• USD 66.76 +0.53
  • EUR 75.47 +0.24
  • BRENT 60.25

Пришли за «Магой Киллером»: демонтаж кланов в Дагестане набирает ход

Фото: dagpravda.ru

Новым громким эпизодом антикоррупционной кампании в Дагестане стало задержание руководителя республиканского филиала ФКУ Упрдор «Каспий» Магомедрасула Омарова, известного также под прозвищем «Мага Киллер» или просто «Киллер». Амбиции Омарова распространялись далеко за пределы дорожного строительства — он возглавлял дагестанское отделение партии «Родина» и не раз заявлял о своих политических планах на федеральном уровне. После фактического разгрома силовиками так называемого мекегинского клана, к которому относились находящиеся под арестом экс-премьер Дагестана Абдусамад Гамидов и два бывших мэра Махачкалы — Магомед Сулейманов и Муса Мусаев, «Киллер» претендовал на то, чтобы стать наиболее влиятельной фигурой в даргинской части элиты Дагестана.

Как сообщает прокуратура Дагестана, в декабре 2017 года и феврале 2018 года Магомедрасул Омаров получил от одного из предпринимателей взятку в общем размере 60 млн рублей. Взамен Омаров обещал повлиять на полную и своевременную оплату госконтракта на строительство и реконструкцию автомобильной дороги на сумму 2,7 млрд рублей, заключенного с головной организацией ФКУ Упрдор «Каспий» в Астрахани". Общая сумма отката, по данным следствия, должна была составлять порядка 680 млн рублей, то есть около $ 10 млн. По результатам прокурорской проверки Следственное управление МВД по Дагестану возбудило уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в сфере предпринимательской деятельности), задержание Омарова проводили сотрудники ФСБ, которым пришлось вскрывать дверь его рабочего кабинета в Махачкале.

Как и многие известные политики-даргинцы, Омаров окончил пушно-меховой техникум в городе Балашове Саратовской области, откуда открывался путь в структуры потребкооперации. Карьера Омарова начиналась на закате советской эпохи в махачкалинском АО «Адам интернешнл» — компании, выросшей из недр Дагпотребсоюза под патронажем Саида Амирова — в дальнейшем вице-премьера Дагестана и мэра Махачкалы (ныне отбывает пожизненное заключение). С тех пор в определенных кругах за Омаровым закрепилось прозвище «Киллер», хотя подозрения в том, что он мог стоять за убийством министра финансов Дагестана Гамида Гамидова в 1996 году и ряда других чиновников, не подтвердились. В дальнейшем и сам Омаров несколько раз мог пасть жертвой покушений, но всякий раз оставался невредим.

В начале прошлого десятилетия Омаров, уже будучи депутатом Народного Собрания Дагестана, становится «тяжеловесом» в дорожном строительстве, на которое приходится немалая часть реальной экономики республики (в 2010 году, например, бюджет дорожного хозяйства Дагестана составлял около 3,5 млрд рублей). В 2002 году он возглавил госучреждение «Дагестанавтодор» и в последующие несколько лет превратился в самостоятельную политическую фигуру. Но в 2010 году Омаров был вынужден покинуть свой пост, проиграв борьбу за контроль над подрядами по строительству Гимринского тоннеля — самого длинного на Северном Кавказе. При Омарове работы на этом объекте-долгострое вела близкая к нему компания «Дорстройхолдинг», но серия проверок на строительстве тоннеля выявила нецелевое использование бюджетных средств. После отставки Омарова новым подрядчиком стала компания «Мостоотряд-99», связанная с группой «Сумма» Зиявудина Магомедова (в данный момент находится под следствием). Руководитель «Мостоотряда» Загид Хучбаров в дальнейшем стал главой «Дагестанавтодора», преобразованного позже в Агентство по дорожному хозяйству Дагестана.

Утратив контроль над «Дагавтодором», Омаров в качестве «утешительного приза» хотел в конце 2010 года возглавить дагестанское отделение «Справедливой России» в преддверии выборов республиканского парламента, но на этот пост его не допустили соперники (по дагестанской традиции не обошлось без рукопририкладства). Однако политические амбиции Омарова это не остановило, и в2013 году он возглавил дагестанское отделение партии «Родина», рассчитывая нарастить свое политическое влияние с приходом в республику нового руководителя в лице Рамазана Абдулатипова.

На муниципальных выборах 2015 года «Родина» получила самое большое в Дагестане количество мандатов после «Единой России». Политическая карьера Магомедрасула Омарова на тот момент уже включала работу депутатом республиканского парламента созывов — с таким багажом можно было вполне подумывать о Госдуме. За несколько месяцев до думских выборов 2016 года фонд «Народное мнение» и общественное движение «Родной Дагестан» заявили, что Омаров на основании проведенного ими опроса входит в десятку самых влиятельных людей Дагестана. В преддверии выборов в Госдуму и очередной созыв Народного Собрания, назначенных на сентябрь 2016 года, в Дагестан зачастило руководство «Родины», включая ее председателя Алексея Журавлева. Омаров не скрывал своих планов избраться в Госдуму по одномандатному округу, а на выборах в парламент отобрать немало голосов у «Единой России».

▼ читать продолжение новости ▼

Но до финиша кампании дагестанская «Родина» не дошла. В начале августа 2016 года партия сообщила, что в полном составе (более 200 человек) снимается с выборов в Госдуму и Народное Собрание, до этого сделав ряд заявлений о давлении на ее кандидатов. Но была и еще одна версия, почему «Родина» решила сойти с дистанции, пожертвовав борьбой за мандат депутата Госдумы для Магомедрасула Омарова: якобы он добился определенного результата в закулисных переговорах с Рамазаном Абдулатиповым относительно продвижения своей кандидатуры на некий высокий пост. Наиболее желанной вакансией на тот момент было кресло руководителя дагестанского отделения Пенсионного фонда РФ, после того, как против занимавшего эту должность борца Сагида Муртазалиева были возбуждены уголовные дела. Возглавить пенсионный фонд Омарову не удалось, но для него нашлась другая хлебная должность в хорошо знакомой ему сфере — в дагестанском филиале Упрдор «Каспий», структуры Росавтодора по Северному Кавказу.

На протяжении двух лет Омаров практически отсутствовал в политическом поле Дагестана, но последние события неожиданно открыли для него определенные перспективы. Дело в том, что в силу стечения обстоятельств идущая в Дагестане уже несколько месяцев антикоррупционная кампания буквально выкосила наиболее влиятельных чиновников-даргинцев. В начале года под арестом оказались премьер-министр Дагестана Абдусамад Гамидов (родной брат погибшего в 1996 году Гамида Гамидова) и его протеже, глава администрации Махачкалы Муса Мусаев — с их именами ассоциировался так называемый мекегинский клан, происходящий из села Мекеги Левашинского района. А несколько дней назад был задержан еще один влиятельный даргинец — руководитель дагестанского отделения фонда обязательного медстрахования Магомед Сулейманов (также известный как Моряк). Ему вменяют мошенничество с выплатами страховых средств через частные медицинские учреждения на общую сумму более 210 млн рублей. Вскоре после ареста Саида Амирова (еще одного даргинца) Сулейманов стал врио главы администрации Махачкалы. Но в преддверии все тех же выборов 2016 года вступил в конфликт с Рамазаном Абдулатиповым и был вынужден сдать кресло более сговорчивому Мусе Мусаевым, хотя и сохранил за собой пост руководителя дагестанского ФОМС.

Пришествие в политику Гамидова и Сулейманова тоже состоялось еще в девяностых, и после того, как они выбыли из игры, Магомедрасул Омаров фактически остался последним из старожилов даргинских кланов. Но воспользоваться этой позицией ему не придется — теперь ему грозит несколько лет заключения (если следствие не предъявит Омарову других обвинений). Причем Омаров не единственный дагестанский дорожник, к которому возникли серьезные претензии. Еще в начале августа стало известно, что прокуратура Дагестана совместно с ФАС и ФСБ выявили картельный сговор в дорожном строительстве республики, повлекший за собой извлечение незаконного дохода в размере 17 млрд рублей. В числе участвовавших в этой схеме компаний названы «Мостоотряд-99» и близкие к нему структуры «Дорстройотряд-99», «Дормост», «Бурбау» и «Транспроект», которые ограничивали конкуренцию, занижая цену госконтрактов и обеспечивая себе победу на всех крупных аукционах.

То, что дорожников ждут серьезные неприятности, можно было понять вскоре после отставки Рамазана Абдулатипова осенью прошлого года. Назначенный вместо него врио главы Дагестана Владимир Васильев в одном из первых же выступлений намекнул на завышенные сметы в дорожном строительстве. В апреле этого года свой пост покинул глава дорожного агентства Загид Хучбаров, а само агентство было ликвидировано.

Имя ушедшего в тень Магомедрасула Омарова в рамках антикоррупционной кампании уже возникало пару месяцев назад вскоре после ареста вице-премьера Рамазана Алиева (человека из ближайшего окружения Рамазана Абдулатипова). Как утверждают некоторые источники, Алиев в свое время получил от Омарова крупную взятку за лоббирование его кандидатуры на место руководителя дорожного агентства Дагестана, но добиться этого не смог. Правда, в 2016 году брат «Киллера» Магомедзагир Омаров был при протекции Алиева избран депутатом Народного Собрания Дагестана, но пробыл там недолго, скончавшись в августе прошлого года.

Таким образом, начавшаяся в феврале антикоррупционная кампания в Дагестане все меньше напоминает точечные удары по наиболее очевидным целям. «Идет „зачистка“ высших эшелонов власти. Она не закончена. Только тогда, когда будут преодолены негативные процессы коррупции и мздоимствования, можно будет об этом говорить», — заявил в середине Владимир Васильев после встречи с новым полпредом президента в СКФО Александром Матовниковым. За прошедшие полтора месяца это обещание было подкреплено уже не раз.

К действиям силовиков добавляются и новые громкие отставки без возбуждения уголовных дел (возможно, временно). Несколько дней назад Васильев подписал указ о прекращении полномочий Башира Магомедова — руководителя республиканского Агентства по предпринимательству и инвестициям, весьма влиятельной персоны времен Рамазана Абдулатипова. На место Магомедова назначен предприниматель Гаджи Гасанов, прошедший через региональный конкурс по формированию кадрового резерва. Подобный механизм назначения планируется использовать и для других должностей, чтобы вывести наиболее хлебные места из-под кланового контроля.

Северо-Кавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/09/05/prishli-za-magoy-killerom-demontazh-klanov-v-dagestane-nabiraet-hod
Опубликовано 5 сентября 2018 в 14:51
Все новости

14.12.2018

Загрузить ещё
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами