• USD 59.13 +0.07
  • EUR 69.71 -0.02
  • BRENT 52.36

Шевченко и татарская этнократия: предпосылки и цели альянса

Максим Шевченко. Фото: minval.az

Война Казанского кремля за «шаймиевское наследство» — продление договора о разграничении полномочий между Татарстаном и РФ — как говорилось в недавнем материале EADaily, пока идет не в пользу Казанского кремля. Но пропагандистская помощь апологетам регионального суверенитета (они же «старая гвардия» экс-президента Татарстана — госсоветника Минтимера Шаймиева) уже подоспела. Из Москвы. В лице члена Совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ), бывшего члена Общественной палаты и главного редактора сайта «Кавказская политика» Максима Шевченко. «Специалист по национальному вопросу» попытался заступиться за татарскую этнократию, дав интервью казанской деловой газете «Бизнес Online». В целом, текст хорошо характеризует и методы работы Казани с московскими экспертами, и личность самого Шевченко.

«Федеральный центр продавит любое свое решение, — заявил Максим Шевченко в самом начале интервью. — В России вертикаль не слишком предусматривает договорные отношения, к сожалению. Согласование, исполнение — да. Но не договорные дискуссии». Что делать безуспешно воюющим за суверенитет «старым» этнократам, Шевченко обозначил намеком, сказав: «Если татарстанские элиты будут становиться на колени, у них отберут все абсолютно».

Смысл этого намека вытекает из предыдущего тезиса журналиста, где тот говорит, что в России договорные отношения между регионами и федеральным центром — это, якобы, фикция. Еще точнее: если в ситуации войны беседы за столом переговоров бессмысленны по причине недоговороспособности одной из сторон конфликта, это легитимный повод продолжать войну, невзирая на требования противоположной стороны.

Трудно точно сказать, как совет московского эксперта может выразиться в поволжских реалиях. Но примерный алгоритм выстроить можно. На сцену вместе с этнократическими притязаниями 1990-х годов выйдут другие призраки не столь давнего татарстанского прошлого: национал-сепаратисты и ваххабиты. Наиболее одиозных представителей этих «общественных слоев» в республике «прижимают к ногтю» еще с 2014 года. Но суды над лидерами сепаратистов и ваххабитов не означают, что рядовой актив сдался властям и покаялся или же покинул Татарстан до последнего человека.

Во-первых, в мировой практике рядовой непримирившийся актив залегает на дно, как было в СССР после 1945 года с бандеровцами и «лесными братьями». Во-вторых, полное уничтожение экстремистов и террористов в планы Казанского кремля не входило. Привлекая к ответственности наиболее одиозных главарей (вроде национал-сепаратиста Рафиса Кашапова) Казань давала возможность рядовой «пехоте» «сидеть тихо и не высовываться». Смысл такого поведения — борьба Казани за зарубежные инвестиции по линии «исламского банкинга» плюс стремление сохранить впечатление витрины регионального благополучия. Этот формат не исключает того, что когда час Х пробьет, на улицы городов республики вдруг выйдут личности с лозунгами «Чемодан-вокзал-Россия!» или бородачи с флагами запрещенной в РФ организации «Хизб-ут-Тахрир», как это, кстати, уже бывало ранее. Да и сейчас национал-сепаратисты чувствуют себя в республике вполне комфортно. Митинговать на площадях им не разрешают, но площадки для их съездов в Казани дают. Явно показывая, что «старая гвардия» в нужное время может рекрутировать их, как в начале 1990-х.

Скорее всего, к такому дестабилизирующему сценарию и подталкивает политтехнологов Казанского кремля Максим Шевченко. Его совет имеет почву. Летом — осенью 2012 года, когда шло следствие по делу об убийстве богослова Валиуллы Якупова и о покушении на убийство муфтия республики Илдуса Файзова, прихожане небезызвестной казанской мечети «Аль-Ихлас» буквально слово в слово повторяли версию Шевченко о тех событиях: «За терактами в Казани стоят большие деньги». В переводе на русский — убийство Якупова и покушение на Файзова — это криминальная разборка в духе фильма «Крестный отец», где обе жертвы — «крестные отцы». Сказав это, Шевченко продемонстрировал, что он совершенно «не в теме»: скромная жизнь Файзова и аскетический образ жизни Якупова были на виду у всей республики. Сравнивать этих людей с матерыми мафиози, по меньшей мере, оскорбление.

Активисты «Хизб-ут-Тахрир» из «Аль-Ихласа» полюбили еще одну сентенцию журналиста: «Татарстан — это достаточно благополучная территория, и теракты на религиозно-политической почве раньше там замечены не были». Между строк читаем: за убийством и покушением стоят не исламисты, а некие силы, которым надо «расшатать» благополучный Татарстан и лишить его регионального суверенитета. Здесь комментарии излишни. Ведущий эксперт по исламу, во-первых, показал, что он Татарстана не знает, во-вторых, продемонстрировал свою склонность игнорировать факты — вскоре следствие убедительно доказало, что теракты спланировали и осуществили местные исламисты, деятельность которых была на виду и ранее, и еще некоторое время после июльских терактов.

Скоро будет пятилетняя годовщина тех событий. Завуалированные советы Шевченко старым этнократам, как вести себя в случае провала их планов по пролонгации регионального суверенитета — показатель того, что «ведущий специалист по федеративным отношениям» с тех времен не изменился, и этнократы хотят использовать его как своего медийного адвоката. О чем Шевченко в ходе интервью проговаривается много раз.

В частности, он упоминает заседание Ассамблеи народов Татарстана, которое вел спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин — автор фразы «Мы призываем продлить договор, чтобы не будоражить людей». Шевченко сказал, что был на этом заседании. На такие мероприятия в Татарстане иначе как по особому приглашению не попадешь. Интервью «Бизнес Online» — тоже часть «приглашения». Стоит признать, что Максим Леонардович, отрабатывая «заказ», демонстрирует недюжинную изобретательность. Чего стоит его пассаж о том, что крах империи «Татфондбанк» — следствие «одного щелчка» со стороны Центробанка РФ по заказу Москвы. Еще одна творческая находка эксперта: «Не продлевая договор с Республикой Татарстан, федеральная власть резко понижает свою популярность у татарстанского народа. Они (татарстанские русские — авт.) воспринимают договор между Москвой и Казанью не как договор исключительно с татарами, а как договор с республикой в целом, то есть и с русскими, живущими здесь».

Шевченко ли не знать, что мнения татарстанских русских по поводу договоров с Москвой в Казани никогда не спрашивали — самих татар игнорировали… Еще один творческий кульбит: «Если Центр не подпишет договор, это может спровоцировать в Татарстане активную ностальгию по ельциновским временам. Эпоха Ельцина начнет казаться более благоприятной, чем эпоха Путина. Не исключено, что вся эта история — это своего рода хитрая операция, по итогам которой Татарстан вернется в объятия так называемой ельцинской „семьи“».

Кого имел в виду под «семьей» уважаемый Максим Леонардович? Наину Ельцину и дочерей президента — Елену Окулову и Татьяну Юмашеву? Коль так, уважаемый эксперт игнорирует все правила здравой логики. Олигархов ельцинских времен? Березовский, «крестный отец Кремля» при Ельцине, несколько лет как в мире ином… Популярность Михаила Ходорковского в Татарстане будет нулевой, безотносительно, сохранится у республики суверенитет или нет. Чиновники тех лет? Сенатор от Татарстана Олег Морозов — ветеран теневой региональной политики 1990-х годов и старый друг Шаймиева, сам заявил, что у «договора нет сакрального значения», следовательно, нет и необходимости в нем.

Выдающийся специалист по Татарстану из СПЧ, пугая ностальгией республики по Ельцину, упустил такой момент: окружение Шаймиева, которого Шевченко в своем интервью называет «спасителем России от распада в начале 1990-х», обязано своим огромным состояниями и властному ресурсу как раз эпохе Ельцина. По здравой логике выходит иной расклад, чем обещает Шевченко: отказ от соглашений девяностых годов — это шаг к полному избавлению от наследия «великой криминальной революции», чего в Татарстане хочет абсолютное большинство людей. Включая часть местной вертикали, понимающей, что жить и управлять по-старому уже нельзя. Выходит, что Максим Шевченко тянет Татарстан назад в девяностые.

Важная часть интервью — позиция Шевченко насчет статуса русского языка и русского народа в Татарстане. Здесь эксперт рассуждает как махровый татарский националист. Вот какую позицию он занял по принудительной татаризации дошкольных и школьных учреждений, которой возмущаются и сами татары: «Знать татарский язык — полезно, это открывает доступ в Турцию, Азербайджан, Среднюю Азию, огромный тюркский мир… Поэтому я — за изучение языков, в том числе и татарского».

Изоляция нетатарских масс от источников реальной власти и карьерного роста его тоже не сильно волнует: «Но не будешь же упорно выискивать русского и специально создавать для него пост, если похожую должность уже занимает татарин». Далее опять включается поток творческой фантазии эксперта, не имеющей отношения к реальности: «Надо продолжать сбалансированную политику Минтимера Шаймиева по представительству всех народов республики: кряшенов, чувашей, удмуртов, а не только русских или татар. Это процесс творческий и динамический, я совершенно не хотел бы стравливать здесь русских и татар».

Комментарии тут бесполезны. Весь «русский» блок длинного интервью эксперта — это переложение его недавнего скандального письма к членам Совета по межнациональным отношениям при президенте России по поводу «Закона о российской нации». Исламовед Роман Силантьев, профессор Московского государственного лингвистического университета отмечает: обозначенная в письме автором негативная реакция на преамбулу нового закона, где отмечается объединяющая роль русского народа, его культуры и русского языка как исторической основы российской государственности, их определяющей роли в утверждении общероссийского самосознания (идентичности) и укреплении единства многонационального народа Российской Федерации лично его не удивила.

«Максим Шевченко — верный ученик псевдофилософа-сатаниста Гейдара Джемаля, который при жизни ненавидел русский народ всеми фибрами своей души, — сказал Силантьев EADaily. — Псевдозабота Шевченко о чувствах меньшинств лично мне памятна по дискуссии вокруг преамбулы федерального закона о свободе совести 1997 года, где также ломались копья вокруг фразы „признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры“. Но закон тот приняли и основы нашего государства не сотряслись».

Эксперт также счел необходимым напомнить Шевченко, что ревностно защищаемый журналистом региональный суверенитет Татарстана базируется на государствообразующей роли татарского народа. «Цитирую преамбулу к Конституции Татарстана: „Настоящая Конституция, выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа“. Как можно заметить, в ней особо выделен именно татарский народ, хотя в становлении этого субъекта РФ принимали ничуть не меньшее участие те же русские. Да в мировой практике примеров выделения государствообразующего народа немало».

К словам эксперта стоит добавить, что по Конституции Турции (особо любимого сейчас Шевченко государства) все граждане Турции вне зависимости от нации и языка являются турками. А попытки турецких курдов добиться для своих районов хотя бы ограниченной автономии привели к тому, что президент Турции Реджеп Эрдоган объявил курдские партии террористическими организациями… По Шевченко получается, что всем народам можно быть основой своих государств, только не русскому. И все это тут же щедро поливается елеем об интернационализме и общем вкладе всех наций в построение российской государственности…

Ответ на вопрос «почему» кроется в бэкграунде. Максим Леонардович любит создавать вокруг себя реноме большого знатока исламского поля России, к которому прислушиваются все мусульмане страны. Если верить Шевченко, практически весь Дагестан состоит из его сторонников, а кто не с ним — тот или «жертва путинской (израильской) пропаганды» или «агент спецслужб». В реальности же в Дагестане, как и в Татарстане, у Шевченко — одна более-менее благодарная аудитория. Это салафиты, националисты и сочувствующие им «общественники».

Напомню, что предпринимаемые Шевченко в нулевых годах попытки зарабатывать себе очки в Дагестане на проблемах лезгин какое-то время были удачными, но сейчас потерпели крах. Лезгинские массы «раскусили», что Шевченко их окружает притворной заботой ради личных целей. Особенно дагестанцев отталкивает, что Шевченко окружает себя откровенными ваххабитами, вроде журналиста Орхана Джемаля, сына ныне покойного Джемаля-старшего. Бывшая жена Шевченко Надежда Кеворкова переехала в Дагестан и вышла там замуж за местного проповедника запрещенных в РФ «Братьев-мусульман» («Ихван аль муслимун»).

Два года назад, спустя шесть дней после сбития турецкими ВВС российского Су-24 Шевченко назвал ихванов «демократической организацией нового типа» и «аналогом христианской демократии в исламском мире». Комментарии излишни. Примечательно, что Шевченко воспел ихванов… в интервью той же «Бизнес Online». Таким образом, татарстанские этнократы, заключая альянс с Шевченко, протягивают руку и мутной среде из исламистов, чтобы, в случае чего, использовать их потенциал в своих целях. Что до Шевченко — у него, вероятно, свои мотивы. Но это уже другая история…

Муса Ибрагимбеков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/07/15/shevchenko-i-tatarskaya-etnokratiya-predposylki-i-celi-alyansa
Опубликовано 15 июля 2017 в 13:15
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами