• USD 61.98 -0.27
  • EUR 72.84 -0.43
  • BRENT 78.54

Все шаги Баку направлены на сохранение статус-кво в Карабахе: интервью

Замминистра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян. Иллюстрация: sodrugestvo.info

О перспективах урегулирования карабахского конфликта корреспондент EADaily в Ереване поговорил с заместителем министра иностранных дел Армении Шаваршем Кочаряном.

Г-н Кочарян, в эти дни в Армении отмечают 30-летие карабахского движения. Что послужило толчком для начала этой борьбы? Расскажите, пожалуйста, о генезисе конфликта…

— Народ Нагорного Карабаха из-за постоянной политики дискриминации со стороны Баку в разные периоды перед властями СССР поднимал вопрос перехода из состава Советского Азербайджана, которому был передан произвольным решением Сталина, в состав Советской Армении. В 1988 году полномочные представители Нагорно-Карабахской автономной области приняли решение об обращении с этим вопросом к руководствам Советской Армении, Советского Азербайджана и СССР. Ответ Баку на это был силовым и жестким — последовали погромы армян в Сумгаите. В последующем, погромы армянского населения были осуществлены во всех населенных пунктах Азербайджана, включая столицу — Баку. Единственным очагом, где армянам удалось организовать сопротивление политике этнической чистки властей Азербайджана, был Нагорный Карабах.

Вернемся к реакции на обращение полномочных представителей Нагорного Карабаха — Верховный Совет Армянской ССР дал положительный ответ, Верховный Совет Азербайджанской ССР — отрицательный, а Верховный Совет СССР, не удовлетворив просьбу Нагорного Карабаха, тем не менее, принял решение о непосредственном подчинении Нагорного Карабаха Москве, тем самым выведя Нагорный Карабах из-под подчинения Азербайджана.

Выход из сложившегося правового тупика предоставил закон СССР «О порядке выхода союзной республики из состава СССР,» принятый в апреле 1990 года. Согласно этому закону, если союзная республика инициировала процесс выхода из состава СССР, то находящиеся в составе этой республики автономные образования, как и территории, на которых компактно проживали представители нетитульной национальности, были вправе самостоятельно определять свой правовой статус. 30 августа 1991 года Азербайджан, основываясь на этом законе, объявил о своей независимости, что предполагало проведение референдума. 2 сентября 1991 г. о своей независимости объявил Нагорный Карабах. Референдум о независимости Нагорного Карабаха прошел в 10-го декабря того же года. Примечательно, что референдум о независимости Азербайджана прошел позже — 15-го декабря.

Таким образом, с распадом СССР 21-го декабря 1991 г. на территории бывшей Азербайджанской ССР образовались два равноправных субъекта — Нагорно-Карабахская Республика и Азербайджанская Республика. То есть, правовые основы самоопределения Нагорного Карабаха безукоризненны как с точки зрения международного права, так и действующего на тот период законодательства СССР. А вот ответные действия Азербайджана стали вопиющим нарушением основополагающих норм международного права.

Из этого вытекает логический вопрос, если правовые основы самоопределения Нагорного Карабаха столь безупречны, а в переговорном процессе за эти 30 лет нет существенного прогресса, почему армянская сторона не пытается решить вопрос путем обращения в международные правовые инстанции?

— Потому что существует имеющий международный мандат посредничества формат переговоров сопредседательства Минской группы ОБСЕ — России, Соединенных Штатов и Франции. Это очень авторитетный формат, так как в него входят три из пяти стран — постоянных членов Совбеза ООН. Если мы сейчас пойдем по указанному вами пути, это будет означать, что мы выходим из переговоров, а это то, к чему стремится Азербайджан. Именно Азербайджану на руку освобождение от «жестких» объятий сопредседателей, поэтому Баку постоянно пытается переместить обсуждения нагорно-карабахского вопроса на другие международные площадки. Сопредседатели предложили Мадридские принципы, которые позволят на основе взаимных компромиссов урегулировать конфликт.

В чем преимущества формата Минской группы перед теми же международными судебными инстанциями?

— На сопредседательство Минской группы ОБСЕ возложены две миссии — путем взаимных уступок достигнуть всеобъемлющего решения вопроса и предотвратить нарушение режима прекращения огня. А это предполагает соблюдение договоров о прекращении боевых действий от 1994−1995 гг., подписанных, Нагорным Карабахом, Азербайджаном и Арменией. Однако вопреки своим обязательствам по этим договорам, Баку до сих пор не отказался от военного решения конфликта, ведет пропагандистскую войну, одновременно наращивая свой военный потенциал. Доказательством милитаристской политики Баку стала военная авантюра апреля 2016 года, которая провалилась, а действия Азербайджана удостоились жесткой негативной реакции международного сообщества. Страны сопредседатели Минской группы ОБСЕ инициировали встречи на высшем уровне в Вене и Санкт-Петербурге, с целью преодоления последствий агрессии Азербайджана, а также создания благоприятных условий для продвижения переговорного процесса. Во время саммита в Вене, в частности, было достигнуто соглашение, которое затем было подтверждено в Санкт-Петербурге, о создании механизма ОБСЕ по расследованию нарушений режима прекращения огня, увеличению количества наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения между Нагорным Карабахом и Азербайджаном, а также на границе между Арменией и Азербайджаном и расширению их возможностей. Была вновь подтверждена приверженность исключительно мирному урегулированию конфликта, и подчеркнута необходимость строгого соблюдения соглашений о прекращении огня 1994−1995 гг. В чем суть этих механизмов? Поскольку сопредседатели ограниченны своей посреднической миссией и не могут указывать на конкретную сторону-провокатора, что зачастую Баку расценивает как поощрение своим действиям, внедрение механизмов приведет к эффективному расследованию приграничных инцидентов и позволит адресно указывать на инициатора инцидента. Именно поэтому Баку так рьяно отвергает договоренности о создании механизма расследований инцидентов.

В чем причины стагнации переговоров и того, что за 30 лет существенного прогресса в них зафиксировано не было?

— Основная причина — неготовность к выполнению принятых договоренностей Азербайджаном. Было несколько моментов, когда стороны оказались близки к консенсусу — в Ки-Уэсте и в Казани, но каждый раз Баку шел на попятную. Что мы имеем сейчас и в прошлом: есть две, казалось бы на первый взгляд, взаимоисключающие позиции — армянские стороны выдвигают принцип права народа на самоопределение, азербайджанская настаивает на территориальной целостности государств. Сопредседатели говорят, что они нашли международно приемлемую точку соприкосновения этих двух принципов: да, самоопределение, но только в границах Нагорного Карабаха, плюс коридор, который надежно связывает Арцах с Арменией. Азербайджану же говорят: да, территориальная целостность, но только без Нагорного Карабаха и коридора. Конечно, это далеко не то, к чему стремятся армянские стороны, но это компромиссное решение. Теперь, как на это реагирует Азербайджан. Изначально он принимает предложенные принципы в качестве основы для переговоров, а затем действуем вопреки этим принципам.

Своими милитаристскими заявлениями и действиями Баку действует вопреки принципу неприменения силы, отрицает право народа Нагорного Карабаха на самоопределение, а принцип территориальной целостности трактует в извращенном виде — противореча Уставу ООН. Согласно Уставу ООН, принцип территориальной целостности государства не может быть противопоставлен праву народа на самоопределение.

О перспективах урегулирования конфликта можно будет говорить лишь после того, как позиция Баку будет приведена в конструктивное русло. Пока же Азербайджан своей армянофобской политикой способствует лишь тому, чтобы те, кто этого до сих пор не осознавали, поняли, что Арцах не может быть в составе Азербайджана, и что при любом решении конфликта международное признание Арцахской республики неизбежно.

Но с учетом сложившейся ситуации, а сказанное Вами еще раз подтверждает это, получается, что изменения статус-кво в ближайшие десятилетия ожидать не придется?

— Кто постоянно жалуется на неизменность статус-кво — Баку. Но все его шаги направлены на сохранение статус-кво. Похоже, что сохранение статус-кво выгодно руководству Азербайджана. Нерешенность карабахского конфликта позволяет правящему в Азербайджане клану сохранять свою власть, подавлять оппозицию и инокомыслие и продолжать политику ассимиляции проживающих на территории АР народов. Все это оправдывается необходимостью консолидации перед образом внешнего врага.

Г-н Кочарян, окончательное решение карабахского вопроса невозможно без возвращения Степанакерта за стол переговоров, есть ли такая перспектива в ближайшем будущем?

— Однозначно, это так, об этом прямо говорили и посредники. Раскрою небольшой секрет. В Казани в 2011 году этот момент был очень близок, поскольку предполагалось, что будут утверждены Мадридские принципы, и свое согласие в это время должен был дать и Степанакерт (поскольку есть вопросы, по которым Ереван не уполномочен принимать решения без Арцаха — первое вопрос статуса, который решает своим волеизъявлением народ Арцаха, и второе — вопросы, касающиеся территориальной целостности Арцахской Республики). Однако в последний момент Азербайджан выдвинул 10 предусловий, и все возвратилось на круги своя. В настоящее же время шансов на подвижки в переговорах пока нет, однако всем понятно, что любая подвижка невозможна без участия Степанакерта.

Армянская сторона неоднократно заявляла о готовности к взаимным уступкам при решении конфликта, в том числе и к территориальным (речь о подконтрольных Арцаху территориях — поясе безопасности вокруг НКР), однако позиции армянских сторон, судя по официальным заявлениям, в этом вопросе отличаются, Степанакерт придерживается более категоричной позиции, считая, что территориальный компромисс может поставить под угрозу безопасность Арцаха…

— Как я уже отметил, в этом вопросе последнее слово за Степанакертом. Кроме того, не будем забывать и о том, что сегодня некоторые территории Арцаха находятся под контролем Азербайджана — части Мартунийского и Мартакертского районов и весь Шаумянский район. Так что, когда Азербайджан говорит о территориях, которые по его определению перешли под контроль Нагорного Карабаха, как результат войны, должен помнить и о тех армянских территориях, которые находятся под оккупацией Азербайджана.

Недавно, в парламенте Арцаха со стороны представителей правящей партии прозвучал призыв к властям Армении признать Арцах. Как вы относитесь к подобной перспективе?

— Если Армения признает Арцах — это будет означать прекращение переговоров, а подобная перспектива исходит из интересов Баку. Но это не означает, что Арцах, как независимая республика, не может проводить политику международного признания.

О политике международного признания… карабахские парламентарии на днях обратились к своим армянским коллегам с предложением активизировать лоббирование вопроса признания Нагорного Карабаха в парламентах зарубежных стран и в международных организациях. Как Вы относитесь к этой инициативе, и как она скажется на переговорах по урегулированию конфликта?

— Если Азербайджан и впредь будет продолжать свою деструктивную политику, это будет единственным выходом.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/03/03/vse-shagi-baku-napravleny-na-sohranenie-status-kvo-v-karabahe-intervyu
Опубликовано 3 марта 2018 в 23:55
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами