• USD 64.04 +0.59
  • EUR 73.97 +0.19
  • BRENT 75.02

Макронотрясение: Франция ждет от нового премьера перемен

Эммануэль Макрон. Фото: 5-tv.ru

Новый президент Эммануэль Макрон сосредоточил в своих руках невиданную для Франции за последние два-три десятилетия власть. Французы с нетерпением ждут, как он ей распорядится.

Ким Чен Макрон

После еще более убедительной, чем на президентских выборах, победы на выборах в Национальную ассамблею Эммануэль Макрон получил невиданную со времен де Голля, если не Наполеона власть. Не удивительно, что уже после первого тура парламентских выборов острословы начали называть его «Ким Чен Макрон», намекая на близкую к диктаторской власть. Действительно, после воскресных выборов «в кармане» у нового президента Франции оказался парламент, где у его движения «Вперед, Республика» (REM) вместе с союзниками 350 из 577 мест, т. е. абсолютное большинство. При этом у самого движения «Вперед, Республика», созданного Макроном всего лишь год назад, в апреле 2016 года, в депутаты прошли 308 человек. Это значит, что у сторонников президента большинство даже без союзников из центристской партии «Демократическое движение» министра финансов Франсуа Байру.

Даже с учетом очень низкой явки (43%) вполне, думается, можно говорить о доверии народа если не к самому главе государства, то, по крайней мере, к его лозунгам. Французам явно надоел закоснелый политический мейнстрим, им захотелось чего-то нового. Макрон умело этими желаниями воспользовался и отправил во временное, хочется думать, «небытие» социалистов. Социалистическая партия, которая предыдущие пять лет контролировала Национальную ассамблею или Национальное собрание (нижнюю палату парламента), заняла только третье место. Бывшая правящая партия имеет в новом парламенте лишь 44 депутата (29 «своих» и 15 — союзников). Не удивительно, что лидер Соцпартии Жан-Кристоф Камбделис объявил об отставке уже ночью после выборов. Последней каплей для него, наверное, стало его собственное поражение. Он не сумел пройти в парламент по округу, в котором побеждал до этого четверть века.

На втором месте правоцентристские «республиканцы», которые теперь станут главной оппозицией новой власти. Отставание от победителей огромное. У «республиканцев» и их союзников в парламенте 131 представитель.

Ультраправые «фронтовики» во главе с Марин Ле Пен пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. С одной стороны, сама она впервые вошла в состав парламент, причем, не одна, а с семью однопартийцами. С другой, несмотря на разговоры «фронтовиков» о победе ее с полным основанием можно называть пирровой. Для Нацфронта (FN) и г-жи Ле Пен лично события последних полутора месяцев наверняка стали сплошным разочарованием. Им не удалось даже выполнить задачу-минимум и сформировать парламентскую группу, которая дает преимущество в обсуждении повестки работы парламента, потому что для этого необходимо иметь в Национальной ассамблее не меньше 15 депутатов. Напомним, накануне первого тура президентских выборов немало политологов отдавали FN более 50 мест в нижней палате парламента.

Если говорить о прогнозах, то движению «Вперед, Республика» после первого тура предсказывали даже 470 мест. Сторонники президента эти сверхоптимистичные прогнозы не выполнили, но они все равно произвели вместе с Эммануэлем Макроном потрясение, вполне сравнимое с землетрясением. С практической точки зрения убедительные победы в мае и июне развязали Макрону руки. Теперь он может без оглядки на политических противников проводить обещанные во время предвыборной кампании реформы. Огромная власть, которая, возможно, неожиданно и для него самого оказалась в его руках, и его дальнейшие действия покажут, насколько искренен он был на предвыборных митингах и собраниях, когда обещал французам перемены.

Возвращаясь к низкой явке, которую Жан-Люк Меланшон назвал «своего рода общенациональной забастовкой», можно привести любопытное объяснение ряда политологов. Они считают, что рекордно низкая для второго тура за всю историю существования Пятой республики явка скорее является проявлением этакого добродушно-благожелательного отношения французов к новой власти — «поживем-увидим», чем враждебным отношением к молодому президенту, обещавшему вдохнуть новую жизнь в экономику и изменить окаменелую политическую систему. Однако логичнее звучит другое объяснение: Эммануэлю Макрону еще предстоит убедить миллионы французских избирателей, что его идеи и законотворческая программа улучшит их жизни.

Другой Макрон

Со времени исторической победы Эммануэля Макрона на президентских выборах прошел месяц. Пока новый президент, кстати, восьмой по счету за 59 лет существования Пятой республики, жизнь изменить не успел. Однако французы несомненно обратили внимание на перемены, произошедшие с самим Эммануэлем Макроном после вступления в должность президента и переезда в Елисейский дворец, и эти перемены им, похоже, понравились. Как-то незаметно исчез немного легковесный (по крайней мере, так казалось во время избирательной кампании) самый молодой кандидат в президенты со времен Наполеона. Его заменил холодный и расчетливый лидер, напоминающий громовержца Юпитера. Макрон явно пытается создать у избирателей впечатление, что будет править железной рукой. Весь вопрос теперь заключается в том, сумеет ли он устоять перед социальными конфликтами, без которых, конечно же, не обойтись в такие бурные времена и не заставят ли они его отречься от трона?

Переехав в Елисейский дворец, 39-летний президент, который до выборов охотно давал интервью и нередко шутил как с журналистами, так и с избирателями первым делом запретил своим помощникам и министрам общаться с прессой. СМИ он держит на голодном пайке. Свое общение с журналистами Эммануэль Макрон ограничивает несколькими сухими заявлениями. Во время рабочих поездок в провинцию он, например, сразу дает понять им на пресс-конференциях, что будет отвечать лишь на вопросы о задачах и целях поездки. Таинственность, по его мнению, лучшая обертка для власти.

Словоохотливый еще в мае Эммануэль Макрон сейчас немногословен. Его выступления выверены до последнего слова. Он говорит немного и, как опытный политик и дипломат, еще меньше говорит конкретных вещей. Чаще всего сейчас нового главу государства можно услышать во время его бесед с лидерами других стран. Посмотреть на вундеркинда из Франции и познакомиться с ним в Париж за короткое время, миновавшее после президентских выборов, уже приезжали лидеры Гватемалы и Сенегала, Болгарии и Дании, Бельгии и Перу и других стран. В понедельник, например, он принимал в Елисейском дворце короля Иордании Абдаллу II.

После выборов Эммануэль Макрон многое поменял и в своем имидже: короткая стрижка, крепко сжатые губы, отсутствие улыбки, постоянно задумчивые глаза. Со стороны, конечно же, должно казаться, что президент и день, и ночь думает только о народе и стране. Сменой образа он хочет максимально дистанцироваться от бывшего шефа, экс-президента Франсуа Олланда с его рекордно низким для французских лидеров рейтингом, который пытался создать образ «нормального президента». При помощи смены образа Макрон также пытается успокоить тех соотечественников, которых тревожит его возраст. Он словно хочет сказать им, что 39 лет не помешают ему исполнять обязанности лидера государства и решительно и энергично пользоваться властью, которой сейчас в его руках очень много.

Сразу же после победы на парламентских выборах, уже в понедельник, Эммануэль Макрон энергично занялся организационными делами. Он, например, попросил своего близкого союзника Ришара Феррана, генсека движения «Вперед, Республика» и министра сплочения территорий, выйти из правительства и возглавить парламентскую группу REM.

Как водится во Франции, премьер-министр Эдуар Филипп написал президенту заявление об отставке возглавляемого им правительства. По традиции Макрон отставку принял и тут же вновь назначил Филиппа во главе нового кабинета.

Задний ход невозможен

Еще какой-то год назад у Франции были налицо все симптомы сильной аллергии к реформам в экономике. Это и социальная нестабильность, выражавшаяся в многочисленных демонстрациях противников реформ на рынке труда; и нарастающий популизм в виде резкого роста авторитета Марин Ле Пен и ее партии, и самовольный парламент, который часто выступал против правительства и президента; и, конечно же, непопулярный в народе президент. Сейчас, после долгой и богатой на события избирательной кампании Пятая республика получила делового и энергичного, пусть пока и только на словах, лидера, а избиратели наделили его полномочиями проводить реформы.

«Еще год назад никто не мог даже представить, что возможно такое резкое политическое обновление, — заявил в телеобращении Эдуар Филипп.- Конечно, низкая явка — это всегда плохо для демократии. Но и сейчас правительство будет считать, что народ поддержал его и президента и что оно обязано добиться успехов в своей работе. Пришло время действовать».

«Так же, как предшественники, — рассказал в интервью Financial Times профессор истории из университета Орлеана Жан Карригес, — Эммануэль Макрон сейчас наслаждается медовым месяцем после выборов президента. Однако то, как он взорвал политическую систему страны, дает французам надежду, что он сумеет с таким же успехом взорвать социальный и экономический статус кво».

Землетрясение, произведенное Макроном, отодвинуло в сторону мейнстримовские партии и поставило на их место нечто, похожее на «большую коалицию» центристских сил. По мнению профессора Карригеса, 2017 год напоминает события 1926 года, когда французы во время сильного кризиса вернули к власти Раймона Пуанкаре и поручили ему сформировать правительство национального единства, а также 1945 год, когда к власти после войны пришел Шарль де Голль и взялся за восстановление институтов власти.

«Самыми эффективными с точки зрения продуктивности и результатов политического класса Франции были как раз те годы», — уверен Жан Карригес.

Окажется ли президентство Эммануэля Макрона таким же революционным и успешным, говорить сейчас пока еще, конечно, рано. В таких случаях пусть и шаблонно, но справедливо говорят, что время покажет. Впрочем, ждать недолго. Говоря о медовом месяце Макрона, можно сказать, что он попал с корабля на бал. Работы много. Первой на очереди реформа на рынке труда, которую новый глава государства пообещал провести уже в сентябре. Конечно, президент Макрон рискует, взяв такой небольшой для столь важного и большого дела срок. Неудача с реформой на рынке труда может значительно подпортить ему имидж как дома — в глазах французских избирателей, так и за рубежом и помешать провести другие чувствительные и неоднозначные реформы, включая реформу пенсионной системы и страховой системы для безработных. Грубо говоря, в случае провала она может стать первой и последней реформой президента Макрона.

«На кону не просто возможное переизбрание Макрона, — считает Жан Карригес. — От успеха или провала реформ будет зависеть судьба всего политического истеблишмента Франции».

«Это будет нелегко, — цитирует агентство Bloomberg нового министра экономики Бруно ле Мэра, который, к слову, в воскресенье сохранил депутатское место от избирательного округа в Нормандии. — Решение французских избирателей кладет на наши плечи большую ответственность и требует от нас успеха».

На рынке труда Эммануэль Макрон замыслил беспрецедентную децентрализацию трудовых отношений, чтобы позволить компаниям более оперативно реагировать на экономические падения. Меры, о которых он подробно рассказывал в ходе избирательной кампании, дадут предпринимателям больше свободы в переговорах с их работниками о продолжительности рабочей недели, сверхурочного времени и зарплат. Реформа облегчит для администрации процесс увольнения работников. Предусматривается также ограничение штрафов, налагаемых судами на администрацию предприятий и компаний в случае незаконного увольнения.

Трудовой кодекс состоит сейчас из 3 тыс. страниц и напоминает увесистый кирпич. Многие экономисты, считают, что устаревшие отношения на рынке труда усиливают экономические проблемы Франции и тормозят рост экономики, потому что фактически мешают предпринимателям нанимать новых работников. Не удивительно, что безработица в Пятой республике приблизительно вдвое выше, чем в Германии и, скажем, Великобритании.

Получив абсолютное большинство в парламенте, Эммануэль Макрон получил возможность ускоренного проведения законов в парламенте. Депутаты откажутся не только от обсуждения законов, но и от своего права вносить в них изменения. Единственное серьезное сопротивление реформа на рынке труда может встретить и наверняка встретит со стороны профсоюзов, авторитет и полномочия которых она ослабляет.

Реформировать сильно зарегулированный рынок труда во Франции безуспешно пытались все президенты. Ничего не получилось и у предшественника нынешнего хозяина Елисейского дворца. После того, как профсоюзы вывели на улицы летом прошлого года тысячи трудящихся, правительство отказалось от планов радикальных изменений. Демонстрации нередко заканчивались столкновениями с полицией, а забастовки парализовали нефтяной сектор. Однако политическая инерция, которую набрал Эммануэль Макрон после двух побед в мае и июне, означает, что его позиции намного сильнее, чем у предшественников и, в первую очередь, у Олланда, не имевшего мандата от депутатов на проведение реформ в экономике.

Плюсы и минусы

«Президентские и парламентские выборы придали Макрону легитимность, — объясняет главный экономист компании Natixis Asset Management Филипп Вехтер. — Если бы избиратели были на самом деле против этих реформ, то они проголосовали бы за правых или левых кандидатов. Нельзя говорить, что реформы Макрона станут для них сюрпризом. Он много говорил о них на митингах и собраниях перед выборами».

«Конечно, в сентябре профсоюзы выведут на улицы людей, — считает экономист из лондонского отделения Bank of America Merrill Lynch Жиль Мёк. — Во Франции еще немало тех, кого пока еще не убедили его благие намерения, о которых он говорил перед выборами. В любом случае, президент сейчас не может дать задний ход».

У правительства Филиппа еще одна серьезная проблема. Обновление политического ландшафта затронуло не только исполнительную власть, но и законодательную. Средний возраст новых депутатов около 47 лет, т. е. примерно на 10 лет моложе, чем у членов парламента предыдущего созыва. К тому же, в новой Национальной ассамблее рекордное количество женщин — 224. Кстати, Эммануэль Макрон уже намекнул, что спикером нижней палаты, вероятно, будет представительница слабого пола. Еще никогда в парламент не приходило единовременно так много неопытных законодателей, которым предстоит многому научиться.

Конечно, есть у Эммануэля Макрона и плюсы. В пользу нового главы государства, например, улучшившаяся обстановка в экономике. Впервые за несколько лет она показывает признаки циклического восстановления. Достаточно сказать, что индекс доверия французских потребителей сейчас самый высокий за последнее десятилетие.

Начавшееся восстановление французской экономики и поддержка в парламенте дают Макрону, по мнению аналитиков, возможность провести реформы. Кстати, другие реформы: изменения в профессиональной подготовке, расширение списка категорий рабочих, получающих страховку по безработице, и так далее должны помочь рассеять подозрения французских избирателей, что реформа на рынке труда выгодна исключительно работодателям.

Новый парламент Франции соберется на свое первое рабочее заседание 27 июня. Работы у депутатов этим летом много. Главным вопросом летней повестки будет, конечно, реформа трудового кодекса. Уже на следующий день после первого заседания нового парламента Эдуар Филипп вынесет проект реформы на заседание правительства, а в июле правительство попросит депутатов принять его. Сентябрь выбран Макроном не случайно. Президент хочет провести закон к выборам в Германии в надежде, что он даст толчок к проведению реформ и в масштабах всей Европы.

Конечно, новые французские власти не ограничатся реформами только в экономике. Например, уже в среду, 21 июня, правительство попросит депутатов сделать временные экстренные меры борьбы с терроризмом постоянными. Против этого выступает большинство правозащитных организаций во Франции. Им, конечно же, не нравятся такие меры, как проведение рейдов по домам подозреваемых или помещение их под домашний арест без предварительного разрешения суда. Впрочем, у сторонников жесткой борьбы с терроризмом не менее весомые козыри. На следующий день после парламентских выборов, в понедельник, в Париже произошел еще один теракт, к счастью, неудачный — автомобиль с оружием врезался в полицейский фургон на Елисейских полях. Чрезвычайное положение, напомним, было введено во Франции осенью 2015 года после ноябрьских терактов в Париже, в результате которых погибли 130 человек. С тех пор ЧП регулярно продляется.

Правительство собирается также принять закон об этическом кодексе поведения политиков.

Новые отношения

Эммануэль Макрон — бывший банкир и прагматичный политик. Он считает себя реалистом. Макрон много говорил во время избирательной кампании о «голле-миттерановской» традиции во внешней политике Франции. Вскоре после саммита G7 он пригласил в Версаль российского президента Владимира Путина. Все СМИ раструбили его резкие слова в адрес российских СМИ RT и Sputnik и якобы имевшего место их вмешательства в президентскую кампанию во Франции.

Правда, было очевидно, что жесткость президента Макрона была явно преувеличена и направлена, в первую очередь, на французских избирателей, которым ему теперь придется доказывать на деле то, что он обещал перед выборами. Главной целью столь раннего приглашения российского лидера было желание наладить сотрудничество в борьбе с международным терроризмом. Это прочное основание, на котором можно строить новые отношения взамен прежних, испорченных по вине Франсуа Олланда. Хочется надеяться, что прагматичный Макрон быстро забудет, конечно же, во многом рассчитанные на обывателей громкие заявления о вмешательстве российских хакеров и фейковую компанию, якобы развязанную против него во время предвыборной кампании российскими СМИ.

Марин Ле Пен перед выборами опять же, главным образом, для избирателей называли едва ли не ставленницей Кремля. В Москве неоднократно объясняли, что у российской внешней политики нет креатур и ставленников, а есть государственные интересы, а это далеко не одно и то же.

Думается, что интересы Франции и в первую очередь в экономической сфере и в области безопасности заставят Эммануэля Макрона побороть русофобские настроения и конструктивно сотрудничать с Москвой. В это хочется верить особенно сейчас, когда влияние Америки над Европой из-за изоляционистской политики Дональда Трампа значительно ослабло. Момент сейчас для возврата настоящего суверенитета и проведения самостоятельной внешней и внутренней политики как нельзя удачный.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/20/makronotryasenie-franciya-zhdet-ot-novogo-premera-peremen
Опубликовано 20 июня 2017 в 16:28
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами