• USD 63.41 +0.45
  • EUR 74.00 +0.67
  • BRENT 72.44

Арабский провал на российском мундиале: Впереди Катар-2022

Фото: egyptindependent.com

Чемпионат мира по футболу в России уже несколько дней как пересёк «экватор». Групповая стадия турнира позади, сыграны все матчи 1/8 финала. Степень разочарования покинувших первенство сборных различна. В зависимости от качества показанной игры и её результатов, болельщиков той или иной национальной дружины постигли далеко не одинаковые эмоции. Судя по оценкам в соцсетях и последовавшим за неудачными выступлениями отдельных команд оргвыводам их руководств, больше других негодованием переполнены фанаты арабских стран, выбывших на первом этапе соревнования.

Арабы всегда имеют разные мнения по политическим и другим вопросам, но футбол их «неизменно объединял». Вот и теперь они решили все вместе покинуть турнир, подобными статусами троллили болельщики своих любимцев.

Один египетский фанат на размещённом в Facebook видео возмущался: «Что едят другие команды, чего нет у нашей? Почему наша сборная не может доставить нам немного радости? Мы имеем на то право».

Озвучивались ещё более пессимистические мысли с элементами жёсткой самокритики: «Чего лишены арабские команды, так это глубокого понимания культуры победы и его привития игрокам».

Российский мундиаль стал рекордным по количеству команд — представителей арабского мира. Сразу четыре его сборных выступили на турнире, и ни одна из них не прошла групповой отбор. Больше всего ожиданий было от египтян во главе с их форвардом Мохаммедом Салахом. Меньше — от Марокко и Туниса. И совсем мало надежд связывалось с успехом Саудовской Аравии. Шансы сборной крупнейшей арабской монархии изначально рассматривались как весьма скромные.

В итоге крупнейшие арабские нации — египтяне и саудовцы — отсеялись из одной с Россией и Уругваем группы. А «фараоны» (прозвище сборной Египта) к тому же в последней игре умудрились проиграть «зелёным соколам» («ник» сборной Саудовской Аравии). Худшего исхода для АРЕ не могло быть. Наставник египетской сборной аргентинец Эктор Купер покидает свой пост. Выступление египтян на российском мундиале назвали неудовлетворительным.

Последним шансом хоть как-то реабилитироваться в глазах своих фанатов, в последнем матче взяв верх над во многом принципиальным спортивным противником, воспользоваться не удалось. На уровне политических руководств между Королевством Саудовская Аравия (КСА) и Арабской Республикой Египет (АРЕ) сколь-нибудь существенная проблематика отсутствует. Но за футбол больше всего болеют простые граждане, придавая своим симпатиям тот или иной околополитический колорит. В данном случае повышенный градус «футбольного фанатизма» и у египтян, и саудовцев определялся желанием убедительной победой в последнем матче «хлопнуть дверью» на ЧМ-2018 и утвердиться в роли главной силы, в том числе и спортивной, в арабском мире.

Крупнейшая арабская республика и самая большая арабская монархия — дружественные друг другу страны. Богатые саудовские власти предоставили испытывающему значительные финансовые трудности египетскому партнёру внушительные гранты и льготные кредиты. Правда, взамен они ранее «выторговали» себе из египетского владения два острова (Тиран и Санафир) в Красном море. В своё время вокруг этой территориальной уступки в Каире и других городах АРЕ кипели нешуточные страсти.

Египтяне по ходу матча 25 июня в Волгограде вели в счёте, потом саудовцы смогли его сравнять. Точка в провале «фараонов» на ЧМ-2018 была поставлена на последних секундах игры. Как результат, они уехали с турнира без набранных очков. Тем же марокканцам удалось записать в собственный актив хотя бы один балл, причём в игре с испанцами (2:2).

От любви до ненависти, как известно, один шаг. В футбольном мире данная трансформация зачастую и того короче. Болельщики сборной АРЕ не возненавидели своих бывших/нынешних кумиров, об этом не может быть и речи. Но тем, чем они делились и продолжают это делать после фиаско «фараонов», ясно указывает на постигшее их огромное разочарование.

Не избежал критики и сам Салах, персональный рейтинг которого в АРЕ, да и вообще в арабском мире, сопоставим, а то и превышает, кредит доверия многих его политических лидеров. Лучший игрок Английской премьер-лиги (АПЛ) сезона 2017−2018, нападающий «Ливерпуля», был не в лучшей спортивной и, как можно понять, психоэмоциональной форме. Вокруг него не было тех исполнителей, с помощью которых в указанный сезон он забил за «Ливерпуль» только в АПЛ 32 гола. Однако, провал остаётся провалом. Память о нём сохранится надолго. Возможно, до самого начала следующей финальной стадии футбольного первенства в Катаре.

До 2022 года арабскому футболу и не только ему предстоит сложное четырёхлетие. Арабы квалифицировались в финал ЧМ-2018 из двух конфедераций: Африка (Египет, Марокко, Тунис) и Азия (Саудовская Аравия). И тот, и другой географический сектора Международной федерации футбола (ФИФА) постигли схожие с арабами чувства. За исключением Японии, показавшей блестящий футбол в 1/8 финала в игре с Бельгией, но всё же уступившей «красным дьяволам» (2:3), ни одна из представленных азиатских и африканских сборных, не прошла испытание групповым отбором. Всего их было десять команд из 32-х, посеянных в восемь «корзин». Даже такие «крепкие орешки», как Сенегал, Южная Корея и Австралия, не смогли пробиться дальше.

Иран, как и КСА, квалифицировался в российский мундиаль из конфедерации «Азия». Он не сумел прыгнуть выше головы, но избежал провала — одна победа над Марокко и более чем достойные игры с Португалией (1:1) и Испанией (0:1). Однако иранцев на родине ждал явно не тёплый приём. Так, под напором критики от местных болельщиков об уходе из сборной заявил её форвард Сердар Азмун. А ведь ему только 23 года…

Не в Катаре-2022, а на следующем первенстве 2026 года, которое пройдёт на полях США, Канады и Мексики, планируется увеличить число участников финальной стадии до 42-х сборных. Конечно, с соответствующим расширением представительства от каждого упомянутого «региона» ФИФА — Азии и Африки. Но уже сейчас, вслед за приравненным к «катастрофическому» выступлением команд из этих частей света высказываются мнения о том, что повышать их совместную квоту с десяти до 17 команд «при такой игре» не имеет смысла.

Особо сложный период в течение предстоящих четырёх лет ожидает арабские футбольные дружины. Южнокорейцы, австралийцы и другие «азиаты» обязательно подтянутся. С представителей «чёрной Африки» спрос не так уж и велик. Хотя они в целом показали достойный футбол на российских стадионах. Сенегал не прошёл в 1/8 финала по дополнительным показателям, а Нигерия покинула турнир с гордо поднятой головой, обыграв Исландию (2:0) и в напряжённой борьбе с минимальным счётом уступив Аргентине (1:2).

С арабами же не всё так очевидно. Футбольные амбиции у них большие — и у игроков, и у местных федераций, и у простых фанатов. Но под эти амбиции не подведена ни соответствующая финансовая, ни организаторская базы. Плюс ко всему в арабском мире растут геополитические риски, которые не могут не затрагивать и футбольную сферу.

В крупнейшей арабской республике с приближающимся к 100 миллионам населением отсутствует серьёзная система подговки молодых футболистов. Детско-юношеские школы, не говоря уже об академиях футбола при местных клубах находятся в зачаточном состоянии. Сильного внутреннего футбольного первенства, которое могло бы привлечь игроков из-за рубежа и придать мощный импульс развитию этого вида спорта, Египет также лишён. Добившиеся успехов игроки, из местного чемпионата незамедлительно переходят в иностранные лиги. Три ключевых игрока сборной АРЕ на ЧМ-2018 — нападающий «Ливерпуля» Мохамммед Салах, полузащитник лондонского «Арсенала» Мохаммед Эльнени и защитник «Вест Бромвича» Ахмед Хегази — игроки Английской премьер-лиги.

С финансированием развития футбола и спортивных программ в целом в испытывающем острый дефицит внутренних ресурсов Египте дела обстоят не лучше. В стране, где представители «среднего класса», работающие «топ-менеджерами» в местных компаниях, получают в среднем от $ 170 до $ 560 в месяц, рассчитывать на большие инвестиции в египетский футбол не приходится.

На этом фоне в Саудовской Аравии ситуация на порядок благоприятнее. Но только в денежном вопросе. Все организационные и управленческие проблемы внутреннего плана, обозначенные применительно к АРЕ, присущи и крупнейшей монархии арабского мира. Финансов здесь предостаточно, однако эффективность их использования, как и уровень администрирования саудовским футболом не воодушевляют.

В результате надежды местных фанатов увидеть свои сборные к следующим футбольным первенствам на качественно ином уровне представляются обречёнными. Время для этого не пришло, и мощный рывок арабов за предстоящие четыре года (ЧМ в Катаре) или восемь лет (североамериканский мундиаль) крайне маловероятен. Особенно, если их продолжают раздирать внутренние противоречия.

Катар-2022 обещает стать испытанием для всего арабского мира. Напомним, недавно минул год с начала межарабского кризиса вокруг Катара. Его отношения с блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии продолжают переживать глубокий кризис. Против эмирата «арабский квартет» в июне 2017 года ввёл санкции и установил транспортную блокаду*.

Если бы «ближневосточный» чемпионат мира прошёл уже этим летом и сборные Египта и Саудовской Аравии преодолели квалификационный отбор, по всей видимости, они бы бойкотировали Катар. За четыре года арабы могут ещё несколько раз рассориться и потом столько же раз помириться. Но конкретно сейчас и на обозримую перспективу пути и, главное, желание Эр-Рияда и Каира пойти на мировую с Дохой абсолютно не просматриваются. Напротив, всем своим видом главные лица «арабского квартета» демонстрируют настрой сорвать планы Катара по проведению чемпионата на высоком организационном уровне.

Так, генеральный прокурор Катара Али бин Фетаис аль-Марри в октябре 2017 года отверг новые обвинения в адрес властей полуостровного эмирата по поводу якобы имевшего места подкупа руководства ФИФА для получения права на проведение следующего чемпионата мира. Выступая тогда на пресс-конференции в женевском офисе ООН, генпрокурор Катара назвал подобные обвинения частью информационной войны против его страны, которую ведёт ряд соседей эмирата.

До заявления аль-Марри французские СМИ сообщили о проводимом ФБР США и прокуратурой Бразилии расследовании дела о «подозрительной» банковской транзакции в $ 22 млн из Катара на счёт бывшего главы бразильской федерации футбола. Данный перевод был осуществлён спустя несколько дней после решения ФИФА о проведении ЧМ-2022 в этой арабской монархии.

Межарабский кризис не остановил подготовку полуостровного эмирата к крупнейшему спортивному событию на его территории. Ущерб катарской экономике в виде прямых убытков, косвенных потерь и упущенной выгоды с минувшего лета оценивается до $ 50 млрд. Это только за прошедший год с небольшим с начала межарабского кризиса. Бюджет предстоящего в эмирате чемпионата мира, по текущим данным, измеряется колоссальными цифрами. До кризиса упоминалось, что власти эмирата готовы тратить $ 500 млн в неделю (!), пока не возведут все объекты и не реализуют все инфраструктурные проекты. Помимо строительства новых стадионов, гостиниц, прокладки дорог, только на проект сооружения в столице метрополитена выделяется $ 36 млрд.

Между тем сам факт того, что между арабами царит разлад и один полюс арабского мира стремится всячески осложнить планы другого, о многом говорит. Напрашивается вывод. Прежде чем думать о повышении спортивных результатов, арабским странам Северной Африки и Ближнего Востока предстоит добиться хотя бы разрядки царящих между ними противоречий. Современный футбол во многом неотделим от мировой политики. Геополитические процессы, пусть и по касательной, но оказывают влияние на сугубо спортивные вопросы. Тем более, когда футбольное событие четырёхлетия проводится в регионе с повышенными уровнями конфликтности и террористической угрозы.

У арабов был шанс показать себя на российском мундиале. Увы, этого не удалось ни одной из четырёх сборных арабского мира. Продемонстрированная ими в России неубедительная игра — прямое следствие постигших Большой Ближний Восток в последние годы конфликтов, войн и масштабных гуманитарных бедствий. Предстоит понять, в какой форме, с каким составом и при каких внешних факторах подойдут «фараоны», «зелёные соколы» и другие любимцы арабских фанатов к следующему чемпионату в Катаре.

*5 июня прошлого года Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, обвинив его в дестабилизации региона. Власти этих государств утверждают, что Катар поддерживает террористические группировки, действующие в ближневосточном регионе, а также способствует распространению экстремистской идеологии. Затем четыре арабские страны предъявили Катару список претензий. Главными требованиями в перечне из 13 пунктов выделены закрытие телеканала Al Jazeera, снижение уровня дипотношений с Ираном и полный разрыв связей с исламистской организацией «Братья-мусульмане». В списке, переданном властям Катара через Кувейт, также указывается на необходимость прекращения военного присутствия Турции на территории полуостровного эмирата. Инициаторы ультиматума дали Катару 10 дней для его удовлетворения или отклонения. Доха отвергла ультиматум.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/07/04/arabskiy-proval-na-rossiyskom-mundiale-vperedi-katar-2022
Опубликовано 4 июля 2018 в 10:11
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Июль 2018
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами