• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Чемпионат мира по футболу в России: самый арабский и ближневосточный

Фото: Reuters

Определились все участники финальной стадии Чемпионата мира по футболу — 2018. Кубок мира пройдёт с 14 июня по 15 июля на двенадцати стадионах в 11 городах России. Жеребьёвка турнира состоится 1 декабря в 18.00 по московскому времени в Государственном Кремлёвском дворце. Завоевавшие путёвки в финальную часть чемпионата команды будут разбиты на четыре корзины в соответствии со своим рейтингом.

Отборочный этап ЧМ­-2018 выдался успешным для некоторых стран, которые пока объективно не могут претендовать на высокие места по итогам предстоящего мундиаля. Для них сам выход в мировое соревнование четырёхлетия — большое достижение, значимость которого имеет и свою политическую сторону. Впервые на Кубок мира пробились сразу четыре арабские сборные. Вместе с Ираном представительство ближневосточных стран на чемпионате возрастает до пяти команд. Таким образом, почти шестая часть всех команд мирового первенства (всего их 32) приходится на регион Большого Ближнего Востока.

Никогда стольким футбольным дружинам из Северной Африки и Ближнего Востока не покорялся финальный этап. Предыдущий «рекорд», зафиксированный на чемпионатах 1986 (Мексика) и 1998 (Франция), побит. Тогда в мировые топы удавалось пробиться по трём арабским странам (в Мексике — Алжир, Ирак и Марокко, во Франции — Марокко, Тунис и Саудовская Аравия).

В том, что это случилось в отборочном цикле к российскому мундиалю есть свой символизм. Успешное восстановление Россией собственных позиций на Ближнем Востоке, выстраивание ею ровных отношений со всеми ключевыми игроками региона с наибольшей концентрацией «горячих точек» в мире созвучно указанному выше успеху ряда национальных сборных.

За прошедшие с предыдущего Кубка мира четыре года Ближний Восток пережил беспрецедентный по своему размаху, глубине и уплотнённости во времени геополитический шок. Когда летом 2014 г. в Бразилии стартовали первые матчи чемпионата, регион только начинал погружаться в войну с самой мощной на тот момент террористической организацией. Так называемое «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), возомнившее себя предтечей «всемирного халифата», подняло голову в июне 2014-го захватом второго по величине иракского города Мосул.

Ныне ИГ на грани полного разгрома, пределы «халифата», три последних года терроризирующего не только страны Ближнего Востока, но и расположенные за тысячи километров от них другие государства, сократились примерно до 5% контролировавшейся им ранее территории в Ираке и Сирии. Футбольные дружины этих арабских стран не пробились в финал Кубка мира. Впрочем, сирийская сборная и так совершила спортивный подвиг, достигнув этапа квалификационных матчей, где она не смогла преодолеть Австралию.

Россия вернулась на Ближний Восток осенью 2015 года, приступив к непосредственной борьбе с терроризмом «на дальних подступах». Сирия не вышла в финал чемпионата, но выстояла в войне с терроризмом не на жизнь, а на смерть благодаря мощной поддержке России и Ирана. У суннитской части арабского мира, как известно, исторически сложные отношения с шиитской державой. Есть все основания опасаться, что противостояние Ирана с крупнейшими арабскими государствами до начала чемпионата в России достигнет своей кульминации. Поэтому разрядка накопившейся за последние годы взаимной конфронтации между двумя полюсами силы на Ближнем Востоке крайне необходима. И в этом контексте свою особую роль может сыграть мировое первенство в России. Многим арабским странам хочется «просто играть в футбол», не ввязываясь в обостряющийся конфликт между Ираном и Саудовской Аравией. Вместе с последней в «арабском сегменте» российского Кубка мира будут представлены Египет, Марокко и Тунис.

Народы Северной Африки с 2010 года, когда здесь зародилась «арабская весна» с её катастрофическими последствиями для всего Большого Ближнего Востока, ощущают первоочередную потребность в двух благах цивилизации. Это мир и благосостояние в их странах.

Тунис стал колыбелью «арабской весны», столкнулся не с самой сильной, но достаточно чувствительной террористической угрозой. Один лишь факт состояния в рядах ИГ и других группировок «экстремистского интернационала» тысяч граждан этой страны не внушает уверенности на будущее. Тунисскую сборную по футболу называют «Карфагенскими орлами». За них будут болеть и законопослушные жители этой североафриканской страны, и выходцы из неё, воюющие под чёрными полотнищами ИГ. Если хотя бы только это и объединит их будущим летом, то от разделяемых футбольными фанатами симпатий куда больше пользы, чем от натравливающего их друг на друга религиозного фанатизма.

Вместе с «Карфагенскими орлами» в Россию приедут и «Атласские львы» (1). Такое прозвище закрепилось за сборной Марокко. Она тоже звёзд с неба не хватает, но сумела зарекомендовать себя крепким футбольным коллективом с не самым плохим послужным списком участия в Кубках мира. Марокканская сборная считается наиболее удачливой среди других национальных команд Африканского континента за всю историю. Она четырежды принимала участие в чемпионате мира, уступая по этому показателю среди африканских дружин лишь Камеруну, у которого таких участий пять. Впервые «атласские львы» пробились на ЧМ в 1970 году. На втором своём чемпионате в 1986 году марокканцы выступили гораздо лучше, добившись наилучшего достижения в своей истории — выхода в 1/8 финала с первого места в группе, обойдя такие сборные, как Англия, Польша и Португалия. Отметим, что это был первый в истории выход африканской сборной из группы на чемпионатах мира.

Марокко повезло, ветра «арабской весны» его обошли. Североафриканская монархия сохранила внутреннюю устойчивость, одновременно добиваясь равномерного сближения со всеми центрами глобальной силы. Визит премьер-министра России Дмитрия Медведева в Марокко (10−11 октября) закрепил этот внешнеполитический вектор арабского государства. Думается, после чемпионата мира у Москвы и Рабата возникнут дополнительные поводы к развитию двусторонних отношений.

Несомненно будут они и в отношениях с крупнейшей арабской республикой, футбольную сборную которой мы увидим на российских стадионах. Если тунисцы вернулись в финал Кубка мира после 12-летнего перерыва, а марокканцы спустя 20 лет, то у египтян от такого возвращения ещё большая эйфория. Ведь последний раз они были представлены на чемпионате в далёком 1990 году (Италия). «Фараоны» (прозвище сборной Арабской Республики Египет) рассчитывают на большее, чем другие арабские коллективы, прошедшие отбор от Африки. В их составе нападающий почти мировой величины — прекрасно зарекомендовавший себя в английском «Ливерпуле» Мохаммед Салах. Среди поклонников его футбольного таланта, в том числе и множество египтян — «воинов джихада», примкнувших к различным экстремистским группировкам на пространстве от Синайского полуострова до Персидского залива.

Египет переживает трудные времена, неспадающая на Синае и в других провинциях страны террористическая угроза наслаивается на массу социально-экономических проблем 95-миллионной арабской республики. Её отношения с Россией на подъёме с 2014 года — прихода к власти и избрания в президенты АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси. Ранее египетский лидер пригласил президента Владимира Путина в Каир на подписание контракта и церемонию старта строительства первой в Северной Африке атомной электростанции «Эль-Дабаа». В свою очередь, Абдель Фаттах ас-Сиси мог бы посетить, в числе глав других государств, церемонию открытия Кубка мира в московских «Лужниках».

Первой среди арабских стран в финальную стадию чемпионата пробилась сборная Саудовской Аравии. Выход «Зелёных соколов» (иногда их называют и «Сынами пустыни») не был столь убедительным, как например, в случае с иранской дружиной. Команды двух яростных геополитических противников отбирались на ЧМ-2018 от Азии, но были посеяны в разные группы. Вероятность их очного поединка на российском Кубке мира — строго гипотетическая (в одну группу не могут попасть команды из той же зоны, в данном случае азиатской). Однако, если случится невероятное и Иран с Саудовской Аравией выйдут из своих групп, то их матч может стать принципиально важным для обеих стран, одним из самых «политизированных» за всю историю чемпионатов последних десятилетий.

Иран («Тим Мелли», означает «Национальная команда», часто используются и такие прозвища, как «Принцы Персии» или «Гепарды») обеспечил себе путёвку в Россию ещё 12 июня, после победы над Узбекистаном (2:0), став первой сборной Азии, вышедшей в финальный этап. Иранцы — трёхкратные чемпионы Азии, но все их победы на азиатском кубке имели место до Исламской революции 1979 года (1968, 1972, 1974). Начиная с 1980-х, сборная Исламской Республики Иран уступила ведущие позиции на футбольных полях Азии австралийцам, японцам, южнокорейцам, а порою даже саудовцам. Но теперь ситуация, как можно понять, меняется в пользу шиитской державы. Причём и в спортивном (футбольном), и во внешнеполитическом плане. Иранцы приедут в Россию побеждать. Они уже показали себя на «Казань Арене» 10 октября в товарищеском матче с российской сборной крепким соперником (разошлись ничьей 1:1).

За четыре финальных турнира предыдущих первенств (1978, 1998, 2006, 2014), где участвовал Иран, он ни разу не выходил из группы. В 12 матчах зафиксировано 3 ничьи, 8 поражений и только одна победа. Но над кем! В 1998 году со счётом 2:1 были обыграны Соединённые Штаты. В результате Иран финишировал в группе на третьей позиции — выше как раз американцев. Спустя 10 лет коллектива США в России не будет, он не прошёл отбор. Зато у иранцев есть шанс в этот раз «отыграться» на саудовцах.

Как пишут ближневосточные издания, футбол подарил народам региона надежду во времена неопределённости и дефицита безопасности. Пользующаяся всемирной любовью игра стала средством восстановления национальных и общинных связей от Северной Африки до Ирана. Футбол на Ближнем Востоке «делает историю» (2).

Самый арабский и ближневосточный чемпионат мира по футболу в России не только воодушевляет и служит косвенным показателем постепенного преодоления странами конфликтогенного региона «чёрной полосы». Он ещё и обязывает ко многому. Прежде всего в вопросе обеспечения максимально возможного уровня безопасности на спортивных аренах и вокруг них. Уповать на фанатизм боевиков экстремистских и террористических группировок различных мастей исключительно у телевизионных экранов решительно возбраняется. Продолжение контртеррористической кампании России в Сирии на фоне приближающегося Кубка мира мотивирует ближневосточный «экстремистский интернационал» на совершенно другой фанатизм.

При всех организационных сложностях (вспомним недавний сбой соответствующих служб после товарищеского матча Россия — Аргентина) и огромной ответственности, которая выпадает на органы правопорядка, уже сейчас, примерно за 200 дней до матча открытия чемпионата в «Лужниках», всё же присутствует внутренняя уверенность в чётком, как отлаженный механизм, проведении российского мундиаля. Иного выбора не дано. Россия «обречена» доказывать не только собственную военную мощь и неисчерпаемый внутренний потенциал преодления западных санкций, других козней оппонентов на международной арене. Сейчас особенно важна демонстрация организационной силы возрождающейся державы, после зимней Олимпиады в Сочи стоящей на пороге нового события всемирной спортивной значимости.

(1) Атласские горы (по имени греческого титана Атлас) — протяжённая горная система от антлантического побережья Марокко через Алжир до берегов Туниса.

(2) Russia 2018: The most Arab World Cup ever // The New Arab, November 15, 2017.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/20/chempionat-mira-po-futbolu-v-rossii-samyy-arabskiy-i-blizhnevostochnyy
Опубликовано 20 ноября 2017 в 09:54
Все новости

15.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами