• USD 59.23 -0.15
  • EUR 69.42 -0.49
  • BRENT 50.86 +1.16%

Пентагон: Китай прибавляет к «мягкой силе» жесткую и играет мускулами

Иллюстрация: atnews.org

Доклад американских аналитиков, обвиняющий Китай в военной экспансии, вызвал взрыв негодования в Пекине. Отношения между Пекином и Вашингтоном чем-то напоминают отношения между давно надоевшими друг другу супругами: они обречены все время ссориться и одновременно не могут жить друг без друга. Китай и США стараются поддерживать более-менее нормальные отношения и при этом постоянно спорят как по важным вопросам, так и по мелочам. Последний конфликт вспыхнул из-за стостраничного доклада аналитиков Пентагона, которые обвинили Поднебесную в военной экспансии и стремлении обзавестись военными базами далеко за пределами Поднебесной. В Пекине страшно возмутились и, как обычно, заявили, что защищают мир и стабильность. Попытаемся разобраться, кто прав, а кто ошибается…

Непрозрачные расходы

«Китай хочет застроить планету своими военными базами!» — с такими кричащими заголовками вышли на прошлой неделе многие американские и не только американские газеты. Утверждение о военной экспансии КНР содержится в ежегодном докладе Пентагона, подготовленном для Конгресса. В докладе даже называются места наиболее вероятного расположения баз Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Сейчас у Китая, напомним, военных баз за границами страны нет. Первая, в Джибути, должна открыться в конце 2017 года.

Пекин потратил в прошлом году на военные расходы не $ 140,2 млрд (954,35 млрд юаней), как утверждает Министерство финансов КНР, а $ 180 млрд (оценка Пентагона). Причем и эти цифры, считают американские аналитики, не окончательные. Китайские финансы — отдельный разговор. Они настолько запутаны и непрозрачны, говорят в Вашингтоне, что разобраться в них не могут сами китайцы.

Еще одна давно известная проблема с расходами на оборону в КНР состоит в том, что в Пекине, очевидно, для уменьшения их часто распределяют по разным министерствам и ведомствам. В отношении финансов новый доклад Пентагона не открыл ничего нового: по военным расходам КНР занимает с большим отрывом второе место на планете, но при этом сильно отстает от Америки.

Однако огромное преимущество американских военных в финансировании резко уменьшается, если сравнить структуру военных бюджетов первых экономик планеты. У Пентагона, в отличие от МО КНР, значительная часть расходов приходится на пенсии ветеранам и жалованье действующим военным. Так что в расходах на технику и разработки никакого огромного перевеса нет.

Журнал Jane’s Defense Weekly пишет, что к 2020 году расходы Китая на оборону вырастут до $ 220 млрд. Это больше, чем военные расходы всех западноевропейских стран, вместе взятых, и вдвое больше, чем Пекин тратил на оборону в 2010 году.

Подсматривать друг за другом

Главный акцент авторы доклада сделали на базы. В прошлом остались времена, когда китайские военные корабли и подводные лодки старались как можно реже удаляться от границ Китая. Сейчас они бороздят морские просторы всех морей и океанов планеты.

«Очень вероятно, что Китай попытается открыть военные базы в странах, с которыми он имеет давние дружеские отношения и с которыми их объединяют общие стратегические интересы, — говорится в докладе. — Вероятнее всего, новые китайские базы появятся в Пакистане. Строительство военных баз вместе с регулярными визитами китайских военных кораблей в иностранные порты свидетельствует о растущем влиянии КНР и об его усилении».

В феврале 2016 года китайские строители начали строить первую военно-морскую базу за границами КНР. Учитывая то, как умеют строить в Поднебесной, можно не сомневаться, что строители выполнят поставленную задачу и что база откроется уже в этом году.

База находится в Джибути, небольшом государстве на востоке Африки, недалеко, кстати, от тоже единственной только не на планете, а в одной Африке американской военно-морской базы «Кэмп Лемонньер», на которой размещены более 4 тыс. американских военнослужащих. Пентагон использует «Кэмп Леммоньер» для проведения контртеррористических операций на севере Африки и Аравийском полуострове.

«Если сравнить ситуацию с футболом, — объясняет Габриель Коллинс, военный эксперт по Китаю и основатель портала China SignPost, — то можно говорить, что соперник вашей футбольной команды тренируется на поле по соседству с вами. Соперники могут подсмотреть ваши тактические секреты. С другой стороны, вы тоже можете подглядывать за ними»

В Пекине стараются принизить значение открытия первой заграничной военной базы. Например, профессор Нанкинского университета и эксперт по международной безопасности Чжу Фэн считает, что страхи перед так называемой «военной экспансией» Китая сильно преувеличены и что базу в Джибути даже нельзя называть чисто военной базой, потому что она будет базой снабжения военных кораблей, которые патрулируют Аденский залив в составе международных сил по борьбе с морским пиратством.

«Это объект поддержки и снабжения, — говорится в заявлении Министерства обороны КНР. — Он будет использоваться главным образом для отдыха и реабилитации китайских военных, сопровождающих гражданские суда в Аденском заливе, а также для поддержки миротворческих операций ООН и для гуманитарных целей».

В Африке, к слову, у Китая 2400 миротворцев. Китайские военные моряки провели по Аденскому заливу более 6 тыс. кораблей других стран. Военнослужащие из Китая также неоднократно спасали своих граждан из горячих точек. Например, эвакуировали из Ливии в 2011 году 35 тыс. китайских граждан и 600 — из Йемена в 2015 году.

Стоит напомнить и то, что половина китайской нефти проходит через Баб-эль-Мандебский пролив, связывающий Средиземное море с Индийским океаном. Именно на его побережье и находится Джибути.

База занимает 36 га поблизости от порта, который сейчас, фактически, принадлежит китайским компаниям. На ней будут размещаться несколько тысяч военнослужащих НОАК, а также разместятся ремонтные мастерские для кораблей и вертолетов, ангары и прочая инфраструктура.

В МО КНР утверждают, что открытие первой военной базы в другой стране не означает отхода от «оборонительной» стратегии. Авторы пентагоновского доклада называют это лукавством и в качестве доказательства приводят намерение Пекина открыть базу или базы в Пакистане и других странах. Правда, при этом ссылаются лишь на информацию разведслужб, но сами данные, как всегда, не приводят.

Пакистан выбран как место расположения еще одной китайской военной базы, конечно, не случайно. Пекин и Исламабад — давние союзники. Их объединяет общая неприязнь к Индии. К тому же Пакистан является крупнейшим покупателем китайского оружия. Из более чем 20-миллиардного экспорта китайского оружия и военной техники в Азиатско-Тихоокеанском регионе на долю Исламабада в 2011—2015 годах пришлись $ 9 млрд. В прошлом году, к примеру, Пакистан и Китай подписали соглашение о покупке Исламабадом 8 китайских подводных лодок.

Возможное появление баз китайские эксперты объясняют в числе прочего и желанием Пекина принимать более активное участие в обеспечении международной безопасности.

«Интересы Китая распространяются на весь земной шар, — объясняет Чжу Фэн. — Поэтому он должен иметь пусть и ограниченную военную инфраструктуру в других странах».

Чжу осуждает Запад за практику двойных стандартов, явно подразумевая то, что военные базы США находятся более чем в 100 странах на всех континентах.

Неспокойное море

Китай, утверждается в докладе Пентагона, уже обладает крупнейшими военно-морскими силами в Тихом океане, которые состоят из более чем 300 кораблей. Однако, несмотря на численное превосходство, Поднебесная продолжает отставать от США и Японии в технологическом отношении. Поэтому не удивительно, что несколько лет назад Си Цзиньпин начал перевооружение НОАК. В первую очередь, это относится к авиации и флоту.

«Китай хочет бросить вызов доминированию США в регионе и стать в нем сильнейшей военной силой, — объясняет Сэм Роггевин, военный специалист по Китаю из Института международной политики Лоуи (Австралия). — Сейчас амбиции Пекина носят региональный характер. Однако становится все более очевидно, что у Пекина куда более широкие цели и задачи во внешней политике. Они, возможно, и находятся еще на ранней стадии формирования, но уже обретают вполне осязаемые очертания и обращают на себя внимание».

Особое место в военно-морской тематике и в целом в докладе уделено Южно-Китайскому морю (ЮКМ) и фактическим попыткам (в интерпретации Вашингтона) захватить этот стратегически важный для глобальной торговли регион, через который ежегодно проходит грузов более чем на $ 5 трлн и который, к тому же, богат полезными ископаемыми и ресурсами.

О том, что несколько последних лет Пекин строил в ЮКМ из песка с морского дня при помощи мощных драг искусственные острова, не писал разве что ленивый. Фактическая информация о китайских островах, в основном, исходит от спутников. Всего Китай построил только в спорном архипелаге Спратли 7 искусственных островков общей площадью 13 км².

Сейчас китайцы занимаются их обустройством и строят инфраструктуру. На трех островах имеются взлетно-посадочные полосы длиной не менее 2800 метров и аэродромы, которые смогут обслуживать три эскадрильи военных самолетов. Осталось только достроить ангары и другую инфраструктуру: казармы, административные здания и т. д.

В Южно-Китайском море Пекин, считают американские аналитики, проводит хитрую политику. При помощи одновременного использования двух тактик: милитаризации островов, в первую очередь, искусственных, и мягкой силы в виде экономики и кредитов он хочет поставить разобщенных соседей перед свершившимся фактом — фактическим захватом спорных территорий. При этом китайские власти ведут себя в целом осторожно, чтобы не спровоцировать военный конфликт. Конечно, ни одно из других государств, претендующих на острова в ЮКМ, не может сравниться с Поднебесной ни в экономической, ни в военной мощи, но в такой конфликт вполне могут вмешаться Соединенные Штаты, которые несмотря на отказ Дональда Трампа от роли мирового жандарма продолжают патрулировать воды Южно-Китайского моря.

В серьезности намерений Пекина легко убедиться, изучив характеристики инфраструктуры, возводимой им на искусственных островах. Взлетно-посадочные полосы на них достаточно длинные для того, чтобы обслуживать почти все типы военных самолетов, включая транспортную авиацию. В архипелаге Спратли китайцы строят резервуары для хранения воды и горюче-смазочных материалов, портовую инфраструктуру, оборудуют позиции для корабельной артиллерии и ракет. Наиболее энергично Пекин милитаризует три острова: Огненный крест, Суби и риф Мисчиф.

«К концу 2016 года на этих трех островах в разной степени готовности находились 24 ангара для самолетов, военные позиции, бараки, административные здания и системы связи, — говорится в докладе Пентагона. — После окончания строительства Китай сможет держать в архипелаге Спратли три эскадрильи боевых самолетов».

Строительство инфраструктуры, хотя и с меньшим размахом также ведется на рифах Джонсон, Гавен, Хьюз и Квартерон.

В Пекине все обвинения в милитаризации островов отклоняют. Китайские власти утверждают, что все строительство носит исключительно мирный и гражданский характер и имеет целью просто улучшить условия проживания на обустраиваемых на островах постах, которые будут помогать китайским рыбакам и ученым.

Совсем недавно, уже в июне 2017 года, Пекин объявил, что на островах будет построена сеть постов изучения дна ЮКМ при помощи подводных лодок. По информации агентства Синьхуа, строительство продлится пять лет и обойдется в 2,1 млрд юаней ($ 310 млн). Собранные данные, сообщает South China Morning Post со ссылкой на Чжоу Хуайяна, профессора Школы исследований моря и суши при университете Тунцзи (Шанхай), будут анализироваться в Шанхае и использоваться как для добычи полезных ископаемых в регионе, так и для защиты морских интересов Китая и укрепления национальной безопасности страны.

Рыбацкая полиция

В докладе Пентагона упоминаются и маленькие хитрости, к которым прибегают китайские военные. Например, Морская полиция Китая (МПК) нередко выдает свои корабли и катера за рыбацкие суда. В Пекине Морскую полицию считают гражданским рыбацким флотом. МПК активно участвует в решении конфликтных ситуаций низкой степени интенсивности. К примеру, Пекин отправил морских полицейских на спорные острова прошлым летом, после того, как Гаагский арбитраж признал в июле 2016 года незаконными почти все территориальные притязания Китая в Южно-Китайском море.

Можно вспомнить, как катера МПК пытались спровоцировать американский военный корабль «Непогрешимый» в 2009 году, опасно маневрируя в его непосредственной близости. Морская полиция под видом рыбаков энергично мешала работать двум вьетнамским гидрографическим кораблям и не подпускала катера береговой охраны Вьетнама к китайской нефтяной платформе в спорных водах. МПК участвовала в захвате рифа Скарборо и следила за американским эсминцем «Лассен», который проводил показательную акцию, посвященную свободе судоходства. Как заявил в январе 2017 года военный комиссар острова Хайнань Син Цзинчэнь, Морская полиция Китая должна быть «мобильным строителем суверенитета». «У меня такое ощущение, что эти спокойные моря не спокойны для нас, — сказал он. — Мы должны укреплять нашу боевую готовность».

Конечно, настораживают Пентагон и внешние факторы. Например, военное сотрудничество между Россией и Китаем. Генштабы РФ и КНР разработали дорожную карту сотрудничества между двумя странами в военной сфере до 2020 года. В числе многого прочего она подразумевает и проведение совместных военных учений. Таких, как, например, прошедшие прошлой осенью в ЮКМ 8-дневные учения военных флотов России и Китая. Или как совместные военно-морские учения ВМФ двух стран в Средиземном море годом ранее.

«Важно, что Россия и Китай готовы совместными усилиями защищать мир и укреплять международную безопасность», — приводит агентство Интерфакс слова главы МО РФ Сергея Шойгу во время недавней встречи с китайским министром Чан Ваньцюанем в Астане.

«В последние годы под личным руководством глав наших государств уровень взаимодействия и доверия между вооруженными силами Китая и России непрерывно повышается, — заявил генерал Чан. — Сфера нашего сотрудничества непрерывно расширяется, тенденция развития военного сотрудничества сохраняет благоприятное направление».

Что касается баланса сил между КНР и Тайванем, то он все больше смещается в сторону материкового Китая. НОАК стремительно сокращает техническое отставание от тайваньской армии и сводит на нет островное положение второго Китая. В докладе приводится решение администрации Трампа отменить продажу Тайваню новейшего оружия на $ 1 млрд. Сделано это для того, чтобы не сердить Пекин, который во время визита Си Цзиньпина в США пообещал попытаться взять под контроль ракетную и ядерную программы КНДР.

Наверняка обратили в Вашингтоне внимание и на Нью-Дели, который для того чтобы не раздражать Китай отказал Австралии в участии в совместных морских учениях. Речь идет об учениях Индии, США и Японии, которые пройдут в июле в Малабаре. При этом следует иметь в виду, что отказ последовал несмотря на согласие Вашингтона и Токио. Прецедент у Индии есть. В 2007 году схожие учения четырех этих стран и Сингапура вызвали резкие протесты Пекина.

Не надеясь на США, страны Юго-Восточной Азии — Малайзия, Филиппины, Сингапур и Вьетнам, — похоже, намерены развернуться в сторону Китая. Выбор у них невелик — большая китайская палка и множество вкусных морковок с одной стороны, и недоверие ко внешней политике США с другой.

Естественно, такой доклад не мог понравиться Пекину, который заявил решительный протест практически по всем затронутым в нем вопросам. Китайцы назвали его «безответственным», а действия Китая по укреплению национальной безопасности и защите территориального суверенитета — «логичными и разумными».

«Китай решительно возражает против доклада Пентагона», — заявила официальная представительница МИД КНР Хуа Чуньин и добавила, что именно ее правительство защищает мир и стабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Разрыв быстро сокращается

Повод для тревоги у Пентагона есть. Агентство Associated Press сравнило вооруженные силы двух стран и пришло к выводу, что американская армия все еще сильнее китайской, но разрыв с каждым годом тает.

Китайская армия — самая многочисленная на планете. Под ружьем в КНР находится 2,3 млн человек. Это на 900 тыс. больше, чем в США. На сухопутные силы в НОАК приходится две трети личного состава — 1,6 млн человек. Они вооружены 9150 танками и БТР, а также 6246 крупнокалиберными орудиями. Численность сухопутных сил США — 460 тыс. человек. К ним, правда, следует прибавить еще 182 тыс. морских пехотинцев. Америка уступает и по количеству танков с БТР и тяжелой артиллерии — 8848 и 1299 соответственно.

Совершенно противоположная картина в воздухе. По авиации у США четырехкратное преимущество: более 13 тыс. самолетов против 3 тыс. китайских. Еще больше перевес по вертолетам: более 6 тыс. у США и 802 у КНР. Очень серьезное превосходство американских ВВС как по боевой мощи, так и по техническим характеристикам: в Америке в войска поступают истребители пятого поколения (F22 и F35), а Китай пока лишь наполовину заменил самолеты третьего поколения на четвертое. С другой стороны, ВВС Китая превосходят потенциального противника по численности: 398 тыс. и 308 тыс. человек соответственно.

На воде в количественном отношении Поднебесная далеко впереди: 714 военных судов против 415 американских, но и здесь перевес в огневой мощи на стороне ВМФ США. У Америки большое превосходство по самым мощным видам кораблей: США — 10 авианосцев, КНР — пока лишь 1; США — 63 эсминца, КНР — 32; США — 75 подводных лодок, КНР — 68. Впереди Америка и по численности личного состава флота: 323 тыс. и 235 тыс. матросов соответственно.

Сильно отстает Пекин и по ракетам. Точное количество ракет у КНР неизвестно, но специалисты предполагают, что речь идет примерно о 260 ядерных боеголовках, которые могут доставить в любую точку земного шара около 150 межконтинентальных баллистических ракет. Кроме этого, у НОАК 48 баллистических ракет на кораблях, а также бомбардировщики, способные нести ядерное оружие. У США примерно 1740 ядерных боеголовок.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/19/pentagon-kitay-pribavlyaet-k-myagkoy-sile-zhestkuyu-i-igraet-muskulami
Опубликовано 19 июня 2017 в 15:50
Все новости

17.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами