• USD 59.52 +0.17
  • EUR 69.88 +0.28
  • BRENT 62.54 +0.51%

Сирия за два года: оппозиция — в «карманы», ИГ — в пустыню, США — к курдам

До прорыва в осажденный Дейр-эз-Зор остается всего 1800 метров. Фото: twitter.com.

Запад по-своему отметил прорыв трехлетней блокады сирийского Дейр-эз-Зора. Несмотря на отсутствие веских доказательств, Управление Верховного комиссара ООН по правам человека опубликовало доклад о том, что в сирийском Хан-Шейхуне в апреле химатаку устроил все-таки Дамаск. А скандальные добровольцы «Белых шлемов», которые якобы спасают сирийцев после правительственных и российских бомбардировок, получили очередную международную награду, за мир, от ирландской организации Tipperary Peace Convention. Более того, сегодня израильские ВВС нанесли авиаудар по объектам у города Масьяф в центральной провинции Хама. По данным израильской газеты Haaretz, бомбардировщики атаковали якобы завод по производству химоружия и исследовательский центр.

Таким образом, новость о прорыве правительственных войск к осажденному городу должна была потеряться в информационном шуме о Сирии. Однако значение операции от этого стало не менее важным в шестилетней войне, чем освобождение Алеппо. И реакция Запада, очевидно, объясняется тем, что коалиция получила очередную болезненную оплеуху. Действия США в Сирии оказались куда менее успешными, чем поддержка Дамаска Москвой и Тегераном.

  1. Что значит освобождение Дейр-эз-Зора?

5 сентября после массированного ракетно-авиационного удара по укрепрайону запрещенного в России «Исламского государства» сирийская армия прорвалась к осажденной части Дэйр-эз-Зора. EADaily писало об операции.

Сейчас боевики ИГ пытаются отбить позиции и «разорвать» коридор в город, но правительственные войска держат оборону и пытаются расширить его. Говорить о том, что регион полностью под контролем преждевременно, но рано или поздно это произойдет. Уже проведенная операция для Дамаска значит, что подконтрольные правительству территории расширились до половины всей Сирии. «На них живет 75% населения страны», — заметил проправительственный блогер The'Nimr'Tiger.

Если сравнивать с ситуацией двухлетней давности, то изменения колоссальны. Тогда группировки «умеренной» оппозиции уже готовились наступать на побережье северной провинции Латакия, Дамаск контролировал едва ли 20% территории страны, а эксперты делали ставки, через сколько месяцев падет «режим». После начала российской авиаоперации осенью 2015 года расклад сил начал меняться. Поддержка России и Ирана помогла Дамаску не только почти полностью подавить оппозицию и «Исламское государство» в центре страны, но и полностью освободить северный мегаполис Алеппо — цитадель джихадистов, которую они считали своей столицей. Дейр-эз-Зор же стал очередным этапом укрепления Башара Асада. Крупная пустынная провинция изобилует месторождениями нефти и газа, а за самим городом до границы с Ираком уже нет крупных населенных пунктов, которые бы осложняли наступление. Прорыв блокады в Дэйр-эз-Зоре установил новое статус-кво в Сирии.

  1. Куда «идет» сирийская оппозиция?

«Умеренная» оппозиция имеет сегодня самые незавидные позиции в Сирии. Турция и страны Персидского залива пытаются сейчас переформатировать ее. В турецком Газиантепе прошел съезд боевиков, на котором объявили о создании новой объединенной Национальной армии. Правда, как это изменит ситуацию, непонятно. На юге группировки контролируются США и только их присутствие не дало возможности Дамаску и иранским добровольцам атаковать. При этом, как сегодня писали многие блогеры, боевики нескольких группировок были вынуждены уступить давлению Иордании, которая потребовала отойти в страну и сдать выданные вооружения. «Последние сирийские повстанческие группировки в пустыне юго-восточной Сирии покидают Родину и уходят в Иорданию. Территория будет под контролем Ассада скоро», — написал немецкий журналист Юлиан Репке. В Вашингтоне, правда, опровергли разговоры об «отступлении».

При этом, по данным ливанской газеты al-Akhbar, представители группировок из восточного региона Каламун, восточных окраин Дамаска и с сирийско-иорданской границы даже встречались с представителями России, чтобы их регионы включили в соглашение о демилитаризованных зонах.

Еще один регион «умеренной» оппозиции — северная провинция Идлиб, в которой она проигрывает противостояние с сирийской «Аль-Каидой» — группировкой «Хайят Тахрир аль-Шам». Мы уже писали о том, как аль-каидовцы агрессивно поглощают группировки боевиков. «Аль-Каиде» противостоит другая крупная группировка — «Ахрар ар-Шам», подконтрольная Турции. Правда, до последнего времени она не решалась на прямую войну и, как результат, часть лидеров-джихадистов и соединений ушли в «Аль-Каиду». Саму группировку возглавил один из лидеров «Ахрара». А на прошлой неделе «Хайят Тахрир аль-Шам» жестоко расправилась с боевиками из «Аль-Зинки». Те известны тем, что их поддерживало США, а сами джихадисты отрезали одному палестинскому мальчику голову и сняли это на видео, которое выложили в интернет. После начала противостояния между «Аль-Каидой» и «умеренной» оппозицией «Аль-Зинки» примкнула к первым, а на прошлой неделе решила покинуть их лагерь. После чего с частью боевиков расправились и захватили у них в том числе американские противотанковые ситемы TOW. Как пишет аналитик вашингтонского Института Ближнего Востока Чарльз Листер, ситуация для «умеренных» сил критическая. «Нужны конкретные действия, чтобы не было слишком поздно», — написал эксперт о будущем «умеренной» оппозиции в Идлибе. По его мнению, такие страны как Турция, которая контролирует небольшую территорию на севере Сирии, должны действовать, иначе Сирия, Россия и Иран начнут освобождение Идлиба. И сказать что-то против будет невозможно. Сирийская «Аль-Каида» признана террористической группировкой во всем мире.

Где «умеренная» оппозиция может чувствовать себя спокойно, так это на небольшом участке на севере Сирии, который после операции «Щит Евфрата» контролирует Турция.

  1. А что у США и союзников?

Где позиции США и коалиции действительно сильны, так это на севере и северо-востоке Сирии, который контролируют курды. Сейчас они при поддержке коалиции освобождают столицу ИГ — Ракку и битва за город становится все больше похожа на бойню — как и в иракском Мосуле, от города остаются одни развалины. В проекте бюджета на следующий год Пентагон указал тренировки и вооружение в том числе «Сирийских демократических сил» во главе с курдской YPG, что означает их поддержку США и вряд ли понравится Анкаре. Она с самого начала была против операции в Ракке и настаивает на том, что курдов не должно быть на арабском востоке Сирии. По мнению экспертов, в США планируют оставить за собой и своими союзниками контроль над всем восточным берегом Евфрата. Последние события со снятием блокады в Дейр-эз-Зоре, правда, могут скорректировать планы Вашингтона. Блогер Monitoring разместил фотографии в Twitter, что у Дейр-эз-Зор заметили колонны с понтонами, катерами и техникой, которая преодолевает водные преграды.

Колонны с техникой для преодоления водных преград у Дейр-эз-Зора. Фото: twitter.com.
Колонны с техникой для преодоления водных преград у Дейр-эз-Зора. Фото: twitter.com.

Это значит, что вопрос контроля восточного берега Евфрата, вдоль которого расположены нефтяные месторождения и который еще контролирует ИГ, не решен. И вполне может оказаться так, что часть из них успеют занять правительственные войска.

Борьба между правительственными войсками и курдами может разгореться за территории ИГ вдоль Евфрата. Эксперты сранивают реку с Эльбой. Фото: twitter.com.

«До последнего времени SDF и правительственные войска между собой практически не воевали. У них общий враг — Турция. Однако скоро мы можем увидеть, насколько это правда. В американских политических кругах сейчас есть идея мягкого разделения Сирии по Евфрату, как это было вдоль Эльбы в конце Второй мировой войны. Разве что американцы идут с востока, а россияне — с запада. Однако Дамаск и Иран не заинтересованы в мягком разделении. Что им надо, так это полная победа», — сказал The Wall Street Journal эксперт Института по ближневосточной политике Андрю Таблер. По его мнению, Дамаск не будет терпеть курдскую автономию и разделение влияния американцев и россиян на страну будет временным, после чего последуют конфликт за конфликтом.

Лидер арабской группировки «Тайяр аль-Хад» в составе SDF Монзер Акбик сказал американскому изданию, что после разблокирования Дейр-эз-Зора правительственные войска пойдут на аль-Букамал и игры коалиции закончатся: «Иран получит прямой наземный путь из Тегерана в Багдад, в Дамаск и в Бейрут».

Аналитик вашингтонского Института Ближнего Востока Чарльз Листер пишет, что к нынешней ситуации в Сирии привела именно многоходовка Москвы: «Захват Алеппо + российская деэскалация + потеря интереса США к оппозиционному движению = почти совершенное решение для того, чтобы сохранить власть Асада».

Проблемой разрешения сирийского узла, как отмечают эксперты, является сегодня позиция Израиля. Ему не нравится нахождение в Сирии иранских сил и их экспансия на юге страны вместе с правительственными войсками. «Израиль этого не потерпит», — написал в The New York Times профессор института Тринити в Сан-Антонио Дэвид Лешч. По его мнению, контроль Ирана над Сирией закончится сирийско-израильской войной, которая перерастет в битву Израиля и Ирана.

«Нынешний стратегический баланс на Ближнем востоке хорош для Израиля», — парирует директор Центра ближневосточных исследований в Университете Оклахомы Джошуа Ландис. По его мнению, сейчас арабский мир разобщен, идет противостояние шиитского севера и суннитского юга, Турция против Ирана, а Египет слаб. При этом, считает эксперт, Иран не так глубоко проник в Сирию, как считается на Западе. В поддержку он приводит сразу несколько аргументов: «Ирану предоставили всего лишь несколько экономических возможностей в Сирии. Россия получила куда больше. Кроме того, в Сирии находится больше российских войск и на международных переговорах Дамаск делегирует вести их от своего имени россиян, а не Иран. Примером могут служить переговоры в Астане, переговоры о демилитаризованных зонах…». Вспомнил директор Центра ближневосточных исследований в Университете Оклахомы и случай, когда Иран временно прекратил поставки нефти в Сирию, так как не чувствовал преференций за свою поддержку.

Джошуа Ландис также указывает на то, что Башар Асад боится переворота. «Поэтому называться человеком России или Ирана в Дамаске опасно», — заключает эксперт.

В любом случае, сирийский узел начинает потихоньку развязываться и, несмотря на большое количество геополитических игроков и их различные интересы, происходит это пока в пользу одной стороны — Дамаска и Москвы. Два года назад это не мог представить себе никто.

В Дейр-эз-Зоре уже раздают российский гуманитарный груз. Фото: twitter.com.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/07/siriya-za-dva-goda-oppoziciya-v-karmany-ig-v-pustynyu-ssha-k-kurdam
Опубликовано 7 сентября 2017 в 22:36
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами