• USD 60.01 +0.65
  • EUR 69.86 +0.65
  • BRENT 48.84 +0.49%

Договор о разграничении полномочий: Казанский кремль пошел ва-банк

Минтименр Шаймиев и Рустам Минниханов. Фото: islam-today.ru

Приближение окончания срока действия договора о разграничении полномочий между органами власти Российской Федерации и органами власти Республики Татарстан заставляет Казанский кремль серьезно нервничать. Тем более, что в федеральных СМИ участились сообщения о том, что Москва не собирается идти на уступки Татарстану. Во всех публикациях указывается на «источник в Кремле», который подтверждает, что практика заключения договоров о разграничении полномочий — это атавизм «лихих 90-х», а потому с ним пора покончить.

В Татарстане на подобные новости из Москвы реагируют двояко. С одной стороны, националистическая фронда стремится доказать, что договор с Москвой — это чуть ли не самая острая необходимость для каждого жителя Татарстана, это как вопрос жизни и смерти, и только наличие этого документа является залогом мира и стабильности. С другой стороны, в подобные увещевания не верят уже не только обыватели, но и часть самой элиты Татарстана. По крайней мере, связанные с ней политические персонажи дают понять, что не сильно-то и переживают на этот счет. Например, сенатор от Татарстана Олег Морозов заявил, что у договора с Москвой «уже нет сакрального значения», а депутат Госдумы РФ от Татарстана Фатих Сибагатуллин высказался, что «договор ничего нам не дает», и «я плакать не буду, если его не будет».

Показательно, что договор, как атрибут эпохи суверенитета, уже не воспринимается всей элитой Татарстана как нечто ценное. Цепляются за него только те, кто имел и продолжает иметь от него выгоду. Бенефициаром договора оставался все эти годы первый президент Татарстана, а ныне государственный советник Минтимер Шаймиев. В свое время ему удалось получить признание Москвы на приватизацию всей нефтяной промышленности республики, созданной в советское время. Приватизация же была проведена в интересах членов семей правящей верхушки Татарстана, чьи дети сегодня оказались в списках миллиардеров журнала Forbes.

Поэтому борьба за пролонгацию договора ведется именно частью «элиты Татарстана», для которой он — атрибут собственного благополучия. Именно она выдает его за необходимое условие «стабильности и межнационального мира».

При этом националистическая фронда демонстрирует готовность идти ва-банк. В частности, председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин заявил, что «мы призываем продлить договор, чтобы не будоражить людей». Неужели опять пугают Москву толпами митингующих на площади Свободы в Казани, как это было на рубеже 1980-х — начале 1990-х годов, когда людей свозили на автобусах с районов и городов республики? Очевидно, что такие «страшилки» сейчас не пройдут. Если нечто подобное и произойдет, то отвечать за это придется пока еще президенту Рустаму Минниханову. А пугать кучкой татарских националистов из Союза татарской молодежи «Азатлык» или Татарского общественного центра уже не получится — выглядеть это будет просто жалко.

Тем не менее, страсти кипят. Сначала 26 депутатов Государственного совета Татарстана поддержали обращение к президенту России Владимиру Путину с просьбой продлить договор. Затем это обращение включили в повестку дня заседания Госсовета, и вот уже 83 депутата из присутствовавших проголосовали «за». В итоге обращение отправили. Правда, ответа на него пока нет.

Здесь примечательны несколько моментов: во-первых, почему из 100 депутатов Госсовета РТ за обращение проголосовали не все, если по заявлениям выступавших, «все народные избранники единогласно поддерживают необходимость продлить договор о разграничении полномочий». С чем это связано? Тут можно выдвинуть ряд предположений: либо все делали второпях, из-за чего успели получить одобрение только тех депутатов, кто был в Госсовете РТ в этот день (хотя при желании могли бы и всю сотню обязать прийти), либо остальные предпочли воздержаться, но сделали это не голосованием, а своей неявкой. Если второе верно, то это значит, что в среде «элиты Татарстана» нет прежней консолидации, которая была в период правления Минтимера Шаймиева.

Во-вторых, это обращение поручили озвучивать этнически русскому депутату Николаю Рыбушкину. Режиссеры этого политического спектакля, вероятно, исходили из того, что надо показать, будто и русское население поддерживает желание татарской элиты, т. е. что договор — это не прихоть националистической фронды, а его жаждет все население Татарстана. Собственно, ради этого, например, и организовывался III съезд народов Татарстана в апреле 2017 года. Тогда все диаспоры собрали не для того, чтобы они обсудили свои проблемы, а чтобы они дали понять: если им чего-то и не хватает, то это только договора о разграничении полномочий между Казанью и Москвой.

В-третьих, это сам текст обращения, в котором авторы стараются убедить Владимира Путина: «Договор стал важным фактором сохранения политической, межнациональной и межконфессиональной стабильности». Интересно, все остальные регионы России, которые не имеют этого документа, не имеют «политической, межнациональной и межконфессиональной стабильности»? Или такой пассаж в тексте: «Более четверти века консолидирующую роль как для Татарстана, так и для всех татар, проживающих в России и за ее пределами, играет институт республиканской президентской власти». Остальные национальные республики в России не имеют президентов, значит ли это, что титульные этносы, живущие в них и за их пределами, не консолидированы? Подобных нелепостей в тексте обращения много. Это лишь подтверждает, что его писали впопыхах. Впрочем, с другой стороны, как еще могли привлечь внимание татарстанские власти к своему обращению…

Надо сказать, что и сами идеологи татарстанской исключительности указывают, что процесс лоббирования перезаключения договора власти республики начали слишком поздно и не с таким напором, как это было в начале 1990-х годов или в середине 2000-х. На это, в частности, сетует директор Института истории Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов, занимавший в прежние годы пост политического советника Минтимера Шаймиева. Закулисная работа по продлению договора сейчас ведется значительно хуже, чем это было прежде: «Они совещаются в нашем аппарате президента, а надо сидеть в Москве, и Госсовет Татарстана шевелиться должен! Мы, продвигая договор, с 2005-го из Москвы не вылезали. И договор был утвержден, хотя противодействие было сильным», — так делился своими мыслями Хакимов с газетой «Вечерняя Казань» еще полмесяца назад.

В-четвертых, депутаты Госсовета РТ пугают Москву, что придется изменять Конституцию Татарстана, если не будет продлен договор. Но это вообще не аргумент для Москвы: так, после принятия Конституции Татарстана в 1992 году на протяжении 1990-х туда вносилось 15 поправок (а после ухода Минтимера Шаймиева в отставку в 2010 году Госсовет экстренно внес в Конституцию РТ поправки, вводящие статус госсоветника и защищающие его, — прим. EADaily ). Заметьте, делалось это не по указанию Московского кремля, который при Борисе Ельцине был политически слабым, а по указанию Казанского. Тогда Конституцию правили в угоду местной элите. После того, как к власти пришел Владимир Путин, он потребовал все региональные законы привести в соответствие с федеральными. И ничего, те же самые депутаты Госсовета РТ Конституцию Татарстана опять начали править. Так что, если потребуется, то и сейчас ее подправят. И ничего страшного не произойдет.

Допускаем, что демарш Казани по поводу окончания срока действия договора 2007 года и настойчивое требование его продлить преследуют и другую цель. Когда кто-то сильно возмущается и много кричит, достаточно не выполнить все требования, а пойти лишь на определенные уступки. Например, Москва может вместо нового договора о разграничении полномочий предложить определенные преференции Казани. И кто знает, может и весь этот шум из Татарстана по поводу договора преследует цель набить вес при политическом торге: мол, Казань смирится с отсутствием договора с Москвой, но взамен кое-что получит. Скажем, какие-нибудь федеральные инвестиции в большом объеме под какой-нибудь проект.

Не стоит списывать со счета и сильный лоббистский потенциал Казани. Да, срок действия договора истекает, но все решится в последний момент. Вспомним, как Татарстану в последние числа декабря 2014 года дали отсрочку на год для переименования должности президента республики. Даже депутаты Госдумы, позиционирующие себя как ярые унитаристы, проголосовали за это. Но в итоге Татарстан все равно не стал исполнять российское законодательство. Когда срок отсрочки закончился, в Казани просто сделали вид, что ничего не заметили.

Айдар Мубаракзянов, политолог

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/07/11/dogovor-o-razgranichenii-polnomochiy-kazanskiy-kreml-poshel-va-bank
Опубликовано 11 июля 2017 в 19:28
Все новости

24.07.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами