премьер-министром Виктором Орбаном.

Собеседники начали встречу с того, что в очередной раз похвалили друг друга и высоко отозвались об усилиях, направленных на защиту Европы от мигрантов. Орбан назвал Сальвини «мой герой», а Сальвини далеко не первый раз повторил, что венгерский лидер для него пример для подражания.

Несмотря на весь шум относительно встречи в Милане, которая, кстати, отодвинула в тень официальную поездку Луиджи Ди Майо в Египет, при помощи которой он надеялся повысить свой рейтинг, следует признать, что она носила декларативный характер. Сальвини и Орбан много времени уделили новому проекту итальянца — созданию к выборам в Европарламент Лиги Лиг, европейской коалиции правых сил, главной задачей которой будет защита Европы от незваных гостей.

Мигранты — один из немногих вопросов, объединяющих Маттео Сальвини и Виктора Орбана и их партии: «Лигу» и «Фидес» соответственно. Больше всех в Милане досталось Эмманюэлю Макрону, который на предстоящих в выборах в Европарламент надеется возглавить либеральную, промигрантскую коалицию левоцентристских сил. Орбан и Сальвини считают Макрона главным врагом, французский президент платит им той же монетой.

«Сейчас в Европе два лагеря, — сказал Виктор Орбан 28 августа на совместной пресс-конференции в Милане. — Один возглавляет Макрон, который стоит во главе сил, поддерживающих миграцию. Мы же хотим остановить нелегальную миграцию. Венгрия показала, что мы можем остановить мигрантов на суше, а Сальвини — что их можно остановить и на море. Мы благодарны ему за то, что он защищает границы Европы».

Сальвини и Орбан встретились вскоре после встречи Джузеппе Конте с чешским премьером Андреем Бабичем. Конте и Бабич тоже много говорили о мигрантах, но встреча премьеров осталась в тени.

Кстати, Конте в октябре намерен приехать в Москву. Отношение к России у нынешнего правительства Италии в целом позитивное. Находясь в июле в Москве на чемпионате мира по футболу, Маттео Сальвини заявил, что Италия не побоится воспользоваться правом вето в вопросе отмены антироссийских санкций. Он считает, что великолепный шанс сделать это представится в мае 2019 года, но для этого сторонникам отмены санкций необходимо победить на выборах в Европарламент. Если правые за полгода сумеют объединиться, то эта задача им вполне по плечу.

«Италия может работать с десятками таких людей (как Владимир Путин), потому что они действуют в интересах своих граждан», — заявил Сальвини этим летом на одном из митингов.

Конечно, слов, которые, естественно, тоже нужны, как всегда, хватает. Премьер-министр Конте еще в июне, к примеру, успел призвать коллег по ЕС отменить санкции против России, но на саммите согласился с их продлением еще на полгода. Так же, как и предшественники, он объясняет несоответствие между словами и делами необходимостью консенсуса при принятии важных решений в ЕС.

У Маттео Сальвини положение иное: он возглавляет не правительство, а министерство и поэтому может действовать более свободно. Еще перед выборами Сальвини заключил соглашения и наладил связи с рядом ультраправых европейских партий, включая Национальный фронт Марин Ле Пен и немецкую партию «Альтернатива для Германии». Сотрудничает его Лига и с «Единой Россией», на переговоры с руководством которой он приезжал в прошлом году в Москву.

В ходе поездки в российскую столицу в июле этого года Маттео Сальвини встретился с главой МВД РФ Владимиром Колокольцевым и первым заместителем секретаря Совбеза РФ Юрием Аверьяновым и обсудил с ними вопросы безопасности и меры борьбы с исламским терроризмом. Вернувшись домой, он назвал в интервью Washington Post «евромайдан» псевдореволюцией, организованной и проплаченной из-за рубежа.

Рим, как всегда, много говорит, но сейчас под руководством Маттео Сальвини демонстрирует свое отношение к Москве не только на словах. Так, на прошлой неделе на заседании Рабочей группы Совета Европы по международным делам (RELEX), рассматривавшей расширение списка юридических и физических лиц, которые подпадали под действие санкций, по настоянию Рима была исключена из перечня сенатор в Совете Федерации РФ от Севастополя Ольга Тимофеева.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/09/17/rim-plyus-moskva-ne-tolko-na-slovah-no-i-na-dele
Опубликовано 17 сентября 2018 в 18:47
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами