• USD 67.03 +0.19
  • EUR 76.70 +0.73
  • BRENT 71.73

Революционная казачья самоорганизация и попытки сепаратизации

В министерстве юстиции России в настоящее время проходит экспертизу проект федерального закона «О российском казачестве», где казакам, как полагают критики проекта, фактически присвоен статус отдельного народа Российской Федерации. Реакция российских СМИ на готовящийся закон о казачестве и актуальное событие, случившееся 5 мая в Москве на площади Пушкина, демонстрируют, что проект перезрел и нуждается в квалифицированном экспертном сопровождении. Поэтому мы продолжаем цикл статей об истории правового статуса российского казачества в прошлом и настоящем. В предыдущей нашей статье мы описали правовые аспекты существования казачества в Российской Империи перед революцией в качестве т. н. «войскового сословия». Мы определили, что революция 1917 года серией событий Февраля и Октября и революционными правовыми актами устранила связь казачьего войскового сословия с монархией, ликвидировала сословие, а вместе с ним юридически и основы его содержания — пожалованные земли казачьих войск. Государственный статус этих земель нуждался в правовом переоформлении.

Разумеется, казачье войсковое сословие в 1917 году было ликвидировано юридически — де-юре, но для действительной его ликвидации де-факто потребовалась революционная война, поскольку казачество оказало военное сопротивление утвердившемуся в столицах революционному режиму. При этом, заметим, революция с февраля 1917 года сама вошла в ликвидируемое войсковое сословие, вызвав в нем раскол, что придало дополнительный драматизм событиям.

В целом, Февральская революция 1917 года была встречена казачеством настороженно. И, тем не менее, уже в марте стартовала революционная казачья самоорганизация. 11 марта 1917 года Временное правительство издало специальное постановление, в котором отменялись все ограничения казачества в гражданских правах и одновременно были разрешены выборы в образовывавшиеся высшие органы казачьего управления в виде казачьих областных войсковых округов. Поскольку казачьи войска управлялись до революции Военным министерством, 14 марта 1917 года военным министром Временного правительства Алексеем Гучковым был издан приказ «О реорганизации местного гражданского управления казачьего населения». Первым революционным действием, отвергавшим прежний правовой порядок управления казачеством, стало отстранение назначенных императором наказных войсковых атаманов. Казачье самоуправление расширялось на прежние сферы централизованного управления. На место назначаемых царем атаманов были поставлены или назначенные из рядов войск (например, в Астраханском казачьем войске), или выборные атаманы, как это было в случае Донского казачьего войска.

Генерал-лейтенант казачьих войск Алексей Каледин, например, согласился стать первым выборным атаманом Войска Донского после того, как в 1709 году выборность была упразднена царем Петром I. Каледин был противником революции, но был вовлечен революционный процесс. Но, как это свойственно революциям, выборные атаманы были избраны «активом», который не представлял всего казачества своих войск, а это вызвало протесты со стороны другого образовавшегося «актива». Начавшийся раскол внутри казачьих войск обозначило создание организаций, претендовавших на всероссийском уровне на представительство интересов всего казачества. Это Общие казачьи съезды и созданный ими Союз казачьих войск. С другой стороны — противостоящий им Центральный совет трудового казачества, а потом радикальный Центральный Совет казаков и Казачья секция ВЦИК Совета рабочих и солдатских депутатов.

Последовали и самочинные действия в порядке самоорганизации войск. В первой половине марта 1917 сибирские казаки, проживавшие в Иркутской и Енисейской губерниях, постановили создать новое отдельное Енисейское казачье войско. Несогласные с ними постановили образовать Красноярское казачье войско. В Амурском войске казаки четырех станиц заявили о выходе из казачества. На I съезде Забайкальского войска даже проголосовали за упразднение казачьего сословия. Однако факты этих постановлений об упразднении казачьего сословия — I съезда Забайкальского войска, позиции половины делегатов II съезда Амурского войска и представителей северных округов на II съезде Уссурийского войска — не следует переоценивать. Казачество твердо держалось за свой сословный статус, но стремилось к «послаблениям» с расширением казачьих прав на войсковые земли. Донской казачий съезд выступил за отбывание казаками воинской повинности на общих основаниях для всего населения страны, т. е. ликвидации военной службы для войскового сословия по особым правилам. I съезд Уральского казачьего войска потребовал возвращения исторического названия «Яицкое» и т. д. В общем, хаос нарастал.

В целом, казачьи требования 1917 года сводились к тому, чтобы все войсковые земли целиком и полностью стали собственностью казачьей земельной общины. Войску должны были принадлежать все недра, леса, воды и рыбные промыслы. При этом какого-либо наделения землей иногородних из казачьего фонда, разумеется, не подразумевалось. Признавалось необходимым полное самоуправление казачьих областей, т. е. придание им автономного статуса. Из требования автономии вытекало требование федерации. Повсеместно во всех войсках наблюдалось отрицательное отношение к комиссарам Временного правительства. Казаки требовали облегчения воинской службы за счет сокращения срока действительной службы и предоставления им государственных субсидий для приобретения коня и снаряжения.

На созванном в Москве в августе 1917 года Государственном совещании присутствовали 40 делегатов от казачьих войск — среди них выборный войсковой атаман Донского казачьего войска Алексей Каледин. На совещании Каледин предложил безотлагательно осуществить суровые и радикальные мероприятия по сохранению российской государственности. В частности, атаман заявил, что Россия должна быть единой и всяким сепаратным стремлениям необходимо поставить предел в самом зародыше. По словам очевидцев, декларация, зачитанная Калединым от имени всего казачества, «произвела очень сильное впечатление». Однако, после Государственного совещания Каледин весьма мрачно и пессимистически оценил внутриполитическое положение в стране и ее ближайшие перспективы. Он высказал мысль о том, что «Россию можно будет восстанавливать частями, по кускам, постепенно оздоравливая отдельными оазисами». Одним из таких оплотов, по мысли атамана, мог бы стать Юго-Восток России с его областями казачьих войск. Каледин предположил, что и в других регионах страны — в Сибири, на Урале, на Украине также можно было бы создавать крупные «здоровые от надвигавшегося революционного развала образования». А после того, как они добьются «оздоровления» у себя на местах, объединенными усилиями «помогут затем подняться всей России». Это был план того, что потом большевики назовут «белой контрреволюцией» на Юге. К нему после Октябрьского переворота вынуждены были присоединиться лидеры военных — генералы Михаил Алексеев и Лавр Корнилов. В целом, эта политическая программа и стратегический план интересны тем, как проект автономии на федеративных началах в процессе революции был быстро замещен сепаратистским проектом на Дону.

Провозглашение Временным правительством 1 сентября 1917 года России республикой вызвало большую обеспокоенность у представителей созданных революцией высших органов казачьего самоуправления. Их ответом стала конференция в Екатеринодаре 4−5 сентября представителей правительств казачьих войск, которые повели дело к объединению в рамках «Юго-Восточного союза». Конференция заявила протест против действий Временного правительства до Учредительного собрания и потребовала создания республики в России на «демократической и федеративной» основе. С сентября 1917 года существенно активизировалась практическая работа организаторов «Юго-Восточного союза казачьих войск». Терский атаман Михаил Караулов даже составил втайне черновой проект «Основных государственных законов Республики Юго-Восточной». Проблема федеративных отношений автономных казачьих областей рассматривалась и на заседаниях проходившего в сентябре в Петрограде Всероссийского демократического совещания.

С 16 по 21 октября 1917 года во Владикавказе прошла итоговая конференция, на которой были официально утверждены все решения Екатеринодарской конференции и подписан «Договор об образовании „Юго-Восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей“». В состав союза вошли: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское казачьи войска, калмыцкие орды и Союз горцев Кавказа. Председателем Союза был выбран атаман Войска Донского генерал Алексей Каледин. Высшим исполнительным органом союза должно было стать так называемое Объединенное правительство, в состав которого включалось по два представителя от каждого субъекта этой организации. 16 ноября оно было сформировано в Екатеринодаре. 31 октября к Союзу присоединилось Уральское казачье войско.

Руководство казачьих войск Юга не признало большевистский переворот в столице, но и формальное подчинение комиссарам Временного правительства было прекращено. 22 ноября 1917 года Союз казачьих войск потребовал от советского правительства права самоопределения «народностей» для казачьих войск и невмешательства в их дела. Автономия быстро превращалась в антибольшевистский сепаратизм. На деле Юго-Восточный союз и его составные части по отдельности превращались в государственные образования, противостоящие Центру. Однако Союз был быстро ликвидирован большевиками в ходе первого этапа гражданской войны. Дальше строительство казачьей государственности осуществлялось уже в условиях гражданской войны и вооруженного противостояния с центром. (Продолжение следует)

Дмитрий Семушин

Читайте также: Дмитрий Семушин: О проблемах конструирования российского неоказачества

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/05/13/revolyucionnaya-kazachya-samoorganizaciya-i-popytki-separatizacii
Опубликовано 13 мая 2018 в 13:01
Все новости

19.08.2018

18.08.2018

Загрузить ещё
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами