• USD 66.26 -0.57
  • EUR 78.04 +0.05
  • BRENT 78.85 +0.19%

Как Прибалтика «выключает» свет с Россией и Белоруссией

Карта существующих и планируемых линий электропередач в Прибалтику, чтобы разорвать энергокольцо БРЭЛЛ. Фото: biznesalert.com.

В июне Литва, Латвия и Эстония должны определиться с единым вариантом синхронизации своих энергосистем с европейской, чтобы с 2025 года выйти из энергокольца с Россией и Белоруссией. Таковы условия Еврокомиссии, в ином случае Брюссель пригрозил лишить проект поддержки. ЕК надоело, что прибалтийские страны уже более 10 лет хотят отделиться от энергосистем России и Белоруссии, но каждый по-прежнему тянет одеяло на себя. Проект о вхождении в европейскую энергосемью хорош политически, но затратен и может ударить по экономическим интересам даже Польши. Впрочем, потери от разрыва энергокольца понесут все стороны и сильнее всего может пострадать Белоруссия, которой некуда будет экспортировать электроэнергию с еще строящейся на российский кредит АЭС.

Когда единство заканчивается

В июне соглашение о синхронизации будет подписано, однако Эстония по-прежнему настаивает на дополнительных линиях, связывающих Европу и Прибалтику, пишет польское деловое издание BiznesAlert. Сейчас Таллин настаивает на строительстве LitPol Link 2. Эта линия стала бы дублером уже существующей LitPol Link 1, которая связывает Польшу и Литву.

«По-моему мнению, эта позиция гораздо ближе к компромиссу, чем это было полгода назад. На самом деле, позиция Эстонии по двум линиям LitPol Link очень сильна, почему, я думаю, будет принято решение», — цитирует BiznesAlert министра энергетики Литвы Жигимантаса Вайчунаса.

Энергокольцо БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва) заработало в синхронном режиме в 2001 году, чтобы страны могли обмениваться электроэнергией и поддерживать друг друга в случае аварийных ситуаций. Общая мощность линий, которая связывает Белоруссию и Россию с Прибалтикой, составляет 3000 мегаватт. Мощность же линий, которые соединяют Латвию, Литву и Эстонию с Швецией и Финляндией, еще пять лет назад не превышала 2300 мегаватт. В 2015 году к ним добавилась LitPol Link 1 между Польшей и Литвой мощностью 500 мегаватт.

Год назад «Объединенный исследовательский центр» Евросоюза (JCR) представил сценарии развития энергосистем Прибалтики к 2025 году. При сохранении БРЭЛЛ эксперты прогнозировали затраты на модернизацию прибалтийских энергосистем в 30 млн евро. Остальные сценарии предполагали отделение от БРЭЛЛ, правда, с выполнением обязательств Евросоюза в том, что не пострадает Калининградская область. Строительство прямых линий через Литву в регион оценили в 150 млн евро.

Самым дорогим сценарием оказалась синхронизация и строительство дополнительных линий с Финляндией. Общие затраты оценили в 1,36−1,41 млрд евро. Самым дешевым сценарием — расширение LitPol Link 1 на 500 мегаватт и строительство LitPol Link 2 на 1000 мегаватт. Их возведение обойдется в 770−960 млн евро.

Эстония согласилась на синхронизацию через Польшу, но в полном варианте, как предложил «Объединенный энергетический центр» Евросоюза. Об этом заявила министр экономики и инфраструктуры Кадри Симсон. Ее поддержал глава экономического ведомства Латвии Арвилс Ашераденс. Варшава и Вильнюс при этом настаивали на сокращенном варианте — без линии LitPol Link 2. Строительство LitPol Link 1 мощностью 500 мегаватт и стоимостью 580 млн евро и так влетело Польше и Литве в «копеечку». 213 млн евро выделил Евросоюз, но 150 млн пришлось заплатить Литве, а 430 млн — Польше.

Президент госкомпании оператора национальной энергосистемы Польши PSE Эрик Клоссовски вообще заявил, что строительство новой линии вдоль уже существующей существенно не улучшит безопасность снабжения, но увеличит количество проблем, связанных с возвратом инвестиций. В качестве альтернативы в PSE предложили проложить линию по дну Балтийского моря из северной Польши в Клайпеду. Впрочем, и этот проект не нашел поддержки у властей Польши. Если Литва, кроме затрат, еще и зарабатывает на транзите электроэнергии, то соседи могут и вложиться и даже частично потерять свой собственный рынок.

С одной стороны, возможности Польши по экспорту электроэнергии ограничены, почему Польша не может использовать даже существующую линию LitPol Link 1 на полную мощность. Об этом заявлял глава литовского оператора Litgrid Дайвис Вирбицкас. С другой, большую часть электроэнергии в Польше производят на угольных ТЭС, и она дорогая. Поэтому создание даже одной линии уже привело к тому, что через Прибалтику более дешевая электроэнергия из Швеции и даже прибалтийских стран уже поступает на польский рынок, а при расширении сетей хлынет туда. По данным польской энергетической биржи TGE, 5 июня электроэнергия торговалась в среднем по 61 евро за мегаватт (262 злотых). В то же время, по данным энергетической биржи Nordpool, вчера в Швеции электроэнергию продавали по 45 евро за мегаватт, а в Латвии, Литве и Эстонии — по 54 евро.

Россия «в игре»

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков считает, что все идет к тому, чтобы страны Прибалтики вышли из системы БРЭЛЛ. «Они последовательно движутся к этой цели. Они строят энергомосты со скандинавскими странами, Литва запрещает покупку электроэнергии с Белорусской АЭС…», — отмечает эксперт. Его поддерживает политолог, обозреватель-аналитик RuBaltic.Ru Александр Носович. «Выход стран Балтии из БРЭЛЛ неизбежен, поскольку для них это вопрос не экономики, а политики. Точнее, геополитики. Все инфраструктурные проекты Прибалтики так или иначе подчинены идее инфраструктурного отмежевания от России, разрыва связей с советским прошлым», — отмечает он. Другой вопрос, по мнению Александра Носовича, состоит в том, что Евросоюз не хочет софинансировать этот проект и требует обоснование этого выхода. «А другого обоснования, кроме политики и даже, скорее, идеологии, не существует. БРЭЛЛ — это исключительно надежная в плане энергетической безопасности система, за все время своего существования она работала бесперебойно. Гарантировать, что балтийские страны после отключения от этих сетей и подключения к европейским энергосетям будут также бесперебойно снабжаться электроэнергией, никто не может. Это вызывает большие сомнения у ЕС относительно того, стоит ли выделять на это деньги. Но рано или поздно, так как это вопрос идеологии, пусть даже за свой собственный счет, страны Балтии доведут процесс до логического конца», — считает обозреватель-аналитик RuBaltic.Ru.

Если страны Прибалтики все еще торгуются, какой вариант синхронизации с европейской энергосистемой подойдет и сколько в итоге будет стоить разрыв энергокольца БРЭЛЛ, то Россия уже вкладывает средства в «последствия». Их оценивают в около 140 млрд рублей (около $ 2,25 млрд). Так как Калиниградская область может стать энергетическим островом, то в регионе уже построили две ТЭС и еще две введут в строй в 2018—2020 годах. «Талаховская и Маяковская ТЭС обошлись в 25 млрд рублей без НДС, Талаховская оказалась несколько дороже. И около 100 млрд стоят все четыре станции. Мы на эти средства рассчитывали и за пределы этой суммы по-прежнему не выходим», — заявил на церемонии запуска президентом России двух ТЭС в марте председатель правления ОАО «Интер РАО ЕЭС» Борис Ковальчук.

Также разрыв энергокольца ударит по снабжению северо-запада страны. В Минэнерго заявляли, что БРЭЛЛ обеспечивает до 40% пропускной способности между центром и северо-западом России. Поэтому «Федеральная сетевая компания» (ФСК ЕЭС), которая входит в «Россети», начала несколько лет назад программу по укреплению связей между энергосистемами регионов страны.

▼ читать продолжение новости ▼

«Будет поставлена под напряжение линия 330 кВ Новосокольники — Талашкино (262 км), а также завершена комплексная реконструкция подстанции ПС 330 кВ Талашкино (900 МВА). Ряд других объектов макропроекта был завершен в течение года и в 2016 году. Среди них — строительство заходов линии 330 кВ „Ленинградская — Балти“ на подстанцию 330 кВ „Кингисеппская“», — рассказал «Коммерсанту» еще в декабре прошлого года председатель правления ФСК ЕЭС Андрей Муров. По его словам, после завершения последних двух объектов останется достроить воздушные линии 750 кВ «Белозерская —Ленинградская» протяженностью 473 км и 330 кВ «Псков — Лужская» протяженностью 160 км. Весь проект в ФСК оценили в 37,2 млрд рублей.

Ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков добавляет, что Россия решила полностью обезопасить себя от Прибалтики, и «Газпром» заказал в Южной Корее плавучий регазификационный терминал, который разместит в Калининградской области, чтобы поставлять газ в виде СПГ, а не через газопровод по территории Литвы.

Александр Носович замечает, что затраты, например, на сооружение ТЭС нельзя назвать убытками для России, поскольку строительство энергетической инфраструктуры — это, в любом случае, плюс экономике. Тем не менее, часть россиян почувствует на себе переход Калининградской области на автономное энергоснабжение.

«Если хочется жить со светом, надо за это платить. Решение об источниках финансирования для новых станций (ТЭС в Калининградской области — прим. ред.) было принято федеральным правительством в 2015 году до начала их строительства. Возврат средств будет производиться в течение 15 лет некоторым ростом тарифа на электроэнергию для первой ценовой зоны. То есть практически всей европейской частью Российской Федерации. Но никакого кратного увеличения тарифов не будет», — заявлял советник председателя правления «Интер РАО» Геннадий Бинько.

Белорусская АЭС останется без главного источника дохода?

Кто может пострадать сильнее всех, так это Белоруссия, полагает ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков. В прошлом году Сейм Литвы принял закон, по которому в страну не может попадать электроэнергия с небезопасных АЭС, а следом еще один закон — о том, что строительство БелАЭС в Островце является небезопасным. «Сегодня мы делаем не первый, но очень важный, сильный шаг для того, чтобы гарантировать безопасность страны и общественную безопасность. Мы ожидаем совместной деятельности в сотрудничестве с нашими соседями, для того, чтобы убедить наших партнеров в Европейском Союзе, что мы могли бы добиться приостановления строительства электростанции, или же того, чтобы они никогда не начала бы работу», — цитировала председателя Комитета национальной безопасности и обороны Сейма Витаутаса Бакаса пресс-служба Сейма. Более того, на сайте оператора энергосистемы Литвы Litgrid размещена карта, на которой указано, что к 2026 году две из четырех линий электропередач с Белоруссией демонтируют. Одна из них как раз проходит недалеко от строящейся АЭС.

В Белоруссии при этом все еще надеются изменить позицию властей Литвы. «Процесс идет непросто. Вместе с тем, мы обязаны это делать, и мы убедим и общественность, и официальных лиц в том, что белорусская АЭС очень надежная, в ней применена современнейшая технология по безопасности, — заявил министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Худык. — Это экологически чистая энергетика, и необходимо сотрудничать в этом плане, а не препятствовать. Я думаю, что такая энергия нужна не только белорусам, но и литовцам».

«В Минске рассчитывали экспортировать электроэнергию с АЭС в Литву. Теперь придется строить переходные подстанции, чтобы можно было экспортировать электроэнергию. Причем, если АЭС будет испытывать проблемы, тогда Минск не сможет отдать России кредит (до $ 10 млрд), выданный на строительство АЭС. Поэтому риски все равно есть», — говорит Игорь Юшков.

Сегодня Литва является самым энергозависимым государством среди прибалтийских стран. После окончательного закрытия Ингалинской АЭС в 2009 году она импортирует 60−70% электроэнергии. В прошлом году, например, собственное производство в Литве составило 36% потребления, поставки же из Швеции, России, Белоруссии, Латвии и Эстонии превысили 100% потребления (11,1 терраватта), так как часть электроэнергии перепродали в Польшу. Такие данные оператора Litgrid. Эстонский оператор Elering в то же время указал, что в 2017 году страна произвела 11,2 терраватта, а потребила 8,5 терраватта. Латвийский оператор AST при этом сообщает, что с мая 2017 года только пять месяцев потребление превышало производство собственной электроэнергии и дефицит составлял до 32% (168 мегаватт), которые покрывали импортом. Закупки в России и Белоруссии при этом достигали 300 мегаватт в отдельные месяцы, но большей частью перепродавались в Литву и другие страны.

«Сейчас и российская и белорусская электроэнергия дешевле европейской. Хотя там есть спады цен. Например, если в Швеции много снега выпадает, гидростанции больше вырабатывают и цена падает. В маловодный период происходит обратный процесс — вплоть до остановки экспорта», — говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков.

По данным биржи Nordpool, через нее в странах Прибалтики продается и покупается 94−100% электроэнергии. Белоруссия также торгует электроэнергией через Nordpool. Об этом заявлял заместитель министра энергетики Белоруссии Михаил Михадюк. Тем не менее, ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков замечает, что в этом году Литва резко нарастила импорт белорусской электроэнергии. «Предположу, что они специально поднимают потолок. В 2019 году запустят АЭС, а Литва скажет: «Мы покупали вот такой объем электричества у белорусов в 2018 году. Тогда АЭС не было, так что дальше будем покупать не больше этого объема и будем считать, что это электричество идет только с газовых станций».

Кто не присоединился к бирже Nordpool, так это Польша. Игорь Юшков отмечает, что Белоруссия может продавать электроэнергию и туда: «Поляки — сами экспортеры, но они смогут покупать у белорусов, а свою электроэнергию гнать в Германию. Так что весь вопрос в тарифе на электроэнергию на Белорусской АЭС. Его должны утвердить совместно „Росатом“ и белорусские власти. От тарифа и будет зависеть конкурентоспособность на внешних рынках».

Соседняя Украина при этом будет не потенциальным потребителем, а конкурентом, говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич. По его словам, украинские власти в рамках интеграции в европейскую энергосистему планируют отсоединиться от белорусской к 2022 году. При этом белорусская сторона только начала зондировать почву для переговоров об экспорте в Польшу. «Однако это только прощупывание почвы», — эксперт замечает, что Украина уже поставляет электроэнергию в Польшу. За пять месяцев этого года она поставила электроэнергию на $ 32,5 млн. «Политически Украина является союзником Польши. Поэтому логично, что именно с ней ведутся переговоры об увеличении экспорта электроэнергии. Это невозможно сделать без восстановления линии электропередач в Жешув, — говорит Дмитрий Марунич. — Кроме того, появились предложения о возобновлении проектов по строительству дополнительных блоков на Хмельницкой АЭС. Однако тендеры на проектные работы „Укрэнерго“ должно было объявить еще весной, но до сих пор этого не сделало».

В любом случае, пока Белоруссии остается надеяться только на Россию, с которой в следующем году планируется создать единый энергорынок. Туда Минск точно сможет продавать излишки энергии с Белорусской АЭС.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/06/06/kak-pribaltika-vyklyuchaet-svet-s-rossiey-i-belorussiey
Опубликовано 6 июня 2018 в 16:11
Все новости

20.09.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами