• USD 65.83 -0.06
  • EUR 77.47 -0.09
  • BRENT 80.98

Анна Чочиева: Единая Осетия — «неактуальное» объединение

Баннер в центре Цхинвала «Наша сила — в единстве». Фото: Анна Чочиева

В Южной Осетии в эти дни отмечают десятилетие дипломатических отношений. Как заявил глава МИД РЮО, обмен нотами внешнеполитических ведомств Южной Осетии и России об установлении дипотношений, состоявшийся 9 сентября 2008 года, стал «логическим завершением этапа признания независимости Республики Россией, и ознаменовал начало новой эпохи, как для народа Южной Осетии, так и для новой страны, которая появилась на политической карте Кавказа». С тех пор Южная Осетия продолжает укреплять государственность, развивает зарубежные связи, получила в этом году очередное признание — от Сирии.

Референдум 1992 года в Южной Осетии закрепил желание народа жить в независимом государстве, с перспективой объединения Осетий в составе РФ.

Многомиллионные народы не имеют своих государств, а осетины, которых менее миллиона, а южных осетин — вообще около 50 тысяч, смогли создать свое государство. Да, пока частично признанное, да, пока с массой проблем, но все государства прошли через тернии в своем становлении. Состоятельность РЮО практически зависит от политической воли руководства РФ. Тем не менее, шанс, выпавший осетинам один на миллион, с правовой точки зрения был реализован.

Необходимость проведения референдума в 1992 году была продиктована сложившейся политической ситуацией вокруг РЮО. Перманентная агрессия со стороны Грузии, лишение автономии, нападки на осетинский язык и, в конце концов, открытое военное вторжение на территорию Южной Осетии вынудили народ принимать решение о выживании.

Один из лидеров гражданского движения «Адᴂмон ныхас», основоположников независимости РЮО, депутат парламента первого созыва Зара Абаева, являющаяся автором лозунга 90-х — «Дыууᴂ Ирᴂн — иу зᴂрдᴂ» — «У двух Осетий — одно сердце», утверждает и сейчас, что идея объединения Южной и Северной Осетии — это вековая мечта осетинского народа, и эта тема всегда будет актуальной.

Как напоминает Абаева, еще в 1930-е годы представители интеллигенции ставили эти вопросы перед руководством, но не были услышаны. «Многие из них были впоследствии репрессированы. Есть легенда о просьбе репрессированных борцов за объединение Осетии тех времен: дыууᴂ Иры хсᴂн фᴂндаг куы саразой, уᴂд иу нᴂм ныхъхъᴂр кᴂнут. Когда две Осетии объединит дорога, сообщите нам в царство мертвых. Настолько эта тема была животрепещущей. Тогда еще не было Транскама», — вспоминает Зара Абаева.

С тех пор уже проложена дорога. И череда событий — развал СССР, агрессия со стороны Грузии, признание независимости РЮО со стороны РФ и ряда других государств — максимально приблизили Осетии к объединению. Воссоединение Осетии в составе России — давнее стремление осетинского народа.

Референдум о вхождении в состав РФ, который обещали два югоосетинских президента, но пока так и не провели, касается другого вопроса — вопроса вхождения РЮО в состав РФ.

Именно под лозунгом вхождения в Россию пришла к власти партия с многообещающим названием «Единая Осетия» во главе с нынешним президентом Анатолием Бибиловым. Бибилов обещал в ближайшее после выборов время провести все необходимые правовые процедуры для вхождения в состав РФ. Присоединение Крыма к РФ давало дополнительную надежду. Однако Кремль недвусмысленно дал понять, что эта тема несвоевременна. Да и в прошедшую после признания независимости Южной Осетии декаду высшие руководители России неоднократно заявляли в различных ситуациях, что Россия не планирует ни в ближайшей, ни в отдаленной перспективе включать в свой состав республику.

Президент Бибилов, несмотря на свои предвыборные обещания, вынужден объяснять своим избирателям объективные причины невозможности объединения Осетии. И причина, конечно, не в позиции властей Южной Осетии, а в сложной геополитической обстановке, делающей объединение Осетии актом, противоречащим интересам России. При этом необходимо отметить, что и в осетинском обществе всегда были слышны голоса за развитие Южной Осетии в виде независимого государства. Правда состоит в том, что вопрос объединения не может быть решен только одной Южной Осетией и в силу своего небольшого влияния на этот вопрос, спор между противниками и сторонниками независимости достаточно бессмыслен, по крайней мере, в ближайшей перспективе.

Насколько на этом фоне остается актуальным лозунг об объединении двух Осетий в составе Российской Федерации в политической жизни Южной Осетии? Так или иначе, необходимо признать, что в настоящее время обстоятельства сделали выбор за Южную Осетию — она должна развиваться как независимое государство и нести все издержки своей независимости, не забывая, конечно, и о выгодах. Безусловно, потенциал жизнеспособности и правоспособности осетинского народа, объединённого в рамках одного государственного образования, неизмеримо выше, чем в случае раздельного существования. Прежде всего, это позволило бы быстро сформировать общую национально-государственную элиту, которая бы в свою очередь смогла проводить общую и осмысленную экономическую и социальную политику в отношении и в интересах всего народа Северной и Южной Осетии в составе Российской Федерации.

Но длинный путь может оказаться даже более эффективным, если власти Северной и Южной Осетии используют все остальные возможности для реального объединения Северной и Южной Осетии, в том числе и независимый государственный статус Южной Осетии. Прежде всего, речь идёт о создании и совместном финансировании общих социальных, экономических и культурных программ. Объединение усилий в деле финансирования общих бюджетных программ может быть более эффективным. Например: Очевидно, что осетинский язык, спасение которого объявляется чуть ли не главной целью в культурной сфере Северной Осетии, имеет гораздо больше пространства в органах государственной и муниципальной власти в Южной Осетии. Это позволяет создать необходимый терминологичекий и фразелогоический запас применения осетинского языка как языка управления, который может быть использован и в Северной Осетии. Недавно создана совместная терминологическая комиссия по вопросам использования осетинского языка, как языка государственного управления. Надеюсь, в скором будущем мы сможем на практике применять результаты ее деятельности.

▼ читать продолжение новости ▼

В экономической области пока слабо используются преференции Южной Осетии как независимого государства. Самостоятельная налоговая политика Южной Осетии может предоставить предпринимателям Северной Осетии по-настоящему льготные налоговые режимы. На самом деле население Южной Осетии давно имеет гражданство России и интегрировано в экономику Северной Осетии, чего не скажешь о гражданах Северной Осетии. Предпринимателей Северной Осетии, решившихся на инвестиции на территории Южной Осетии, считанные единицы, и зачастую побуждали их к этому российские власти. Властям Северной и Южной Осетии стоит обратить внимание на причины такого положения и просто расточительного отношения к инвестиционным возможностям.

В условиях, когда безопасность Южной Осетии обеспечена и имеются все возможности для ускоренного социально-экономического развития Южной Осетии, инертность во взаимной интеграции Северной и Южной Осетии просто удивляет. Каждый год создаются интеграционные программы, подписываются межправительственные соглашения, но реальной интеграции не происходит. Более того, население Южной Осетии продолжает эмигрировать в Северную Осетию и дальше в Россию. Боле того, у половины населения РЮО уже приобретена частная собственность на территории Северной Осетии, при этом мне неизвестны случаи приобретения частной собственности в Южной Осетии со стороны северных осетин. Во всяком случае, таковых единицы.

Напомню, что борьба осетинского народа последние столетия была за сохранение этноса. Что же происходит на деле?

Уровень экономического развития и инвестиционная привлекательность оставляют желать лучшего.

Не получается также создать совместного политического пространства. На фоне используемых лозунгов о воссоединении двух Осетий закон о цензе оседлости, предполагающий постоянное проживание на территории РЮО последние перед выборами 10 лет, выглядит, мягко говоря, кощунственно. Конъюнктурно принятый закон, очевидно, препятствует политической интеграции властных элит Северной и Южной Осетии. Можно ли предлагать объединение народа, экономическую и культурную интеграцию, лишая представителей этого народа, большая часть которого проживает в Северной Осетии (большая часть выходцев с юга также обосновалась в Северной Осетии), возможности полноценно участвовать в политической и экономической жизни Южной Осетии?

При этом российские законы позволяют южным осетинам, как гражданам РФ, быть избранными в РСО — Алании. И даже претендовать на место президента РФ. Получается, гражданин РЮО, имея второе, российское, гражданство теоретически может избираться на пост президента обоих государств, а граждане, находящиеся с ним в равных юридических правах, могут составить конкуренцию только Путину, но не президенту РЮО.

Кстати, такой прецедент уже был. Тристан Присягин (Тристан Джуссоев) выходец из югоосетинского города Квайса, брат российского бизнесмена Альберта Джуссоева, публично заявлял свои амбиции на президентское кресло на выборах в РФ 2018 года, но не прошел регистрацию. Тот же Тристан Присягин, будучи гражданином РЮО, не может участвовать в выборах в РЮО, ни президентских, ни парламентских, исходя из поправок к закону о выборах.

Действующая власть считает, что ценз оседлости — это необходимость, которая не позволит прийти к власти в РЮО людям с сомнительным прошлым. Это называется искать не там, где потеряли, а там, где светло. Неужели степень сомнительности зависит от срока проживания на территории Южной Осетии? Дискриминирующие законы поставили многих финансово обеспеченных, добившихся в России ощутимых успехов специалистов и бизнесменов в зависимость от прихотей местных властей. История уже упомянутого Альберта Джуссоева тому пример. В 2006 году между ним и экс-президентом Кокойты произошел конфликт, и из главного героя — строителя газопровода из РФ в РЮО — Джуссоев превратился в изгоя. Напоминанием для других бизнесменов стоит полуразрушенный замок Джуссоева в районе Багиата.

При этом на чиновничьи должности (которые не выбираются волеизъявлением народа) приглашаются люди не просто без ценза последних 10 лет, а вообще никогда не жившие ни в РЮО, ни в РСО. В таких условиях понятно фактическое молчание властей Северной Осетии в деле объединения двух Осетий. За всё время борьбы Южной Осетии за независимость и объединение с Северной Осетией известен только один выходец из Северной Осетии, ставший лидером в Южной Осетии в самые тяжелые для нее годы — это Олег Тезиев. В то же время мы видим выходцев из Южной Осетии на всех уровнях властных коридоров Северной Осетии. Это низводит заявления властей Южной Осетии об объединении до уровня пустых деклараций, провозглашаемых для отвода глаз.

Республика после десятилетий блокад и войн нуждается в человеческих ресурсах. При правильной идеологической работе и созданной правовой базе удалось объединить еврейский народ и построить государство в пустыне. Объединение Германии тоже недавняя история. Проблемы возвращения беженцев из Северной Осетии в Южную, политическая, социальная, культурная и экономическая интеграция севера и юга Осетии все еще ждут своего решения.

Анна Чочиева (Цхинвал), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/09/13/anna-chochieva-edinaya-osetiya-neaktualnoe-obedinenie
Опубликовано 13 сентября 2018 в 10:37
Все новости
Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами