• USD 62.28 +0.23
  • EUR 76.85 +0.30
  • BRENT 71.37

Медицина Латвии пытается выйти из «зоны бедствия»

Протесты медиков. Фото: baltnews.lv

Медицина Латвии пытается выйти из «зоны бедствия»

Латвия является страной с самой высокой смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний и одновременно государством, где платежи пациентов за медицину в три раза больше, чем в среднем по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). При этом, хотя на бумаге в стране сохраняется бесплатное здравоохранение, на бесплатный прием к специалисту пациентам приходится стоять месяцами. Деньги же на врача есть не у всех, тем более, что платить приходится много. Отсюда и смертность.

Тревожная статистика

Латвия с помпой вступила в Организацию экономического сотрудничества и развития в 2016 году — и теперь данные этого государства неизбежно сравниваются со статистикой прочих стран ОЭСР. А хвалиться в сфере медицины латышам пока особенно нечем. Необходимость высоких платежей катастрофически влияет на людей с низкими доходами — когда необходимо лечение, оно им оказывается недоступно. Самую печальную картину статистика показывает в сфере заболеваний сердца и сосудистой системы. В Латвии от сердечно-сосудистых болезней на каждые 100 000 населения умирают 328 человек, тогда как в среднем в странах ОЭСР — 112. «Чаще всего люди умирают из-за атеросклероза. Кровеносные сосуды зарастают», — поясняет кардиолог рижской больницы имени академика Страдиня Андрис Скриде. Специалист отмечает, что государство достаточно много вкладывает в так называемые инвазивные процедуры (установку стентов), но слишком мало — в лечение сердечно-сосудистых заболеваний на стадии первичного здравоохранения, прежде чем пациент попадает на операционный стол. Ситуация усугубляется тем, что латвийцы поглощают в больших количествах животные жиры, сахар и много курят.

Немногим ранее были обнародованы данные Eurostat, свидетельствующие, что от сердечных заболеваний и инсультов умирает более половины жителей Прибалтики. Латвия занимает третье место (57%) по количеству смертей от проблем с сердцем и нарушения мозгового кровообращения, выше неё по этому критерию только Болгария (66%) и Румыния (59%). Следом идут Литва (56%) и Эстония (50%). В среднем по Евросоюзу этот показатель равен 37%. Чаще данным заболеваниям подвержены женщины, чем мужчины: 994,6 тысячи смертей против 838,1 тысячи. 40% умерших были старше 65 лет. Свыше трети смертей (34%, или 623 тысячи) случились от сердечного приступа, почти четверть (23%, или 422 тысячи) — от инсульта. Самая низкая смертность от указанных заболеваний наблюдается в Дании (24%) и Франции (25%).

Возвращаясь к ситуации в Латвии, стоит отметить, что символической стала смерть в июле 2017-го экс-главы Минздрава страны Ариса Аудерса, совершившего самоубийство. До этого он пережил судебный процесс, в ходе которого выяснилось, что Аудерс, будучи известным в Латвии хирургом, требовал от пациентов дополнительные денежные подношения за операции, уже оплаченные государственной больничной кассой. В сходных прегрешениях обвиняли даже экс-президента Латвии Валдиса Затлерса, некогда работавшего врачом-травматологом-ортопедом. Крупнейшие недостатки выстроенной здесь системы здравоохранения признают даже представители элиты. Так, бывший премьер-министр, а ныне предприниматель Вилис Криштопанс жалуется в эфире «Латвийского радио-4»: «У меня дочка пошла в рижскую больницу Страдиня, болит живот. Ну, хорошо, пощупали, дали лекарства: уходи домой. Приехала в Валмиеру к другу на следующий день — ну, болит… Привезли её сразу на скорой на операционный стол — аппендицит. Ей сказали: „Вы бы умерли через два дня“. Это моя дочь! Вот вам конкретный пример. А вы говорите, „не дают умереть“. Еще как дают». Бывший политик выразил уверенность, что именно против существующей системы здравоохранения латвийцы и должны протестовать в первую очередь, не останавливаясь перед массовым выходом на улицы. «В медицине не денег не хватает, а системы. Она двадцать семь лет создавалась врачами, потому что почти все главы Минздрава были врачами. Ну, как они могли, так они и сколотили эту систему здравоохранения, которая очень, очень кривая. Больной там — самый крайний», — уверен Криштопанс.

Экс-премьер обосновал свою точку зрения: «Пока не будет изменена вся система медицины, деньги можно вливать, как воду лейкой — в песок. Там никогда не будет хватать. Понимаете, это как такая труба, в самом низу которой пациент. Выше — санитар, сестра, потом врач, и так далее. А сверху в эту трубу мы заливаем восемьсот миллионов евро каждый год. И пока дойдёт до самого низа, на пути будут несколько фильтров: строители больниц, продавцы медикаментов и оборудования, получастные и частные компании. То есть эту трубу нужно перевернуть, и тогда половина этих фильтров пропадет. Но как только кто-то пробовал это сделать, его тут же уничтожали. Нужна нормальная страховая система, как OCTA и KASKO у машин. Это я сто раз говорил, и буду говорить. Но те, которые пристроились к этим восьмистам миллионам, они очень не хотят такой системы. А пациент ничего изменить не может».

Врачи бастуют

Символичной для латвийской медицины стала недавняя многомесячная забастовка семейных врачей. Официально «в ссоре» семейные врачи с правительством Латвии уже давно. В мае 2017-го Латвийская ассоциация семейных врачей предложила Минздраву сформировать двустороннюю «комиссию по примирению», чтобы добиться выполнения требований своих членов. Как предупредила тогда руководитель ассоциации Сармите Вейде, если такая комиссия не будет создана и соглашения не достигнут, врачи станут бастовать. Одно из их требований заключалось в увеличении госфинансирования с 1,25 евро за пациента на 30% ежегодно в последующие три года. Они также требовали увеличить тарифы за их работу не менее чем на 45% в 2018 году. Ещё одно желание: увеличить в 2018-м тарифы на манипуляции, производимые семейными врачами (например, введение вакцин, обработка ран, профилактические осмотры пациентов раз в год и т. п.), не менее чем на 45%.

«Семейников» не устраивала зарплата в 1049 евро (до уплаты налогов), которую им предложил Минздрав в 2018 году. Дескать, врачи других специальностей получат больше — в среднем на 200 евро. Ведь «семейники» не только занимаются лечением, но ещё и ведут свою практику — и, как они считали, их заработок поэтому должен быть больше, чем у других медиков. Ещё ассоциация желала в течение трёх лет повышать зарплату медсестер и помощников врачей на 30% в год. Также её руководство требовало ввести обязательное использование семейными врачами разработанной по государственному заказу системы «электронного здравоохранения» только через год после того, как организация получит убедительные данные о её функциональности и достаточной защите личных данных пациентов.

Со своей стороны министр здравоохранения Анда Чакша оправдывалась тем, что семейным врачам уже неоднократно объяснялась причина разницы между зарплатами медиков. В частности, другим врачам, работающим в стационарах, доплачивается за работу в ночное время. Семейные же врачи ночью спят — поэтому и получают меньше. Так или иначе, а 3 июля забастовка стартовала — за её проведение проголосовали 609 членов Ассоциации семейных врачей. Вейде заранее указала, что, когда «семейники» начнут бастовать, «острым» пациентам придётся вызывать «скорую» или обращаться напрямую в приемные отделения больниц. Совсем уж без медицинской помощи население, правда, не оставили. Однако во время забастовки были открыты не все практики семейных врачей, потому что в некоторых нет медсестер и помощников, или они находятся в отпусках. Зато, как объявили, «в практиках, где нет медсестер, врачи сами в рабочее время будут предоставлять пациентам информацию и разъяснять причины забастовки». Глава правления Латвийского общества больниц Евгений Калейс оповестил, что на утро 3 июля создалась ситуация, когда медучреждения не справляются с наплывом пациентов, вызванным началом забастовки.

Легко догадаться, что население забастовка не обрадовала — причем оно в большинстве своём не спешило проникнуться сочувствием к семейным врачам. Большинство же политиков воздержались от однозначных высказываний. Определённую позицию не побоялась высказать лишь Социалистическая партия Латвии: «СПЛ не раз заявляла о том, что губительный неолиберальный курс, взятый на вооружение более четверти века назад, привёл систему здравоохранения к краху. Катастрофические показатели ВИЧ-инфицированных, больных дифтерией и гепатитом С, высокая смертность рожениц, недоступность для большинства населения квалифицированной своевременной медицинской помощи сочетаются с массовым отъездом медперсонала за рубеж, уходом высококвалифицированных специалистов в сферу платных медицинских услуг, всё ухудшающимися условиями труда. При этом правящая коалиция находит средства для всё увеличивающегося военного бюджета, спасения частных банков и содержания непомерно раздутого чиновничьего аппарата. А населению и медикам предлагается „ещё немного подождать“, „поучаствовать“ в спасении остатков разгромленной медицины через увеличение налогового бремени. Видя всю безысходность ситуации и невозможность добитьcя увеличения финансирования путём бесчисленных предложений и переговоров с министерством здравоохранения, семейные врачи были вынуждены пойти на самые решительные и радикальные меры — объявить бессрочную забастовку. Такой формы протеста не было в новейшей истории Латвии!» — отмечают социалисты.

Нелегка ты, доля латвийского врача

Один из забастовщиков, Ансис Дзалбс, занимающийся практикой в деревне Стальгене в Елгавском крае на юге страны, выступил с грустным рассказом в эфире «Латвийского радио». По его словам, регион большой, ближайшая больница — в Елгаве. Поэтому вместо того, чтобы отправлять людей туда, Дзалбсу самому приходится и накладывать гипс, и зашивать раны. А ведь на повышении оплаты за эти манипуляции, среди прочего, и настаивают медики. «Проще и дешевле было бы этого не делать. Легче дать направление и все. Пока я это делаю, я остаюсь в проигравших. Визит к пациенту старше восьмидесяти лет — и государство за эту услугу мне платит 2 евро 85 центов. Данная сумма не предполагает ничего, ни машину, ни амортизацию», — жалуется Дзалбс. Он поведал и о том, чем «семейников» не устраивает система «электронного здоровья», которую в Латвии после долгих задержек и гигантских трат наконец-то начали внедрять в конце позапрошлого года. Данная система предусматривает, что отныне врач может выписывать свои рецепты в электронном виде, человек может прийти в аптеку с паспортом или ID-картой и забрать свой препарат. «Система работает очень медленно, включить надо. Если государство считает, что она готова, мы можем начать работать, но с условием, что можно совместить с нашими местными программами. Государство опоздало на десять лет, скажем открыто, я уже давно работаю. Что, в одной программе я буду делать выписки, в другую направлять рецепты?» — недоумевает врач. Кстати, он подчеркнул, что из одиннадцати человек, которые некогда вместе с ним учились в медицинском вузе, к нынешнему моменту в Латвии остались лишь двое — сам Дзалбс и его коллега-дерматолог. Девять других отправились трудиться в другие страны с более высокими заработками. Характерная история, прекрасно иллюстрирующая ситуацию с латвийской медициной в целом…

Забастовка прекратилась лишь в начале декабря. Напоследок Латвийская ассоциация семейных врачей пригрозила, что в скором времени протестное мероприятие может возобновиться. Но надежда на лучшее всё же есть: председатель Латвийского профсоюза работников здравоохранения и социального ухода Валдис Керис пообещал, что 2018-й станет для отрасли «глотком свежего воздуха». Действительно, приоритетом бюджета 2018 года в Латвии является здравоохранение — его финансирование впервые превысит 1 млрд евро. В частности, в результате увеличения бюджета медицины у работников значительно вырастут зарплаты — в амбулаторном секторе на 20−30%, а в больницах ещё выше. С другой стороны, учитывая, что с начала 2018-го врачам необходимо выписывать рецепты, а фармацевтам в аптеках выдавать по ним лекарства через систему «электронного здоровья», получение медикаментов может занять больше времени, чем ранее.

Но главная проблема, от которой зависит будущее латвийской медицины — удастся ли уменьшить отъезд работников отрасли в другие страны с более высокими зарплатами? Анда Чакша говорит о возможности решить этот вопрос довольно уклончиво: «В следующем году у нас будет дополнительное финансирование на зарплаты врачей и медсестер. Сейчас у нас некому работать. Врачи должны видеть, что у них увеличиваются зарплаты, что в это направлении всё идет вперед. Нам надо стимулировать медиков не уезжать, стимулировать оставаться в государственном секторе, в госбольницах. Надо показать, что и здесь можно зарабатывать достаточно. Конечно, в следующем году мы не решим эту проблему полностью. Но мы будет делать шаг за шагом, чтобы достичь цели».

Вячеслав Самойлов, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/01/02/medicina-latvii-pytaetsya-vyyti-iz-zony-bedstviya
Опубликовано 2 января 2018 в 15:28
Все новости

21.04.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами