• USD 59.03 -0.20
  • EUR 69.45 +0.04
  • BRENT 52.85 +3.44%

На роль военного тарана против Ирана в регионе никто не тянет — интервью

Давид Ованнисян. Фото из личного архива

О причинах и организаторах недавних терактов в Иране, дипломатическом кризисе вокруг Катара, возможном влиянии на Армению ближневосточных перипетий, корреспондент EADaily побеседовал с известным армянским дипломатом, бывшим послом Армении в Сирии Давидом Ованнисяном.

Давид Арташесович, представьте свое видение ситуации вокруг Ирана, который на прошлой неделе подвергся террористической атаке… Удастся ли зачинщикам теракта поколебать ту внутреннюю устойчивость, коей обычно славилась Исламская республика?

Ответственность за теракты в Тегеране хотя и взяла на себя организация «Исламское государство» (запрещена в России), тем не менее, решение об организации серии взрывов, логистику и прочие условия обеспечили другие силы. Я совершенно уверен, что за всем этим стояли саудиты, и это вполне естественно.

Иран — страна, которая проводит суверенную, независимую внешнюю политику. У него свой взгляд на практически все ближневосточные проблемные точки — в Сирии, Ираке, Йемене т.д. Иран обладает значительным экономическим и собственно военным потенциалом. Санкции, которые в течение долгого времени применялись против Исламской республики с целью ее ослабления и политической капитуляции, ожидаемого результата не дали. Конечно, последствия санкций ощущаются на уровне жизни граждан страны, но поставленная изначально задача не была решена.

То, что отличает ИРИ от соседей — так это ее внутренняя устойчивость и безопасность. С 1979 года в Иране не было таких крупных актов насилия. Следовательно, теракты была направлены на то, чтобы показать уязвимость страны перед внешними угрозами, внести некоторую неуверенность и дезорганизацию во внутриполитической системе государства. Удалось ли организаторам достичь заявленных целей? С моей точки зрения — нет.

Противоречия между Ираном и соседями вызваны не только политическими и экономическими, но и идеологическими факторами. Независимый и суверенный Иран — это такая заноза в боку ближневосточных монархий и их спонсора — США.

Как будет вести себя спонсор в этой ситуации?

Американские стратеги сейчас прорабатывают несколько вариантов действий. В первую очередь, это пересмотр договоренностей вокруг ядерной программы ИРИ, достигнутых в Вене в июле 2015 года. США в один момент также могут попытаться втянуть Иран в региональные конфликтные ситуации. Однако и здесь американцам вряд ли удастся достичь серьезных успехов, поскольку среди соседей Ирана нет стран, желающих и главное, обладающих возможностью вести боевые действия против Тегерана.

У Саудовской Аравии достаточно внушительный арсенал, но это оружие для начала надо уметь использовать. И, кстати, события в Йемене нагляднейшим образом показали весь блеск и всю нищету армии саудитов. Война с Ираном приведет к абсолютно непредсказуемым последствиям. Понимая это, геополитические соперники Тегерана будут применять лишь элементы «гибридной войны», рассматривая различные модели давления.

Насколько описываемые процессы опасны для соседней Армении, у которой традиционно теплые и дружественные отношения с Тегераном?

В странах Персидского залива есть армянские общины, и если ситуация взорвется, то, разумеется, пострадают и наши соотечественники. Тем более, что печальный опыт уже есть. Мы видим, что происходит с сирийскими армянами, попавшими в жернова гражданской войны в этой арабской стране.

Готово ли армянское государство противостоять существующим вызовам?

Вообще принимать беженцев — это обязанность Армении и ее власти, тем более, когда речь идет о соотечественниках. Процессы последних 3 лет показали, что в принципе, несмотря на некоторые недочеты, недостатки, наше общество и государственные институты кое-как справились с этой задачей. Но при этом, проблема обустройства беженцев остается актуальной, она ведь никуда не исчезла. Этим людям нужны хорошие условия для адаптации, им нужна работа и т. п.

Армения в начале июня отменила визовый режим для граждан Катара. Основной целью при этом является привлечение катарских инвестиций. Как Вам эта идея вообще?

Возможность привлечения в экономику инвестиций из стран Залива была всегда. Другое дело, что над этим нужно последовательно работать. Мне сейчас неизвестно, какие конкретные проекты обрисовывают дипломаты и бизнесмены, кто и сколько денег вложил здесь, но работать с арабским миром, конечно, нужно.

Раз уж затронули тему Катара, то было бы интересным узнать Ваше мнение о дипломатическом кризисе вокруг этой небольшой, но богатой страны Персидского залива, о конфигурации сил и ресурсов здесь…

Следует, в первую очередь, напомнить, что весь этот сыр-бор вокруг Катара начался практически сразу же после ближневосточного турне американского президента. В Эр-Рияде Дональд Трамп озвучил несколько основных проблем. Мы должны отчетливо понимать, что американской лидер — бизнесмен, контролирующий огромное и весьма разнообразное состояние. И он вынужден постоянно принимать быстрые решения. Политика и бизнес — это очень разные вещи. Однако, несмотря на эту разницу, в решении многих политических вопросов Трамп руководствуется бизнес-логикой. И когда нужно бороться, например, с «Братьями-мусульманами», то необходимо, в первую очередь, закрыть источники их финансирования. Кто финансирует «братьев»? Конечно же, Катар.

Второй момент: союз США с Катаром — это наследство демократических администраций. Именно демократы считали, что полностью доверять Саудовской Аравии в сложных вопросах нельзя. Вот и перевели многие свои юниты из Саудовской Аравии в Катар, придав ему весьма серьезное региональное значение. Теперь Трамп пытается пересмотреть прежнюю систему взаимоотношений, чем, собственно, и обусловлен весь кризис.

Нужно также учесть, что Доха ведет достаточно независимую от Саудовской Аравии политику в регионе. И с тем же Ираном у Катара традиционного были хорошие отношения. В прошлом были, конечно, подводные камни, связанные с постоянной поддержкой Катаром различных суннитских фундаменталистов. Но возникавшие споры впоследствии разрешались. Вот и сегодня, в условиях сухопутной блокады со стороны саудовцев, Катар, как известно, получает продовольствие из Ирана.

Беседовал Ашот Сафарян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/13/na-rol-voennogo-tarana-protiv-irana-v-regione-nikto-ne-tyanet-intervyu
Опубликовано 13 июня 2017 в 13:59
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами