• USD 66.35 -0.48
  • EUR 77.72 -0.27
  • BRENT 79.48

В Архангельске продвигают регионалистскую концепцию истории в школы области

Начальник отдела науки и высшей школы Павел Журавлев продвигает регионалистскую концепцию в школьное образование. Источник: Правда Севера.

В Архангельске началась работа по написанию текста учебника истории Архангельской области для средней школы. Губернатор области Игорь Орлов объявил об этом проекте как о своем собственном. Концептуальную и фактологическую основу учебнику должен дать региональный историко-культурный стандарт Архангельской области. Сравнение исторической концепции, предложенной в проекте нового регионального историко-культурного стандарта, и той, что была в региональном компоненте государственного стандарта общего образования Архангельской области 2005 года, свидетельствует о важном идеологическом повороте в официальной региональной историографии в Архангельске.(1) Поморская концепция истории Архангельской области устраняется и вместо нее предлагается другая — «Архангельского Севера». Так, например, концепция «Архангельский Север» присутствует в самом названии готовящегося учебника — «История Архангельского Севера» (смотри план этого учебного пособия в приложении к означенной статье). Отметим очевидное противоречие: ведь в названии стандарта речь идет об Архангельской области, а не об «Архангельском Севере». Поэтому следует разобраться, в чем различие этих понятий, поскольку именно второе связано с новой концепцией.

Предварительные замечания. Первое. Название региона «Архангельский Север» очевидно связано с таким понятием, как «Русский Север». «Русский Север» — это культурный регион с неясными границами. Он не тождественен такому понятию как «север Европейской части России». Термин «Русский Север» появился в конце ХIХ века и с того времени используется с разной степенью интенсивности в различные эпохи до наших дней в научной и популярной литературе, в средствах массовой информации. Понятие «Русский Север» не имеет устоявшегося определения. Примерные границы Русского Севера на юге — это южные пределы Вологодской губернии (у области они сдвинулись к югу). На западе — это исторические области Белозерья и Обонежья. На востоке, очевидно, речь должна идти о восточных пределах Мезенского уезда (района). Ясно, что Зырянский край (Коми) на востоке из-за его коренного населения не входит в территорию Русского Севера, хотя и очень близок ему по культуре. На севере — это историческая Кола и поморские волости западного Беломорья.

Сопоставление понятий «Русский Север» и «Архангельский Север», казалось, должно свидетельствовать о том, что «Архангельский Север» является частью «Русского Севера». Он расположен как бы внутри него. Однако определение «архангельский», а не «русский», может означать и то, что в «Архангельский Север» можно включать еще и историческую область самояди (совр. ненцев, теперь НАО).

Второе. Не трудно заметить, что понятие «Архангельский Север» во второй части определения прямо связано с названиями реально существовавших регионов — предшественников Архангельской области с центром в Архангельске: «Северная область» (1918—1920), «Северный край» (1929—1936), «Северная область» (1936—1937). Определение «Северный» в названии этих административных образований очевидным образом связано с чрезвычайно популярным в начале ХХ века названием культурного региона «Русский Север». Название регионов «Северный край» и «Северная область» повлияли на становление и развитие такой региональной идентичности в Архангельской области в советскую эпоху как «северяне». Региональная идентичность «северяне», понимаемая как «северные русские», у населения Архангельской области — это явление чисто ХХ века. Идентичность «северяне» существует и в наши дни и частично поддерживается работой местных СМИ.

Определение «Архангельский Север» применительно к региону Архангельской области было использовано в качестве второго базового в названии региональной «Поморской энциклопедии» (2001—2016).(2) Однако ни один из томов энциклопедии не содержит специальной статьи «Архангельский Север», которое давало бы описание понятия. В томе 1-м (история) есть такие статьи, как «Архангельская губерния», «Архангельская епархия», Архангельская область (с. 44—47), а такой статьи, как «Архангельский Север» в энциклопедии нет. Однако в предисловии к 1-му тому «Поморской энциклопедии» «История Архангельского Севера» мы находим следующий текст: «Нынешняя Архангельская область в разные времена входила в состав более крупных регионов или дробилась на части, но всегда соотносилась с такими регионами, как Заволочье, или Заволочская Чудь (XI—XIV века), Двинская земля (XIV—XVII века), Архангелогородская губерния (с 1708 года), Архангельская область в составе вологодского наместничества (с 1780 года), Архангельское наместничество (с 1784 года), Архангельская губерния (1796—1929 годы), Северный край (1929—1936 годы), Северная область (1918—1920 и 1936—1937 годы), Архангельская область (с 23. 09. 1937). Таким образом, исторически правильнее говорить не об Архангельской области, а об Архангельском Севере, куда в разное время входили Мурманская область (до 13. 06. 1921), беломорская часть Республики Карелия (до 4. 08. 1920 года), территория Республики Коми (до 1936 года). Исключать эти регионы из истории Архангельского Севера было бы исторически неверным».(3) Не трудно определить, что текст этот принадлежит перу архангельского историка проф. Анатолия Александровича Куратова (1936—2014), поскольку встречается в его предшествующем труде.(4) Поэтому, следуя логике Куратова, для того, чтобы определить границы Архангельского Севера надо все перечисленные регионы за предшествующие эпохи наложить друг на друга и искомый результат по максимуму — вот это и будет «Архангельский Север» с его внешними границами. Тот, кто, например, знает пределы Архангелогородской губернии 1708 года с Вологдой, Галичем, Кинешмой, Кологривом, Чухломой и Унжей поймет, что это полный бред. Правда, в заключительной части определения у Куратова содержится уточнение: Мурманская область, беломорская часть Карелии. И, если учитывать, только эти территории, то получается, что «накладывать» друг на друга для получения «Архангельского Севера» нужно территорию Архангельской губернии 1801—1917 годов с территорией современной Архангельской области (1937—). Известный историк и археолог Олег Овсянников, не мудрствуя лукаво, решил просто: «под этим топонимом [Архангельский Север] мы понимаем территорию бывшей Архангельской губернии».(5) Существует понимание, что территория «Архангельского Севера» по размерам аналогична пространству Архангельской губернии ХIХ века.

В общем, «Архангельский Север» — это довольно странная идея. Соединить в уме административные пространства из разных эпох в одно по принципу, чтобы пространственный охват был максимален. А потом эту фикцию сознания опрокидывать в прошлое на всю временную глубину и на настоящее, и на основании методологии манипулирования фикцией писать историю различных эпох региона.

По последней части определения все-равно остаются вопросы. Если Коми автономия с 1929 по 1936 год, т. е. всего семь лет входила в Северный край с центром в Архангельске, то почему Коми надо на подобном основании — 7 лет присутствия — относить к «Архангельскому Северу»? Тем не менее, сейчас автор проекта «Регионального историко-культурного стандарта Архангельской области» доцент Роман Болдырев отнес к «архангельским северянам» известного социолога и уроженца Вологодской губернии Питирима Сорокина (1889—1968).(7) Последний случай анекдотичен, но он вполне идет в предложенной логике «сложения» разновременных регионов в один с получением одного искомого — «Архангельского Севера».

Таким образом, «Архангельский Север» не имеет никакого отношения к региональной исторической географии. Это трансвременная абстракция, фикция сознания одного профессора из Архангельска — ректора бывшего Архангельского пединститута. Заметим при этом, что определение «Архангельский Север» нигде научно не верифицировано и не описано. Это сырое для науки определение.

Логика исследования в рамках квази-региона «Архангельский Север» требует брать в качестве объекта бóльшее пространство, чем пространство собственно Архангельской области. В буквальном смысле к истории Архангельской области надо писать с некоторого момента еще и историю Мурманской области, Поморья из Республика Карелия и т. д. Логика «Архангельского Севера» заставляет архангельских историков писать историю соседних с Архангельской областью регионов за определенные периоды. Сейчас в Мурманске принята концепция проф. Ивана Ушакова (1921—2002) «Кольский Север». Но оказывается, что в Архангельске, по принятой там концепции, история «Кольского Севера» и сам «Кольский Север» до 1921 года является частью истории «Архангельского Севера». «Кольский Север» до 1921 года поглощается «Архангельским Севером» при взгляде из Архангельска.

Однако рассмотрение конкретных случаев выявляет, что правило это не выдерживается. Уже в первом томе (история) «Поморской энциклопедии» у автора концепции «Архангельский Север» мы находим статью «Кемский уезд» (с. 184), но не находим статью «Кольский уезд». Но при этом, правда, есть статьи о преподобном Феодорите Кольском (1481—1571) и преподобном Трифоне Печенгском (1495—1583).

Что касается остальных томов Поморской энциклопедии — 2, 3, 4 и 5-го, то во всех этих томах составители очевидным образом пренебрегают титульной темой — «Архангельский Север». Статьи перечисленных энциклопедий исключительно ориентированы на материал по Архангельской области. Особенно хорошо это видно по 5-му тому «Поморской энциклопедии» — «Города, районы, люди Архангельского Севера» с материалом исключительно по Архангельской области. А в 4-м томе (Культура) в предисловии главный редактор проф. Буторина стала рассматриваться средневековая культура «Русского», а не «Архангельского Севера» (с. 11). Так зачем тогда нужна ситуация, когда заявленная на титульном листе и в названии тема совсем не отражается в содержании статей энциклопедии? И вот здесь можно сделать вывод, что искусственное понятие «Архангельский Север» научно не универсально.

Что касается историографии (в смысле написания), то понятие «Архангельский Север» трудно применимо на практике в нарративе на всем протяжении исторического повествования. Это, в частности, прекрасно демонстрирует оглавление готовящегося сейчас в Архангельске учебника «История Архангельского Севера» (см. под текстом настоящей статьи в приложении). Не трудно заметить по заголовкам отдельных глав, что когда изложение материала доходит до после 1937 года — т. е. создания Архангельской области, то понятие «Архангельский Север» вообще перестает использоваться историками, и регион-фикция «Архангельский Север» после 1937 года оказывается равен Архангельской области.

Другое наблюдение: очевиден сбой с понятием «Архангельский Север» у авторов, начиная с углубления в эпохи ниже временной границы ХVI века. На уровне бессознательного у историков происходит когнитивный диссонанс, и вместо «Архангельский Север» они начинают писать: просто «Север». И, если уж быть строгим научным педантом, то следует спросить этих авторов, чем «Архангельский Север» отличается от просто «Севера». А причина здесь, на самом деле, проста — ведь раньше конца ХVI века Архангельска не существовало, город еще не был основан. А если Архангельска не существовало, то какой может быть «Архангельский Север» в предшествующие до основания Архангельска эпохи? Понятно — без определения «Архангельский».

Появляется и такое понятие, как «Первобытный Север», поскольку написать «Первобытный Архангельский Север» не получается. Что касается периода ХIХ века, то возникает законный вопрос: если в пространственном отношении понятия «Архангельский Север» и «Архангельская губерния» тождественны, то зачем вообще нужно применять его в эту эпоху? Использовать понятие «Архангельский Север» применительно к периоду Архангельской губернии ХIХ века совсем нецелесообразно.

Таким образом, понятие «Архангельский Север» демонстрирует заметные трудности в использовании его в историческом нарративе. Как вам нравится, например, вот такое выражение: Архангельский Север в эпоху палеолита или вот такое: «первобытные племена Архангельского Севера».(7) Разумеется, корректней с научной точки зрения было бы написать так: «Археологические памятники эпохи палеолита на территории Архангельской области». В последнем варианте регион-фикция выпадает.

Другой особенностью использования концепции региона-фикции «Архангельский Север» становится переконструирование истории разных эпох под него. При этом применяется метод фальсификации исторического прошлого. Например, в подготовленном сейчас «Региональном историко-культурном стандарте Архангельской области» утверждается, что в ХVI веке существовал административный регион «Север», который имел дело с «Москвой» (с. 21). У «Севера» была своя «столица» — Холмогоры (с. 24). «Столица Севера» перемещалась из Холмогор в Архангельск (с. 24). Но, на самом деле, если оставить «архангельско-северные» фантазии, то Холмогоры в этот период были всего лишь центром Двинского уезда — т. е. одного из 22-ух уездов, т. н. «поморских городов». Статус Холмогор был не выше статуса любого другого уездного центра.

Или вот еще один пример глупости из стандарта Болдырева: «Архангельская земля в составе Древнерусского государства» (с. 17). Подобные примеры можно множить.

Заметим, что концепция «Архангельский Север» распространяет региональную идентичность советской эпохи «северяне» на предшествующие периоды, когда она вовсе не существовала. Например, в «Стандарте» у Болдырева утверждается, что Михаил Ломоносов был «северянин».(8) На самом же деле, региональная идентичность настоящего, а не иконного Ломоносова была — «холмогорец» или «двинянин». У Болдырева же в Стандарте утверждается: «Михаил Васильевич Ломоносов — великий сын Северной земли» (с. 28). Возникает законный вопрос: что такое «Северная земля», и чем она отличается от «Архангельского Севера»?

Другой весьма характерный пример. Каргополь с уездом в середине ХVIII века был в составе Новгородской губернии. Но в Архангельске его уроженца правителя Русской Америки Александра Баранова (1746—1819) в готовящемся в Архангельске учебнике собираются записать в «архангельские северяне» (раньше по Булатову его числили «помором») на том основании, что Каргополь с районом в ХХ веке стали частью Архангельской области.

По полю истории в концепции «Архангельский Север» «северяне» в «Стандарте» у Болдырева начинают «бегать», начиная с ХV века. Но тут фальсификация локальных идентичностей приводит к казусам. Например, в «Стандарте» Болдырева пишется об «участии северян в сибирском походе Ивана III в 1483 году».(9) Однако в русских летописях ХV—ХVI веков в повествовании об этом сюжете сообщается, что в походе конкретно участвовали «устюжане, вологжане, вычегжане, вымичи, сысоличи, пермяки», т. е. никак не «северяне» в логике архангельских историков.(10) Таким образом, концепция «Архангельский Север» никак не соотносится с реальными локальными идентичностями, существовавшими на этой территории в прошлом. Более того, она их подавляет или уничтожает. Стирает будто ластиком из истории.

Еще один существенный момент. Поскольку «Архангельский Север» — это воображаемый регион-фикция, то его невозможно отобразить на исторических картах. В каждый конкретный период истории Архангельской области на исторической карте будет присутствовать все, что угодно — Заволочье, Двинская земля, россыпь уездов в ХVI веке, Архангельская губерния в ХIХ, но никак не «Архангельский Север». Это еще один научный довод против придумки проф. Анатолия Куратова. «Архангельский Север» — это не историко-географическое понятие, а плохо понимаемое и описываемое воображаемое пространство-фикция.

Отсутствие дихотомии. Ну, и наконец, самый последний довод против вневременного региона-фикции «Архангельский Север». Если у вас в Архангельске есть «Архангельский Север», то тогда где у вас «Архангельский Юг»? Дело в том, что в оппозиции понятию «Русский Север» неявно стоит «Русский Юг». На практике речь идет о разных культурах, разных основах локальных диалектов у русских. В случае с «Архангельским Севером» подобной оппозиции не наблюдается. Что вполне подразумевает простоватый вопрос на этот счет ученика учителю.

* * *

Автор проекта регионального историко-культурного стандарта Архангельской области Роман Болдырев утверждает, что в случае с историей Архангельской области «в осмыслении исторических закономерностей региональной истории наиболее трудной является категория исторического пространства».(11) Вот из-за этой якобы «трудности» доц. Болдырев и вводит в поле региональной истории регион-фикцию «Архангельский Север». Однако трудность эта мнимая. Достаточно посмотреть, как справляются с подобной в соседней с Архангельском Вологде. В отношении исторического пространства Вологода не менее «трудный» регион, чем Архангельск. Фактически, на территории современной Вологодской области в исторические времена существовали четыре исторических «города» (уезды): собственно Вологда, Белоозеро, Тотьма и Устюг. Северная и восточные части Вологодского и Устюжского уездов в ХХ веке в советские времена оказались в составе Архангельской области. С 1780 по 1796 год тогдашняя Архангельская область из семи уездов входила в состав Вологодского наместничества. Но ведь при учете подобных «трудных обстоятельств» современные вологодские историки, работающие над местными региональными учебниками, не додумался вводить в оборот регион-фикцию, вроде «Вологодского Севера», чтобы обосновывать большее пространство для регионального исторического нарратива за счет того же Архангельска. В Вологде поступили совсем просто — они ввели в оборот вневременное понятие «Вологодский край».(12) При описании региональной идентичности в предшествующие до ХХ века эпохи вологодские историки используют реальную идентичность «вологжане», которая впервые фиксируется в исторических документах в ХV веке. Случай «простого решения» демонстрирует, что в Вологде в головах меньше псевдонаучного «мусора», поэтому на улицах и во дворах в Вологде несравненно чище, чем в грязном Архангельске.

А зачем далеко ходить в Вологду? Достаточно посмотреть на предшествующий школьный учебник по истории Архангельской области советской эпохи под редакцией проф. Георгия Фруменкова. Его название — «Наш край в истории СССР».(13) Фруменков сумел обойти мнимые «трудности» введением нейтрального понятия «край» без определений типа «архангельский».

▼ читать продолжение новости ▼

Поэтому мнимых трудностей для концепции региональной истории в Архангельске выдумывать не следует. Название учебника должно соответствовать названию регионального историко-культурного стандарта. Это означает, что подготавливаемый учебник должен называться просто: «История Архангельской области». В каждом разделе учебного пособия должно содержаться описание реального историко-географического пространства в тот период истории. План оглавления учебника может быть примерно следующим без использования ненужных понятий-фикций.(14) В отношении региональных и локальных идентичностей в разные временные периоды в учебнике должны использоваться настоящие в то время локальные идентичности, а не современные и тем более, не фальсификаты. В отношении идентичностей за образец, как надо делать современную историю, следует брать региональные учебные пособия из европейских стран — Германии, Испании, Италии, Венгрии и т. д.

В заключение возникает законный вопрос: зачем в Архангельске на смене исторических парадигм с «поморской» на «постпоморскую» потребовалось городить «турусы на колесах», «закрепляя» в поле преподавания региональной истории в школе понятие региона-фикции «Архангельский Север»? Зачем вообще нужно переконструирование региональной истории под него? Здесь следует прямо указать, что концепция «Архангельского Севера» прямо связана с идеологией местного регионализма, утверждающего идею о том, что у Архангельска есть исторические права на то, чтобы стать центром бóльшей по охвату административной территории, чем нынешняя Архангельская область. С этим связана, например, идея превратить Архангельск в экономический и культурный центр объединившихся вокруг него регионов Европейского севера РФ. Продуктом архангельского регионализма на рубеже 1980—1990- х годов стала идея «большого Поморья» — региона без определенных границ, но превышающего территорию современной Архангельской области и со «столицей» в Архангельске. В широкий оборот по отношению к Архангельску местными СМИ давно пущены такие понятия, как «столица Поморья», «губернатор Поморья» и т. д. В политическом плане с подобного рода регионалистской идеологией, как известно, прямо связана идея «Поморской республики» или «Поморской автономной республики».

Кроме того, следует прямо указать, что концепция «Архангельского Севера» — это зеркальное отражение концепции «большого Поморья» — т. е. региона с неопределенными границами и со «столицей» в Архангельске. При этом, сам проф. Куратов в финале одного из своих трудов признавался: «Настоящей правдивой истории России и Архангельского Севера, к сожалению, еще не написано. Ее создание — нравственный и гражданский долг молодого, талантливого поколения историков, социологов, экономистов, политологов, культурологов, специалистов художественного творчества народа».(15)

Заметим, что концепция «Архангельского Севера» активно продвигалась, как уже отмечалось выше, в «Поморской энциклопедии», том 1 «История». При этом редактор и составитель «Поморской энциклопедии» проф. Булатов и проф. Куратов умудрились ввести в идеологический ряд энциклопедии сразу две разные концепции истории Архангельской области, но обе с опорой на идею местного регионализма. Проф. Булатов — поморскую концепцию, проф. Куратов — «архангельско-северскую». Первая работала на создание новой региональной идентичности в Архангельской области" — «поморы». Вторая опиралась на имеющуюся уже в регионе идентичность, созданную в советскую эпоху — «северяне». Т. е. вторая концепция демфировала процесс приспособления общественного сознания к более радикальному новшеству — созданию в Архангельске новой региональной идентичности. Не трудно убедиться в прямой взаимосвязи концепций проф. Булатова и проф. Куратова. Это две исторические концепции-близнеца. Можно провести такой эксперимент: в подготовленном сейчас «Региональном историко-культурном стандарте» доц. Болдырева нужно известным компьютерным методом «найти-заменить» по всему тексту поменять «Архангельский Север» на «Поморье», а «северян» на «поморов». В итоге из «архангельско-северской» концепции Куратова получится поморская концепция проф. Булатова. Проблемой регионалистских концепций «о величии» в Архангельске стало то, что в период максимального территориального охвата в ХIХ века в реальной Архангельской губернии не было единой региональной идентичности. Локальные идентичности в Архангельской губернии и в ХIХ веке были связаны с «историческими городами» (уездами) — онежане, холмогорцы, важане (ваганы), мезенцы и т. д. Сам Архангельск был достаточно «поздним» по времени основания городом, чтобы стать центром «исторического уезда» и создать локальную под себя, а не только свою городскую идентичность. Это объективная причина трудностей с утверждением современной региональной идентичности, всеобщей для Архангельской области.

В отличие от булатовской, «поморской» концепция Куратова опирается на более очевидную фикцию — мнимый регион «Архангельский Север». Концепция Булатова ссылается на «поморские города» ХVI—ХVII века, как «большое Поморье». Концепция Куратова опирается на имеющуюся региональную идентичность, которую трудно увести в иноэтничность. «Северяне» — это просто «северные русские». Концепция Булатова создает региональную идентичность «поморы» с опорой на идентичность-воспоминание, существующую в прибрежных районах Белого моря, входивших в ХIХ веке в Поморский край Архангельской губернии.

Обе исторические концепции — и проф. Булатова, и проф. Куратова занимаются довольно грубым переконструированием действительной региональной истории Архангельской области с использованием приемов фальсификации истории. Поэтому, в конечном итоге, концепция Куратова о регионе-фикции «Архангельский Север» не способствует развитию местного краеведения. И это хорошо видно на примере подготовленного сейчас проекта регионального историко-культурного стандарта Архангельской области, который калечит реальную региональную историю ее переконструированием под категорию-фикцию. Концепция «Архангельского Севера» одним своим порочным методом заранее программирует ненаучность исторических исследований под ее маркой в Архангельске. Она исказит и массовое историческое сознание населения региона.

И, наконец, о том, кто осуществляет официальный поворот на поле региональной истории в Архангельске с одной регионалистской — поморской на другую регионалистскую концепцию истории — архангельско-северскую. Казалось бы, после появления на свет в сентябре 2017 года проекта регионального историко-культурного стандарта Архангельской области, лавры эти по праву принадлежат доценту кафедры всеобщей истории САФУ историку-германисту Роману Болдыреву. Однако дело здесь обстоит совсем не так. Доц. Болдырев в «процессе» является зиц-председателем. Проект подготовки школьного учебника истории курирует Министерство образования и науки Архангельской области, а в нем начальником отдела науки и высшей школы служит Павел Журавлев (1974 года рожд). Именно Журавлев запускает сейчас альтернативную поморской другую регионалистскую концепцию истории Архангельской области в школьное образование. С начавшейся подготовкой учебника под концепцию «Архангельский Север» этот процесс, как говорится, уже пошел. Заметим, что выбор новой концепции истории Архангельской области прошел кулуарно и вполне по-бюрократически. Каких-либо научных дискуссий и научных конференций по поводу концепции истории Архангельской области в период перед запуском проекта учебника не наблюдалось. Очевидно, что начальник отдела науки и высшей школы Павел Журавлев и его подручные в деле подготовки учебника — скандинавист проф. Андрей Репневский и германист доц. Роман Болдырев «постараются» эту нашу публикацию не заметить. Ни в какие научные дискуссии по поводу концепции учебника или халтурного «Стандарта» они вступать не намерены. Дело вторичной «регионализации» истории Архангельской области запущено ими, и они полагают, что его не остановить. В Архангельске сейчас собираются написать учебник истории не по теме «наш край в истории Отечества», а «наш край и история Отечества».

Дмитрий Семушин

(1) Мы пользуемся следующим текстом проекта стандарта: Региональный историко-культурный стандарт Архангельской области. Под общ. ред. Р. Ю. Болдырева. Архангельск, 2017. 74 с. (издание является макетом и не опубликовано еще в бумажном виде). Сравни: Региональный компонент государственного стандарта общего образования Архангельской области. Под ред. О. В. Дитятьевой, Т. А. Спиричевой, Л. И. Уваровой. Архангельск, 2005.

(2) Поморская энциклопедия в пяти томах. Т. 1. История Архангельского Севера. Архангельск, 2001; Т. 2. Природа Архангельского Севера. Там же, 2007; Т. 3. Экономика Архангельского Севера. Там же, 2006; Т. 4. Культура Архангельского Севера. Там же, 2012; Т. 5. Города, районы, люди Архангельского Севера. Там же, 2016.

(3) Поморская энциклопедия в пяти томах. Т. 1. История Архангельского Севера. С. 10. Этот текст, чуть изменив, переписал в стандарт доцент Болдырев. См. Региональный историко-культурный стандарт Архангельской области. С. 5−6.

(4) Куратов А. А. История и историки Архангельского Севера: Вопросы источниковедения и историографии. Архангельск, 1999. С. 3—4. Концепция повторена: Куратов А. А. Архангельский Север в истории России. Учеб. кн. для школьников и студентов. Архангельск, 2003; Архангельский Север в документах истории (с древнейших времен до 1917 года): хрестоматия / общ. ред. А. А. Куратова. Архангельск, 2004. Тексты Куратова демонстрируют крайнюю небрежность по части пространственной региональной терминологии. В первой из перечисленных работ мы находим через страницу следующие определения: Архангельский Север, Архангельское Поморье, Поморье, Поморский Север, Двинское Поморье, Советский Север, Новгородско-Ростовский Север, Северная Русь, Север, Русский Север, Беломорский Север, Российский Север.

(5) Овсянников О. В., Ясински М. Э. Мезень и Мезенский край в истории Отечества и Баренцева региона. Под ред. Л. Д. Попова, 2006. С. 23.

(6) Региональный историко-культурный стандарт Архангельской области. С. 9.

(7) Там же. С. 13, 14.

(8) Там же. С. 9.

(9) Там же. С. 19, 21.

(10) ПСРЛ. Т. 12. СПб, 1901. С. 215; ПСРЛ. Т. 37. Л., 1982. С. 95.

(11) Региональный историко-культурный стандарт Архангельской области. С. 5.

(12) См. Региональный историко-культурный стандарт (Вологодская область). Вологда, 2015; История Вологодского края с древнейшего периода до конца ХVIII века: учеб. пособие для учащихся 6−7 кл. общеобразовательных учреждений. Под ред. М. А. Безнина. Вологда, 2010; История Вологодского края ХIХ-начала ХХI века: учеб. пособие для учащихся 8−9 кл. общеобразовательных учреждений. Под ред. М. А. Безнина. Вологда, 2009.

(13) Наш край в истории СССР. Под ред. Г. Г. Фруменкова. Архангельск, 1974.

(14) Примерный план оглавления учебного пособия «История Архангельской области»:

Глава 1. С древнейших времен до конца XV века (6 класс).

§ 1. Первобытная эпоха.

§ 2. В составе Новгородской земли: Заволочье и Двинская земля;

§ 3. Борьба за Двинскую землю великих князей с Новгородом.

§ 4. Социально-экономическое развитие Заволочья и Двинской земли до конца XV века.

§ 5. Культура и быт Заволочья и Двинской земли до конца XV в. и т. д.

(15) Куратов А. А. История и историки Архангельского Севера. С. 200.

* * *

Приложение

План подготавливаемого в САФУ учебника с примерным названием «История Архангельского Севера» (октябрь 2017 года)

Оглавление:

I том. История Архангельского Севера с древнейших времен до 1914 г. (6−9 классы)

Глава 1. Архангельский Север с древнейших времен до конца XV века (6 класс).

§ 1. Первобытный Север. (А.Я. Мартынов)

§ 2. Север в составе Новгородской земли. (А.В. Камкин)

§ 3. Вхождение Севера в состав Московского государства. (А.В. Камкин)

§ 4. Социально-экономическое развитие Севера до конца XV века. (А.В. Камкин)

§ 5. Культура и быт Севера до конца XV в. (А.В. Камкин)

Глава 2. Архангельский Север в XVI—XVII вв.еках (7 класс).

§ 6. Социально-экономическое развитие Севера в XVI в. (Шурупова Е.Е.)

§ 7. Политическое развитие Севера в XVI в. (Шурупова Е.Е.)

§ 8. Социально-экономическое развитие Севера в XVII в. (Шурупова Е.Е.)

§ 9. Политическое развитие Севера в XVII в. (Шурупова Е.Е.)

§ 10. Культура и быт Севера в XVI—XVII вв. (Шурупова Е.Е.)

Глава 3. Архангельский Север в XVIII веке (8 класс).

§ 11. Архангельский Север в петровскую эпоху. (Шурупова Е. Е., Давыдов Р. А.)

§ 12. Север в эпоху дворцовых переворотов. (Шурупова Е.Е., Давыдов Р.А.)

§ 13. Север в годы правления Екатерины II. (Шурупова Е.Е., Давыдов Р.А.)

§ 14. Михаил Васильевич Ломоносов. (Т.С. Буторина)

§ 15. Культура и быт Севера в XVIII в. (Шурупова Е.Е., Давыдов Р.А.)

Глава 4. Архангельский Север в XIX — начале XX века (9 класс).

§ 16. Архангельский Север в 1801—1855 гг. (Зашихин А.Н.)

§ 17. Архангельский Север во второй половине XIX в. (Зашихин А.Н.)

§ 18. Архангельский Север в начале ХХ в. (Зашихин А.Н.)

§ 19. Культура и быт Севера в первой половине XIX в. (Зашихин А.Н.)

§ 20. Культура и быт Севера во второй половине XIX — начале ХХ в. (Зашихин А.Н.)

II том. История Архангельского Севера в XX — начале XXI века (10 класс).

Глава 1. Архангельский Север в 1914—1921 годах.

§ 1. Архангельский Север в годы Первой мировой войны. (Трошина Т.И.)

§ 2. Революция 1917 г. на Архангельском Севере. (Журавлев П.С.)

§ 3. Гражданская война и интервенция на Севере. (Журавлев П.С.)

Глава 2. Архангельский Север в 1920—1930-е годы.

§ 4. Северный край в 1920-е годы (Шубин С.И., Тетеревлева Т.П.)

§ 5. Архангельский Север в 1929—1941 гг. (Шубин С.И., Тетеревлева Т.П.)

Глава 3. Архангельская область в годы Великой Отечественной войны.

§ 6. Вклад северян в победу над врагом: фронт и тыл. (Болдырев Р.Ю., Репневский А.В.)

§ 7. Ленд-лиз и северные конвои. (Болдырев Р.Ю., Репневский А.В.)

Глава 4. Архангельский Север в 1945—1991 годах.

§ 8. Архангельская область в 1945—1953 гг. (Петруханов Д.Б.)

§ 9. Архангельская область в 1953—1964 гг. (Петруханов Д.Б.)

§ 10. Архангельская область в 1964—1985 гг. (Петруханов Д.Б.)

§ 11. Архангельская область в годы «Перестройки». (Петруханов Д.Б.)

Глава 5. Архангельская область в 1990—2000-е годы.

§ 12. Архангельская область в 1992—1999 гг. (Сметанин А.А., Тамицкий А.М., Зарецкая О.В.)

§ 13. Архангельская область в начале XXI в. (Сметанин А.А., Тамицкий А.М., Зарецкая О.В.)

§ 14. Архангельская область в Арктике. (Журавлев П.С., Тамицкий А.М., Зарецкая О.В.).

Глава 6. Общие тенденции развития культуры Севера в ХХ — начале XXI века.

§ 14. Культура Севера в первой половине ХХ в.

§ 15. Культура Севера во второй половине ХХ в.

§ 2. Север в составе Новгородской земли. (А.В. Камкин)

§ 3. Вхождение Севера в состав Московского государства. (А.В. Камкин)

§ 4. Социально-экономическое развитие Севера до конца XV века. (А.В. Камкин)

§ 5. Культура и быт Севера до конца XV в. (А.В. Камкин)

Глава 2. Архангельский Север в XVI—XVII вв.еках (7 класс).

§ 6. Социально-экономическое развитие Севера в XVI в. (Шурупова Е.Е.)

§ 7. Политическое развитие Севера в XVI в. (Шурупова Е.Е.)

§ 8. Социально-экономическое развитие Севера в XVII в. (Шурупова Е.Е.)

§ 9. Политическое развитие Севера в XVII в. (Шурупова Е.Е.)

§ 10. Культура и быт Севера в XVI—XVII вв. (Шурупова Е.Е.)

Глава 3. Архангельский Север в XVIII веке (8 класс).

§ 11. Архангельский Север в петровскую эпоху. (Шурупова Е. Е., Давыдов Р. А.)

§ 12. Север в эпоху дворцовых переворотов. (Шурупова Е.Е., Давыдов Р.А.)

§ 13. Север в годы правления Екатерины II. (Шурупова Е.Е., Давыдов Р.А.)

§ 14. Михаил Васильевич Ломоносов. (Т.С. Буторина)

§ 15. Культура и быт Севера в XVIII в. (Шурупова Е.Е., Давыдов Р.А.)

Глава 4. Архангельский Север в XIX — начале XX века (9 класс).

§ 16. Архангельский Север в 1801—1855 гг. (Зашихин А.Н.)

§ 17. Архангельский Север во второй половине XIX в. (Зашихин А.Н.)

§ 18. Архангельский Север в начале ХХ в. (Зашихин А.Н.)

§ 19. Культура и быт Севера в первой половине XIX в. (Зашихин А.Н.)

§ 20. Культура и быт Севера во второй половине XIX — начале ХХ в. (Зашихин А.Н.)

II том. История Архангельского Севера в XX — начале XXI века (10 класс).

Глава 1. Архангельский Север в 1914—1921 годах.

§ 1. Архангельский Север в годы Первой мировой войны. (Трошина Т.И.)

§ 2. Революция 1917 г. на Архангельском Севере. (Журавлев П.С.)

§ 3. Гражданская война и интервенция на Севере. (Журавлев П.С.)

Глава 2. Архангельский Север в 1920—1930-е годы.

§ 4. Северный край в 1920-е годы (Шубин С.И., Тетеревлева Т.П.)

§ 5. Архангельский Север в 1929—1941 гг. (Шубин С.И., Тетеревлева Т.П.)

Глава 3. Архангельская область в годы Великой Отечественной войны.

§ 6. Вклад северян в победу над врагом: фронт и тыл. (Болдырев Р.Ю., Репневский А.В.)

§ 7. Ленд-лиз и северные конвои. (Болдырев Р.Ю., Репневский А.В.)

Глава 4. Архангельский Север в 1945—1991 годах.

§ 8. Архангельская область в 1945—1953 гг. (Петруханов Д.Б.)

§ 9. Архангельская область в 1953—1964 гг. (Петруханов Д.Б.)

§ 10. Архангельская область в 1964—1985 гг. (Петруханов Д.Б.)

§ 11. Архангельская область в годы «Перестройки». (Петруханов Д.Б.)

Глава 5. Архангельская область в 1990—2000-е годы.

§ 12. Архангельская область в 1992—1999 гг. (Сметанин А.А., Тамицкий А.М., Зарецкая О.В.)

§ 13. Архангельская область в начале XXI в. (Сметанин А.А., Тамицкий А.М., Зарецкая О.В.)

§ 14. Архангельская область в Арктике. (Журавлев П.С., Тамицкий А.М., Зарецкая О.В.).

Глава 6. Общие тенденции развития культуры Севера в ХХ — начале XXI века.

§ 14. Культура Севера в первой половине ХХ в.

§ 15. Культура Севера во второй половине ХХ в.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/10/17/v-arhangelske-prodvigayut-regionalistskuyu-koncepciyu-istorii-v-shkoly-oblasti
Опубликовано 17 октября 2017 в 13:45
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами