• USD 65.90 -0.51
  • EUR 77.55 -0.52
  • BRENT 80.63 +2.27%

Русская община Латвии недовольна грядущей латышизацией родных школ

Из-за разногласий с рядом руководителей министерства образования и науки подала в отставку многолетний директор департамента образования МОН Эвия Папуле. Она сдаст дела до 1 ноября, сообщает корреспондент EADaily .

Латвийской политолог, сотрудница Думы Риги Данута Дембовская связала это событие с анонсированным Минобрнауки изгнанием русского языка из государственных школ в ближайшие три года. «Извините, но меня как-то заштырило после новости об отставке Эвии Папуле. Я на секунду постаралась влезть в шкуру чиновника, которому предстоит реализовывать эпическую реформу — полный перевод школ нацменьшинств на латышский язык обучения с 2021 года. Подчеркну: я осознанно сейчас избегаю откровенной политической риторики, в том числе той, что вызывает эмоциональный отклик, находящийся в поле восприятия от лозунга „Руки прочь от русских школ!“ до лозунга о спасении и сохранении латышского языка. Я просто попыталась представить, КАК это будет реализовываться практически. Начнем с того, что по закону каждому ребенку гарантировано место в ближайшей школе по месту жительства. Если с 2021 года все школы автоматически становятся латышскими, то, собственно говоря, нет никакого повода отказывать ребенку из русскоязычной семьи в поступлении в ближайшую школу, которая всегда была латышской. Если все школы латышские, то такой отказ — дискриминация не по языковому, а по территориальному признаку», — подчеркивает Дембовская на своей странице в соцсети Facebook.

Но на практике, по ее словам, все будет иначе. «Будут латвийские латышские школы и латышские школы, которые когда-то были школами нацменьшинств. И очевидно, что невзирая на то, что с 2021 года все школы будет де-юре латышскими, де-факто разделение останется — сохранение в расписании русского языка и русского литературы станет формальным оправданием такой селекции. Вряд ли родители с родным латышским языком захотят отправить своего ребенка в школу, где учителя говорят по-латышски с акцентом. Соответственно, бывшие школы нацменьшинств станут как бы латышскими школами второго сорта. Слишком много времени учителя будут тратить на обучение языку в ущерб изучению предметов. Слишком часто учителя будут бояться, что акцент, неверно построенная фраза с точки зрения латышской грамматики фраза, станут поводом усомниться в лояльности педагога. Я даже не хочу себе представлять, какие настроения будут вызревать в коридорах таких школ», — отмечает Дембовская.

Картина смешения в одном классе, в одной школе детей с родным латышским и родным русским языком — в Риге, например, почти в пропорции 50% на 50% - ей представляется в этом контексте не слишком реалистичной. «Особенно, если речь идет о младших классах: все-таки для одних латышский — родной, а других в детсаду госязыку обучали из рук вон плохо. А еще в коллективе маленьких людей (напомню, министерство образования и науки вынашивает идею обязательного начала обучения с шести лет), не только дети из русскоязычных семей заговорят по-латышски, но и дети из латышских семей — по-русски (в этом месте Янис Домбрава (известный латышский националист — EADaily) должен содрогнуться). Причем, большой вопрос, какой язык будет насаждаться в коллективе на переменах быстрее. Опыт детских садов это уже наглядно показал. И такая взаимная интеграция была бы еще идеальной, потому что риск жесткого межэтнического раскола внутри одного детского коллектива — это куда страшнее. Именно так в школы не просто придет политика, в школьных коридорах начнут строить баррикады», — утверждает эксперт.

«То есть, отказавшись осознанно от политической аргументации, приходишь к однозначному выводу: практически перевод школ нацменьшинств на латышский язык обучения никак не будет способствовать укреплению позиций госязыка, о которой так много говорят авторы идеи, и однозначно приведет к новому витку межэтнического напряжения в стране, не исключено, что растянутому еще на одно поколение. Как ни парадоксально, но куда более эффективным способом укрепления позиций госязыка было бы… оставить школы нацменьшинств в покое, приняв последнее жесткое решение о том, что выпускные экзамены в 9-х и 12-х классах будут сдаваться только на латышском языке. Дальше ситуация бы развивалась естественным образом: нормальный родитель желает добра своему ребенку, а еще хочет, чтобы тот по итогам экзаменов попал в вуз на бюджетное место. Человеку вообще свойственно приспосабливаться. Поэтому предки бы упорно клевали отпрысков „давай, учи латышский язык — в люди выбьешься“. Еще и репетиторов по латышскому бы нанимали (собственно уже нанимают), что сняло бы часть забот и расходов с государства», — утверждает Данута Дембовская.

▼ читать продолжение новости ▼

«Параллельно Министерство образования и науки реализовывало бы реформу, предусматривающую сокращение количества школ и превращения старших классов (10−12 классы) в этакую вариацию колледжа. После 9-го класса перед подростками вставал бы закономерный выбор: идти в училище-техникум получать „рабочую“ профессию или же продолжать обучение в старших классах, более четко профилированных, уже с заявкой на поступление в вуз. При такой системе многие школы бы сократились до девятилеток, а старшие классы действительно преобразовывались бы в колледжи — и все чаще они были бы с латышским языком обучения (и так уже 60% на 40% - много ли осталось?). Через несколько лет — тут можно спорить о сроках — обучение в 10−12 классах бы действительно проходило только на латышском языке, а знание госязыка уже для подростка 15−16 лет (и что важнее — для его родителей) стало бы условием для подъема по ступеням социальной лестницы. По сути это уже так. Хочешь быть успешным — учись на латышском, хочешь, как говорили мне в школе в советские времена, дворы мести — тебе хватит русскоязычно-билингвальной девятилетки и пары незамысловатых фраз на госязыке. Такая социальная сегрегация русскоязычной молодежи, простите, за цинизм куда более эффективна с точки зрения правящей политической элиты, нежели перевод школ нацменьшинств на латышский язык обучения с 2021 года. Не верите? Поговорите с русскоязычными родителями, добровольно и фанатично готовящими детей к поступлению в латышские государственные гимназии», — утверждает политолог.

«Тогда появляется закономерный вопрос — а на фига было затевать эпопею с переводом школ нацменьшинств на латышский язык обучения, если такая реформа на практике точно не укрепит позиции госязыка и несомненно усугубит раскол в обществе? Ответ у меня один — до выборов в 13-й Сейм остается 354 дня, наполненных маразматическими идеями и воспроизводством взаимной ненависти. А главное — общество опять поведется», — заключает политолог. Добавим, что рижская газета «Сегодня» пишет, что многие русскоязычные родители не согласны на принудительную ассимиляцию и как никогда близки к решению поменять страну проживания. «Нет, ни на какие митинги протеста я не пойду, на это у меня нет ни времени, ни желания, — признается 29-летний Артур. — Но я не хочу, чтобы моя дочка, которая в этом году пошла в 1-й класс, училась на латышском языке. Хотел бы, отдал бы ее в латышскую школу, так как она прекрасно владеет латышским, ходила в латышский садик — другого просто не было поблизости. Но если ей не суждено учиться по-русски, я соглашусь на контракт в Голландии, который мне сейчас предлагают, и уеду туда навсегда. Пусть уж лучше на голландском учится, и то толку больше будет, к тому же, говорят, там и школы лучше». «У меня родители живут в России, и мы готовы туда переехать, хотя оба с мужем граждане Латвии. Дочка смотрит в учебник на латышском языке, а в глазах тоска, — признается Ирина. — Не то что не понимает, просто неинтересно ей по-латышски биологию, географию и историю читать».

«Мы с мужем все время колебались, хотя нам периодически предлагают выгодные контракты за границей, — рассказывает Дарья. — Удерживает то, что в Латвии живут наши родители, и если мы уедем, они будут видеть внуков значительно реже. Но и моя мама тоже говорит: уж если учиться на неродном языке, то хотя бы в благополучном Гамбурге. Я вот не понимаю, если честно, ну зачем они так с нами? Ну все равно я никогда не стану латышкой. Хотя я прекрасно владею латышским языком, свободно общаюсь на нем с коллегами и друзьями. Что касается русской культуры, то Достоевский и Толстой — это уже мировое наследие. Балалайка и кокошник? Это тоже не мое. Но мой родной язык — русский. И у моих детей родной язык русский. Я хочу, чтобы они на нем учились и думали. Почему меня лишают этого права в стране, где родилась я, мои родители, мои прадеды? Я сюда не приезжала, я здесь была всегда! Ничего другого не остается, как уехать в Германию. Знаю, там мне могут сказать: приехала добровольно — учи немецкий. Ну так это мой выбор. А вам тут счастливо оставаться! Живите богато!»

23 октября в Риге состоится митинг в защиту русских школ. «Начало в 12.00 напротив министерства образования (перекресток у Пороховой башни в Старой Риге). Требования нашего митинга: нет языковому насилию в системе образования, за обучение на родном языке, за свободный выбор пропорций между языками преподавания, за законодательные гарантии для меньшинственного образования в Латвии. Организатор митинга — Дэги Караев, ведущий — Мирослав Митрофанов при поддержке Юрия Петропавловкого и Александра Кузьмина. Подготовку к митингу координирует общественное движение „Штаб XXI“», — сообщил корреспонденту EADaily сопредседатель партии «Русский союз Латвии» Мирослав Митрофанов.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/10/15/russkaya-obshchina-latvii-nedovolna-gryadushchey-latyshizaciey-rodnyh-shkol
Опубликовано 15 октября 2017 в 19:16
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами