• USD 62.72 +0.36
  • EUR 75.88 -0.03
  • BRENT 73.90 +0.91%

Сразу на трех фронтах: Израиль в фокусе

Иллюстрация: Лента.ру

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Граница нашего терпения».

«Марш миллионов», он же «марш возвращения», в Газе собрал всего около 30−40 тысяч человек, в основном членов ХАМАСа и их родственников. Впрочем, нам обещают, что это только начало и эскалация усилится в ближайшие недели, достигнув пика в День Независимости Израиля, когда ожидается объявление о переводе посольства США в Иерусалим.

В ходе возникших беспорядков полтора десятка участников были убиты и около 1500 пострадали, в основном от слезоточивого газа (эти цифры отличаются в разных источниках и, вероятно, будут меняться). ЦАХАЛ особо отмечает, что все погибшие были молодыми мужчинами и среди них не меньше 10 боевиков террористических организаций (пятерых «своих» признал даже ХАМАС).

Для правителей Газы способность мобилизовать население на массовые акции — демонстрация их силы, адресованная не столько Израилю, сколько Абу Мазену и ФАТХу. Одновременно это проверка прочности границ, причем не только территориальных, — границ терпения Израиля, сочувствия международного сообщества «страдающим жителям Газы» и поддержки палестинской идеи арабским миром.

Очевидно, что чем больше жертв принесет эта акция, тем лучше для ХАМАСа. Какую бы угрозу не несли боевики, прорывающиеся через границу, в глазах окружающего мира израильские солдаты расстреливают мирных демонстрантов «на их собственной земле».

Пока Израиль не поддается на провокации, и армия не меняет правил открытия огня. Расследования гибели участников марша также не будет, заявил министр обороны Авигдор Либерман, хотя командование изучит возможности сокращения числа жертв до минимума.

Премьер-министр поблагодарил солдат за надежную охрану границ, которая позволила гражданам страны спокойно отмечать Песах. Официальную реакцию правительства поддержала и оппозиция в лице главы «Сионистского лагеря» Ави Габая. А вот свежеизбранный председатель МЕРЕЦ Тамар Зандберг потребовала создать комиссию, расследующую столкновения у границы, и пересмотреть существующие инструкции об открытии огня.
Махмуду Аббасу волей-неволей пришлось выступить в поддержку хамасовской акции и потребовать через кувейтских представителей срочного заседания Совбеза ООН. Палестинская солидарность требует от председателя ПНА участвовать в вакханалии, в которой его злейшие враги набирают очки, а сам он — теряет.

Столь же неохотна реакция арабского мира. В то время как арабские СМИ гневно клеймят «сионистских убийц», руководители Иордании и Египта ведут напряженные консультации (при участии Израиля) о том, как не допустить краха властных структур на территории автономии и распространения беспорядков на соседние страны. Основное давление оказывается на Аббаса, который снова оказался меж двух огней: в глазах арабского мира он ответственен за ситуацию на палестинских территориях, но не может повлиять на ХАМАС. Единственный для него выход — перевести стрелки на Израиль. Эту позицию разделяет турецкий президент Эрдоган.

Совет Безопасности ООН не смог принять резолюцию, осуждающую Израиль, поскольку она была заблокирована США. Тем не менее, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал немедленно расследовать происходящее на границе Газы, в первую очередь использование ЦАХАЛом боевых патронов. Заявления ООН и Евросоюза, хоть и признают право Израиля на защиту своих границ, но осуждают его за «непропорциональное применение силы». В том же духе высказались представители Франции и Великобритании и МИД России. Можно и правда ожидать создания очередной «независимой» комиссии, которая будет расследовать не гибель сотен тысяч мирных жителей в Сирии, Судане, Ливии и Йемене, а уничтожение 16 террористов.

Таким образом, ХАМАС уже добился многого — ухудшения международного имиджа Израиля и возвращения темы Газы в мировую повестку. Нет сомнений, что он постарается закрепить этот успех дальнейшими выступлениями. Эксперты предсказывают возможное военное противостояние, но, не исключено, что воинственная риторика ХАМАСа рассчитана на то, чтобы припугнуть Израиль международным осуждением и заставить его отказаться от правил открытия огня на границе. Этот расчет ошибочен: победоносная война против террористов Газы станет лучшей предвыборной кампанией правого лагеря в преддверии выборов 2019 года.

Вероятно, ХАМАС не доведет дело до войны: его истинная цель — усиление влияния в автономии. Тем не менее, главным аргументом в этой борьбе за власть по-прежнему остается ненависть к Израилю и отрицание какого бы то ни было «мира с врагом». Об этом, как и о «возвращении всей нашей земли, оккупированной в 1948 году», в последнее время постоянно говорят лидеры движения. Это еще одно доказательство полной абсурдности и нереальности идеи Палестинского государства, якобы способного мирно сосуществовать с государством еврейским. (mignews.com)

Портал 9tv.co.il аналитическую статью израильского востоковеда Мордехая Кейдара, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Война с террором вынуждает к жестким решениям».

Избранная руководством страны нынешняя тактика умеренных ответов на арабский террор не обеспечивает сдерживания и не способна восстановить должный уровень безопасности. При этом чем дольше мы продолжим оттягивать удар по врагу, тем сильнее и опаснее тот станет.

На протяжении последних нескольких месяцев мы стали свидетелями постепенного, но вместе с тем совершенно явного формирования трех очагов напряженности как на границах страны, так и в ее пределах, в отличие, к слову, от относительного снижения уровня угроз, исходящих напрямую из Ирана.
Речь идет об увеличении числа инцидентов в сфере безопасности: в Иудее и Самарии — это нападения с применением ножей и автомобильные наезды, со стороны сектора Газы — попытки создания диверсионных туннелей и теракты вдоль разделительного забора, а на северной границе с Ливаном и Сирией — все множество различных событий, так или иначе связанных с деятельностью «Хизбаллы», Ирана, да и России тоже.

Очевидная эскалация во всех этих трех областях требует от Израиля сменить тактику, поскольку продолжение политики умеренных ответов, использовавшейся в последние годы, больше уже не сдерживает соседей, то есть не способно восстановить мир и обеспечить должный уровень безопасности.
Ниже мы рассмотрим по отдельности каждый из трех названных выше очагов напряженности и меры, которые Израиль мог бы принять для восстановления собственной безопасности.

Газа — как подавить «туннельный бизнес»?

На прошлой неделе пресс-секретарь Армии обороны Израиля сообщил, что в ходе авианалета, израильские ВВС уничтожили еще два туннеля, прокопанных террористами ХАМАСа из сектора Газа в сторону израильских городов. При этом было подчеркнуто, что ликвидация стала ответом на взрыв четырех придорожных бомб, заложенных накануне боевиками ХАМАСа возле отделяющего сектор Газы забора.

На первый взгляд, может показаться, что это взвешенный и продуманный шаг. Действительно, раз ХАМАС закладывает бомбы, Израиль вправе ответить, тем более, удостоверившись, что в туннелях в этот момент не было боевиков, а значит, избежав дальнейшей реакции со стороны террористов и, таким образом, еще большего нагнетания напряженности.

Решение действовать исключительно в этих рамках последовало за ликвидацией туннеля «Исламского джихада» в октябре 2017 года, когда было уничтожено сразу 15 террористов. Одни из них были в туннеле во время взрыва, другие же были ликвидированы, когда пытались вытащить из-под обломков уцелевших боевиков.

С тех пор военное и политическое руководство Израиля, опасаясь возмездия и не желая предоставлять террористическим организациям повод для нагнетания ситуации, приняло решение, разрушая туннели, не причинять вред тем, кто их роет. Особенно если туннель еще не пересек границу с Израилем. Из того, что мы знаем о процессах принятия подобных решений, полагаю, оно было принято под давлением юридических консультантов, сопровождающих теперь каждый шаг армии.

Но пусть простит меня за эти слова высокое армейское командование с его политическим руководством и всеми их многочисленными юрисконсультами, посыл, исходящий в результате от Израиля, кажется мне крайне проблематичным и даже более того — абсолютно ошибочным. Поскольку в итоге террористические организации Газы во главе с ХАМАСом, ясно осознавая израильский страх перед обострением ситуации, в полной мере используют его в своих целях.

Израильскому руководству, на мой взгляд, следовало бы повести себя ровно наоборот: заявить, что все туннели, даже те, что еще не пересекли границу, считаются попыткой нападения на Израиль, а потому мы имеем полное право уничтожить их, и можем сделать это в любой момент в качестве оборонительных действий.

Было бы намного правильнее, если бы Израиль сообщил ясно и недвусмысленно, что само по себе копание туннеля где бы то ни было, пусть даже внутри сектора Газа, уже является актом террора, оправдывающим мощный удар по любому, кто станет заниматься подобным делом.

Для того, чтобы разрушить туннельную инфраструктуру, Израилю необходимо создать ситуацию, при которой любой, кто спускался бы в туннель в Газе, Рафиахе или Хан-Юнисе, намереваясь копать, занося туда оборудование, или, готовясь к теракту, четко знал бы, что в любой момент может закончить там свою жизнь. Этот страх, может, и не отвратит от террора всех исламских землекопов, но, безусловно, серьезно подорвет энтузиазм террористов, наряду с оперативным и экономическим аспектами этой деятельности.

Еще один способ борьбы с диверсионными туннелями — установка в них мин с бесконтактными взрывателями, срабатывающими при приближении противника. «Слив» подобную информацию, Израиль также значительно уменьшит число желающих спускаться в туннели, еще больше тормозя и ограничивая этот вид террора.

Иудея и Самария: кто заплатит за ножевые атаки и наезды?

Теракты с применением ножей и автомобильные наезды стали в Иудее и Самарии, включая Иерусалим, в последнее время особенно популярны. Они не требуют специальной технической или организационной инфраструктуры. Орудие убийства — автомобиль или нож — абсолютно легальны, а значит, доступны любому террористу-одиночке, возможность же предотвратить такой инцидент достаточно ограниченна.

При этом действия террориста поощряются и приветствуются его социальной средой. Поэтому, даже если Израиль разрушает террористу дом (в реальности часто не происходит и этого — под давлением юридических структур армия ограничивается уничтожением (а то и вовсе лишь опечатыванием) части дома), его все равно заново отстраивают. Более того, если террорист в ходе акции оказывается ликвидирован или попадает в израильскую тюрьму, его близким родственникам еще и достается щедрая официальная финансовая помощь от руководства автономии.

Экономические и социальные выгоды, получаемые семьей после теракта, превращают ее в своего рода партнера по акции террора, даже если она и не была инициатором теракта и не участвовала в его исполнении. А потому рост числа терактов с применением ножей и автомобилей вынуждает Израиль не просто увеличить за них наказание, но и распространить его и на семью террориста.

Один из вариантов, требующих, на мой взгляд, серьезного и взвешенного рассмотрения — это изгнание близких родственников террориста, по крайней мере, его родителей в сектор Газа.

Изгнание семьи из ее естественной социальной среды не является смертельным, но в то же время это достаточно болезненное наказание, а значит, вполне пропорционально в плане возмездия. Такая практика, без сомнения, вынудит террориста лишний раз задуматься о последствиях своих действий, а у его родственников будет больше причин предотвратить теракт, обрушивающий на семью серьезные неприятности.

Одновременно Израилю следует продвигать и долгосрочный план решения проблемы, например, создание локальных автономий для районов компактного проживания арабов в Иудее и Самарии (вроде плана семи эмиратов), опирающихся на местные кланы, а не палестинскую национальную администрацию, которую следует расформировать, прежде, чем под международной эгидой ООН она превратится в террористический анклав, угрожающий существованию еврейского государства.

К слову, неизбежный и скорый уход Махмуда Аббаса с политической сцены (и из жизни) также станет возможностью, которую мы обязаны использовать, устанавливая новую ситуацию в Иудее и Самарии, куда больше отвечающую израильским интересам, чем нынешняя.

Сирия и Ливан — как заставить Иран и «Хизбаллу» бояться?

В отличие от двух описанных выше очагов напряженности, где Израилю приходится противостоять только палестинским арабам, в Ливане и Сирии сталкиваются интересы сразу нескольких государств, включая Иран и Россию. Эта сложная ситуация требует от Израиля учитывать, как позицию, так и возможный ответ каждой из сторон. Кроме того, поскольку в происходящее в Сирии вовлечены Соединенные Штаты, Израиль обязан координировать свою деятельность также и с ними.

Вдобавок, ситуация в Сирии и Ливане, непрерывно и быстро изменяясь, обладает колоссальным динамизмом. Позиции «Хизбаллы» и Ирана находятся в постоянном движении, и то, что было приемлемо еще накануне, внезапно, в течение одной ночи, может превратиться в немедленную угрозу для еврейского государства. Все это еще на фоне израильских опасений о том, что эскалация на северной границе, способна перерасти в широкомасштабную войну с «Хизбаллой» и Ираном.

Так, инцидент с иранским беспилотником, вторгшимся в Израиль, ответом израильских ВВС и потерей истребителя, в сегодняшней атмосфере напряженности между Израилем, «Хизбаллой» и Ираном, вполне мог закончиться полновесной региональной войной.

Официальный Израиль раз за разом повторяет, что предпринимает все возможные меры, дабы избежать войны, проводя свои операции буквально с хирургической точностью и осторожностью, чтобы не дать оснований Асаду, Насралле или Хаменеи инициировать глобальную конфронтацию. Вот только это еще одно совершенно неверное послание, исходящее из Иерусалима и отражающее, по крайней мере в глазах противников, страх Израиля перед врагом.
Подобное трусливое поведение в итоге лишь увеличивает вероятность войны, поскольку наши соседи на севере убеждаются в том, что Израиль боится потерь и той цены, которую ему придется заплатить кровью и разрушениями. Израильский страх еще больше распаляет «Хизбаллу» и Иран, подстегивая их продолжать провокации и дальше, чтобы затянуть Израиль в войну на изначально проигрышных для него условиях.

Поэтому и здесь стоило бы полностью поменять как посыл, так и сопровождающие его действия. Следовало бы заявить, что дальнейшее наращивание иранского присутствия в регионе и вооружение «Хизбаллы» рассматривается как агрессия против Израиля, который в свою очередь готов к оборонительной войне и начнет ее, как только сочтет нужным. Такое заявление привлекло бы к региону внимание мира, до сих пор не воспринимающего всерьез усиление позиций Ирана в Сирии и «Хизбаллы» в Ливане.

Способно ли это улучшить положение Израиля? На мой взгляд, да, поскольку с течением времени Иран все больше обосновывается в Сирии, а «Хизбалла» накапливает оружие и обзаводится заводами для его производства. Иначе говоря, чем на более долгий срок будет отложена следующая война на севере, тем сложнее она окажется, тем выше станет цена, которую Израилю придется заплатить кровью своих граждан, и тем значительнее будет нанесенный нам ущерб.

Иначе говоря, израильский интерес состоит в том, чтобы нанести превентивный удар, как только для этого представится наиболее удобная возможность. Отсрочка же войны вынудит Израиль противостоять в будущем куда более сильному, лучше вооруженному, организованному и намного более опасному иранскому фронту.

Сразу на трех фронтах

Учитывая напряженную ситуацию на всех трех описанных выше направлениях, Израиль обязан принимать в расчет то, что вспышка войны на севере неминуемо приведет к эскалации со стороны сектора Газа, где ХАМАС и «Исламский джихад» находятся под влиянием Ирана, а также к увеличению инцидентов и нападений в Иудее и Самарии.

Нет никаких сомнений в том, что следующая война будет крайне тяжелой не только для израильской армии, но и для общества и политической системы страны. Однако, необходимо понимать, что в регионе, в котором Израиль пытается жить, слабому не удается просуществовать долго.

Только сильное с военной и экономической точки зрения государство, основанное на сплоченном обществе, уверенном в себе и в избранном им пути, способно противостоять ближневосточным вызовам, результаты которых мы наблюдаем сегодня в Сирии, Ираке, Йемене и Ливии. Лишь та страна, которую соседи боятся и предпочитают не трогать, оставив в покое, способна достичь мира на Ближнем Востоке. Государство же, демонстрирующее свой страх, опасения и слабость, провоцирует своим поведением врагов, подзуживая их именно к тому, чего оно как раз и боится.

Следует постоянно помнить, что на Ближнем Востоке сдержанность воспринимается как слабость, даже если кому-то из нас, как видно, от усталости, она кажется поведением с позиции силы.

Крайне глупо строить отношения с кем-либо, основываясь на собственной культуре и понимании действительности, напрочь игнорируя при этом восприятие и культурные коды другой стороны. К великому сожалению, те, кто принимают решения в Израиле, слишком часто совершают шаги, хорошо соответствующие нашей культуре, восприятию и мировоззрению, но при этом не принимающие в расчет тот очевидный факт, что наши соседи обладают совсем иными, подчас абсолютно противоположными соображениями. Во многом, нынешняя напряженная ситуация вокруг нас как раз и является результатом подобной недальновидности в сфере безопасности.

Пришло время, чтобы наши лидеры стали воспринимать Ближний Восток в контексте принятых здесь реалий и понятий, решая наши проблемы с помощью инструментов, соответствующих этому региону. (mida.org.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/04/10/srazu-na-treh-frontah-izrail-v-fokuse
Опубликовано 10 апреля 2018 в 13:22
Все новости

26.04.2018

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами