• USD 58.83 -0.45
  • EUR 69.19 -0.46
  • BRENT 62.55

Кривенюк: Тенденции социального оздоровления регионов России грозит спад

Криминальная и демографическая статистика в России показывают тенденции социального оздоровления в большинстве районов страны. Лучше всего обстоят дела на Северном Кавказе, но под влиянием углубления экономических проблем, позитивные тенденции могут пойти на спад.

Генеральная прокуратура РФ назвала самые криминальные регионы России. Все верхние строчки рейтинга принадлежат, как это уже давно устоялось, дальневосточным регионам.

Самые проблемные точки на карте страны — Тува и Забайкальский край, здесь самые высокие в России показатели убийств, других тяжких преступлений, преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения.

На другом конце рейтинга республики Северного Кавказа, в первую очередь Чечня, если верить статистике, самый безопасный регион России. На юге России республика с самый проблемной криминогенной ситуацией — Калмыкия. Но и ей бесконечно далеко до регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока. А показатели криминальной активности Северной Осетии и Кабардино-Балкарии вполне достойны, чтобы быть примером в общероссийских масштабах.

Не существует однозначных критериев «социального здоровья», либо «социального нездоровья» территорий. Однако анализируя статистику, мы можем увидеть тренды, направления, в которых развивается ситуация.

2015-й и 2016-й стали годами с наименьшим количеством убийств в новейшей истории России.

Показатель уровня преднамеренных убийств на душу населения рассчитывается как число преднамеренных убийств за год на 100 тысяч человек и является одним из базовых в оценке общего уровня физической безопасности населения в том или ином государстве или регионе. Следует отметить, что часто этот показатель понимается как индекс уровня насилия в обществе в целом, хотя подобная корреляция далеко не всегда имеет место. Статистика убийств также в силу резонансности, как правило, каждого такого события в меньшей степени подвержена искажениям, которые могут возникать в силу конъюнктуры.

Чтобы ответить на комплекс вопросов, связанных с социальным здоровьем общества, нам нужно исследовать еще массив совершенно разных данных в области не только криминалистики, но и демографии, однако данные, свидетельствующие о физической безопасности людей, отвечают на многие вопросы о состоянии социальной культуры.

Если сравнивать с другими странами лучшие позиции в области безопасности в России — это показатели Северной Осетии (до 2 чел. на 100 тыс. населения), Кабардино-Балкарии (около 2 чел. на 100 тыс. нас.), равно как и Чечни (где, впрочем, есть вопросы о состоянии статистики), то видим, что жить в республиках Северного Кавказа столь же безопасно, как в Турции, Армении, Ливане, Болгарии и др., тоже в общем довольно спокойных странах.

Впрочем, всегда необходимо делать уточнение о технологических особенностях подсчета и анализа статистических данных в разных странах, из-за чего не совсем верно будет делать прямые сравнения. Но общая ситуация понятна.

В республиках Северного Кавказа, как и почти везде по стране, во второй половине прошлого десятилетия и первой половине нынешнего, статистика количества тяжких преступлений, и убийств в первую очередь, демонстрировала положительные тренды. В Северной Осетии 10−12 лет назад убийств совершалось в 7−8 раз больше, чем сейчас, этот уровень был выше в полтора раза, чем сейчас в целом по России.

Вопреки широко распространенным стереотипам самым безопасным для жизни регионом Северного Кавказа был Дагестан, где убийств совершалось в два раза меньше, чем в Северной Осетии и Кабардино-Балкарии.

Сейчас по российским меркам в этой республике довольно благополучная ситуация, но убийств здесь в расчете на 100 тыс. человек совершается в два раза больше, чем в регионах-лидерах статистики по СКФО.

Несмотря на то, что ситуация стабилизировалась в целом по России за последние 5−8 лет, страну очень условно можно назвать безопасным для жизни местом. Статистика в разных регионах отличается в разы. В общемировых рейтингах анализируемого нами показателя, страна занимает места ниже 150-го, в окружении таких стран как Филиппины, Парагвай и Киргизия.

Но если мы рассмотрим отдельно территории, где сосредоточен основной массив российского населения, то обнаружим, что уровень безопасности в регионах юга и центра страны примерно соответствует уровню личной безопасности в таких странах как Казахстан, Белоруссия, США, Грузия и Эстония.

Российскую статистику сильно вниз тянут дальневосточные регионы, чрезвычайно проблемные в области безопасности жизни. Количество убийств на 100 тыс. человек в Забайкальском крае около 24, это больше, чем в Мексике и почти столько же сколько в Бразилии.

При этом и здесь тоже почти повсеместно ситуация значительно улучшилась за последние десять лет. В той же Читинской области, еще до того как она стала Забайкальским краем, этот показатель был выше 50, что соответствует сейчас уровню Венесуэлы, а она занимает второе место в мире по количеству убийств после Гондураса.

Личная безопасность жизни — тема, сравнительно мало исследуемая академическими центрами. Но специалисты говорят о том, что безопаснее жить в окружении большого числа людей — густонаселенные территории всегда безопаснее регионов, где низкая плотность населения.

Также важную роль играет социальная культура региона. Узость среды, ее наполненность человеческими связями — тоже, как правило, фактор, работающий на создание условий для доверия, и как следствие безопасности в среде. Вероятно, несмотря на все испытания, это помогло Северному Кавказу остаться довольно спокойным местом для жизни.

Из числа других данных криминальной статистики для определения, все-таки довольно субъективного, но релевантного в целом понимания о безопасности среды, можно использовать и данные о количестве и соотношении к общему числу преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. И здесь мы видим менее оптимистичные тренды.

Зримое улучшение ситуации происходило на стыке прошлого и нынешнего десятилетий. Но в последние идет рост номинального числа преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения.

В регионах Северного Кавказа ситуация более оптимистичная, нежели в среднем по стране. Количество «пьяных» преступлений в два раза меньше, на сопоставимую численность населения, нежели в областях центра страны. Но динамика роста не очень хорошая.

Также мы не знаем, как отразятся на социальном здоровье общества экономические неурядицы последних лет. Специалисты знают, что ухудшение социально-экономической обстановки, отдается «эхом» спустя несколько лет. Пока нет данных, которые могли бы свидетельствовать о ярко выраженных угрозах, но местами мы все чаще слышим упоминания о «возвращении 90-х». Отдельные звонки в виде преступлений против собственности (поджоги магазинов и прочей коммерческой недвижимости), заказные убийства и т. д.

26 ноября в маленьком городе Тутаев в Ярославской области группа пьяных подростков напала на двух жителей Москвы, за их «не вполне правильный» внешний вид. Звучали угрозы, в том числе поджечь дом, в котором остановились гости. Такого рода «гопнических» происшествий, не только здесь, но и вообще в областях центральной России не было очень давно. Сейчас такого рода инциденты бывают по большей степени в регионах Урала, Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Конечно, отдельные события не могут обозначать трендов, но тем не менее, как говорит один известный телеведущий с плохой репутацией: — Совпадение? — Не думаю.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/28/krivenyuk-tendencii-socialnogo-ozdorovleniya-regionov-rossii-grozit-spad
Опубликовано 28 ноября 2017 в 11:23
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами