• USD 65.49 -0.33
  • EUR 75.42
  • BRENT 79.82

Почему Центральноазиатский саммит пройдет без Ашхабада: эксперты

Гурбангулы Бердымухамедов. Фото: svoboda.org

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отказался от участия в саммите глав центральноазитских государств в Астане. Ашхабад на встрече будет представлять спикер парламента Акджа Нурбердыева. Сам саммит состоится в дни празднования Навруза (в третьей декаде марта).

Мероприятие пройдет по инициативе Узбекистана, но под председательством президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. По мнению экспертов, 2018 год во многом может стать поворотным в области регионального сотрудничества для стран Центральной Азии, их лидеры соберутся вместе впервые за 13 лет.

Идея проведения регионального саммита вызвала большой резонанс в Астане, поскольку ее озвучил не Казахстан, традиционно предлагающий различные интеграционные проекты, а Узбекистан, который при первом президенте Исламе Каримове вел обособленную политику и не проявлял заинтересованности к альянсам. При том, что в регионе в разное время выдвигались различные интеграционные инициативы. Например, еще в 2005 году лидер Казахстана выступил с предложением создать Союз центральноазиатских государств, заявив, что регион может полностью обеспечить себя продовольствием и энергетическими ресурсами за счет внутренних возможностей. Но проект так и остался на бумаге.

Движение в регионе начались после смены власти в Узбекистане. Новый президент Шавкат Мирзиёев взял курс на сближение с соседями. Он предложил не только созвать саммит глав государств, но и учредить консультативный совет, позволяющий на высшем уровне обсуждать региональные проблемы и находить наилучшие пути их решения. Глава Узбекистана подчеркнул, что речь не идет о создании новой международной организации или какой-либо интеграционной структуры: «Деятельность новой платформы будет направлена исключительно на сверку часов по ключевым вопросам».

Первым на предложение Ташкента откликнулся казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев. Предложение поддержали и другие региональные лидеры. Поэтому, позиция президента Гурбангулы Бердымухамедова накануне саммита с одной стороны вызвала удивление, но с другой — объяснима. Как сказал EADaily эксперт по Центральной Азии и Ближнему Востоку, доктор исторических наук Александр Князев, Туркменистан остается в изоляции от внешнего мира и менять модель не собирается.

«Бердымухамедову нечего обсуждать с президентами Киргизии или Таджикистана. Тем более в пятистороннем формате. В чем-то он прав. У Киргизии и Таджикистана нет экспорта, который мог бы транзитно идти через Туркмению, им нечего импортировать из Туркмении, у них нет с ней общих границ. Интересы Узбекистана и Казахстана находятся на более высоком уровне, им важно работать со всеми странами региона и за его пределами», — сказал Александр Князев. По его мнению, не стоит преувеличивать значимость подобных инициатив, поскольку формат встречи четко оговорен — «консультативный характер». «То есть каких-то принципиально важных и, тем более, обязательных к исполнению решений на саммите изначально не предусматривается. Соберутся посоветоваться, ну, а Бердымухамедов, вероятно, сам все знает», — отметил Князев.

▼ читать продолжение новости ▼

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев также считает, что отказ от участия в саммите Бердымухамедова мало изменит общую ситуацию. «Туркменистан не является ключевым игроком в регионе, хотя бы потому, что от Ашхабада вряд ли можно будет ожидать каких-то предложений по региональной кооперации. Скорее всего, их озвучат Казахстан и Узбекистан. В этом случае уместно провести аналогию с Европейским Союзом, где Франция и Германия являются ядром объединения, а остальные страны куда более пассивны. Если Астана и Ташкент смогут стать ядром региональной кооперации, то это уже будет хорошо. Остальные подтянутся», — сказал EADaily Сатпаев.

С другой стороны, Туркменистан является частью региона, у него более тесные связи и с Узбекистаном и с Казахстаном с точки зрения общих проектов и географической близости, чем с Киргизией и Таджикистаном. Поэтому нежелание Ашхабада поддержать региональную интеграцию выглядит несколько странным. Страна не входит ни в какие региональные объединения — ОДКБ, ЕАЭС или ШОС. Ашхабад демонстративно держится за свой нейтральный статус. Удивительно его показное нежелание поддержать инициативу Ташкента — хотя бы потому, что за счет более тесных связей Ашхабад может решить какие-то из своих многочисленных проблем. Главное — проблему безопасности. А на кого может рассчитывать Туркменистан при возникновении серьезных проблем на афганской границе? Не на Россию или США. А именно — на ближайших соседей, которые могут оказать им поддержку. Тем более, что у Ашхабада заключено соглашение с Ташкентом о военной помощи.

Досым Сатпаев считает, что инициатива в проекте региональной интеграции поначалу будет у Узбекистана, выступившего с этой идеей. Но впоследствии на первую роль, вероятно, выйдет Казахстан, аккумулировавший множество предложений такого плана. Эксперт говорит, что руководство Казахстана намерено реанимировать свои давние проекты и убежден, что если интеграционная идея получит поддержку и начнет реализовываться, то первую скрипку со временем начнет играть все-таки Казахстан. Сейчас между Ташкентом и Астаной проходят рабочие дискуссии касательно формата саммита: официальный формат предполагает официальные заявления, имеющие некие обязательства, а неофициальный — всего лишь дружескую встречу соседей.

«Думается, возникновение в перспективе регионального блока возможно, если этот блок будет базироваться на двух основных направлениях: приграничном и водно-энергетическом сотрудничестве», — сказал Досым Сатпаев.

Центральноазиатская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/03/06/pochemu-centralnoaziatskiy-sammit-proydet-bez-ashhabada-eksperty
Опубликовано 6 марта 2018 в 17:40
Все новости

21.10.2018

20.10.2018

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами