• USD 67.80 -0.33
  • EUR 76.47 -0.40
  • BRENT 66.39 +1.39%

Решение Трампа по Парижскому соглашению: Скептики переиграли экологистов?

Дональд Трамп подписывает указ об отмене указа Барака Обамы о борьбе с изменениями климата. Фото: csrjournal.com

1 июня 2017 года президент Дональд Трамп объявил о выходе США из Парижского соглашения по климату 2015 года. Он выполнил очередное свое предвыборное обещание и в итоге торпедировал третий по счету после Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерств глобальный проект своего предшественника. Возможно, для Трампа, в первую очередь, просто неприемлемы «достижения» Обамы.

Свое решение Трамп обосновал необходимостью сохранения в США рабочих мест и, самое главное, якобы неравноправными для американцев условиями соглашения в сравнении с другими крупнейшими индустриальными экономиками мира. Очевидно, что Трамп подразумевает под таковыми Китай и Индию, т. е. развивающиеся страны. Таким образом, как и в случае с блокировкой США выполнения решений Киотской конференции (1997), противоречия между США и ведущими странами Третьего мира внешне сыграли решающую роль в решении Трампа. Но за скобками остались неартикулированными противоречия США с ЕС, которые, очевидно, также сыграли свою роль. В Европе уже высказали опасения, что Трамп за счет свободы рук в энергетике может создать конкурентные преимущества для американской промышленности и тем самым поставить европейскую промышленность в невыгодное положение.

На Трампа пытались воздействовать, чтобы США оставались в Парижском соглашении по климату. Накануне последнего саммита G7 в Таормине Римский Папа на личной встрече подарил американскому президенту свою энциклику, посвященную проблеме сохранения окружающей среды. Ранее в глобальных СМИ было опубликовано заявление 280 инвесторов, представляющих активы в размере более $ 17 трлн, о том что решение проблемы изменения климата должно стать «неотложным приоритетом» для всех стран G20. Трампа пытался лично переубедить бывший вице-президент Альберт Гор, занимающийся сейчас общественной деятельностью по охране окружающей среды. На саммите в Таормине из-за расхождения в оценках Парижского соглашения по выбросам чуть было не произошел разрыв, и саммит не прекратил свою работу. После этого саммита от Трампа ждали разъяснения позиции США по климатическим решениям к саммиту G20, который состоится в Германии. Президент США решил не дожидаться и объявить свое окончательное решение за месяц до мероприятия. К этому моменту Трамп уже отменил некоторые экологические ограничения, наложенные на национальные предпринимательские проекты администрацией Обамы.

В итоге, сейчас экс-президент США Барак Обама выступил со специальным обращением в связи с «роковым» решением Трампа. Еврокомиссия назвала день принятия этого решения «печальным для всего мирового сообщества», а ее председатель Жан-Клод Юнкер заверил, что отхода от Парижского соглашения не будет. «Климатический канцлер» — Ангела Меркель была «раздосадована». Вслед за ней лидеры европейцев один за другим стали «выражать сожаление» или «публично осуждать» решение американского президента. Все они по-прежнему, якобы, выражают приверженность выполнению Парижского соглашения. Представители ЕС и КНР заявили, что они выступают за выполнение соглашения в любом случае.

Парижское соглашение, заключенное в рамках Рамочной конвенции ООН, на сегодняшний момент объединяет свыше 90 стран, ответственных более чем за 55% всех выбросов парниковых газов. Итоговый документ Парижской конференции ратифицировали крупнейшие «производители» парниковых газов: США, страны Европы, Китай и Индия. Однако выход из соглашения США ставит под вопрос его действенность. Всемирная метеорологическая организация ООН утверждает, что невыполнение Вашингтоном обязательств по Парижскому соглашению равнозначно дополнительному повышению среднегодовой температуры на планете на 0,3 градуса. Американская доля в суммарном мировом выбросе в атмосферу углекислого газа — 16,4% (5486 тонн), а китайская — 27,3% (9154 тонн). Похоже, что отказ США скажется на решимости китайцев выполнять Парижское соглашение. В результате баланса между развитыми и развивающимися странами опять не получается и не получается вновь из-за позиции США, которых не устраивает быть первыми среди равных.

Напомним, что двухнедельная конференция ООН по изменению климата прошла в Париже в ноябре-декабре 2015 года. Ведущие глобальные СМИ провозгласили тогда конференцию «исторической», а ее решения — «концом эпохи ископаемого топлива». Соглашение стало символом движения к новой экономике с опорой на возобновляемые источники энергии. В Парижской конференции по климату приняли участие представители около 150 стран. Это было 21-е по счету мероприятие ООН по проблеме изменения климата. До этого дважды за период с 1992 по 2015 год государства-члены ООН были близки к всеобъемлющему соглашению по ограничению выбросов. Самый известный случай — это уже упомянутый Киотский протокол 1997 года. Означенный документ устанавливал развитым странам юридически обязательные целевые показатели для сокращения выброса парниковых газов на период с 2008 по 2012 года. Проблемой Киото стало то, что целевые показатели не были определены для двух развивающихся стран — Китая и Индии, чьи выбросы из-за величины этих государств и многочисленности их населения занимают сопоставимую величину с развитыми странами.

Но самым существенным предопределившим провал Киото стало то, что в том же 1997 году сразу же после Киотской конференции Сенат США проголосовал 95 голосами за (против — ноль) за принятие мер, отвергающих любое международное соглашение, которое «приведет к серьезному ущербу для экономики Соединенных Штатов». Под «международным соглашением» понимался именно Киотский протокол. Единство, проявленное тогда республиканцами и демократами, при голосовании по этому вопросу было беспрецедентным. В итоге присоединение к Киотскому протоколу США — тогдашнего лидера по масштабам выброса парниковых газов в атмосферу, было заблокировано. Это предопределило общую неудачу Киотской конференции. В итоге Киотский протокол был подписан 83 государствами членами ООН из 192, но ратифицирован был лишь 55-ю. В общей сумме под ратификацию Киото попали 63% глобальных выбросов, т. е. чуть более половины. Это было существенно, но недостаточно для того, чтобы заявить, что проблема начала решаться. Заметим, что сейчас после выхода США из Парижского соглашения договорной объем выбросов становится меньшим, чем по Киотскому протоколу.

В свое время главным итогом Киотской конференции стало то, что Киотский протокол был заблокирован США. Более строгое соглашение с обязательными нормами по выбросам в атмосферу из-за позиции американцев не получалось. Глобальная конференция по климату в Дании в Копенгагене в 2009 году также закончилась безрезультатно с точки зрения присоединения США к конвенции Киото.

К Парижской конференции стало ясно, что распределение усилий между развитыми странами и странами с формирующейся экономикой является одной из самых болезненных точек переговоров по выбросам. Разногласия вокруг Киотского протокола выявили фундаментальную проблему глобального мира — его разделение на центр и периферию. При этом именно центр в лице развитых капиталистических государств — условный «Запад» — имеет самую большую долю выбросов парниковых газов на планете. Однако вышедшие на индустриальный этап развития крупные государства периферии, т. н. «Третьего мира» — Индия, Китай имеют сопоставимые с ними объемы выбросов. Более того, за последнее десятилетие Китай, превратившийся в «мастерскую мира», по выбросам вышел на первое место, опередив США.

При этом ответственная за выбросы дополняющая для Центра периферийная промышленность развивающихся стран по большей части принадлежит транснациональным корпорациям Запада. Эта промышленность обслуживает производимыми товарами потребителей все того же Запада. Таким образом, значительные объемы выбросов Индии, Китая связаны именно с удовлетворением потребления Центра, а не населения периферии. За эти выбросы должен был бы отвечать также Запад. С другой стороны, выбросы самих развитых стран также связаны в первую очередь с удовлетворением гигантских энергетических потребностей их населения. В значительной степени выбросы в условиях деиндустриализации развитых стран обеспечивают удовлетворение сложившихся и вновь формируемых потребностей быта западного общества. Так, например, значительный объем выбросов в странах Запада обеспечивает индивидуальный легковой автомобиль и домашние бытовые электрические приборы.

Несмотря на бум возобновляемых источников энергии, европейцам по-прежнему не удается существенно снизить выбросы в атмосферу углекислого газа. Крайне высоким остается и уровень транспортного выхлопа в атмосферу, несмотря на усилия по совершенствованию моторов. Совершенствование не компенсирует количественный прирост. Сейчас против решения Трампа и за соблюдение Парижского соглашение в США выступают руководители известных компаний: Tesla, Goldman Sachs, Disney, Nike, IBM, Apple, Google, Twitter, Amazon, Facebook, Microsoft, Adobe, Morgan Stanley, Unilever и Mars. Но не трудно заметить, что список этот состоит из акторов бизнеса т. н. «постиндустриальной экономики», которая тем не менее не может существовать без базиса промышленной экономики, которая функционирует при колоссальном потреблении углеводородных и угольных ресурсов.

В значительной степени эта связанная с выбросами промышленность передвинута «первым миром» в «мир третий». Apple в самих США хвалится, что перешел на использование энергии исключительно из возобновляемых источников, но в Китае, о чем умалчивается, где находится ее производственная база, самая успешная инновационная корпорация Запада массой поглощает энергию, извлеченную из углеводородов.

Итак, определилось главное противоречие. Центр ради ограничений выбросов не может отказаться от них у себя из-за стандартов потребительского общества. Он может их лишь ограничить и рационализировать. Не может Центр и отказаться от переноса промышленности в страны Третьего мира с их дешевой рабочей силой. Именно транснациональные предприятия в Китае, Индии, Вьетнаме и т. д. обеспечивают увеличение количества выбросов и в этой части мира. Развитые страны мира не могут отказаться от подобного разделения труда, существующего в их интересах. В итоге получается замкнутый круг в споре относительно выбросов.

Проблемой глобального соглашения о выбросах становится вопрос о справедливости в потреблении земных ресурсов различными группами человечества. Объем выбросов при сравнении, например, США с Китаем или Индией можно рассчитывать по абсолютной величине, или, наоборот, по относительной, т. е. на душу населения. При подобном сравнении и действительном состоянии дел, которое явно не в их пользу, в Китае и Индии полагают, что установление для них квот на выбросы означает лишение развивающихся стран права на развитие. Коалицию развивающихся стран, которая считает, что международные конвенции не должны ограничивать их развитие, в настоящее время возглавляет Индия. Ожидается, что выбросы Индии в атмосферу с 2005 по 2030 год утроятся. Для сокращения своих выбросов Индия настойчиво требует от других стран бесплатных технологий и значительной финансовой помощи. Пункты Парижского соглашения должны были ответить на этот запрос.

▼ читать продолжение новости ▼

Главная проблема с выбросами в том, что государства-члены ООН не могут прийти к общему знаменателю по нормам, ограничивающим выбросы, и обязательности решений по их сокращению. Успех Парижской конференции обеспечило предварительное соглашение США и Китая в начале 2015 года по выбросам. Китайское правительство накануне конференции в Париже опубликовало 900-страничный «Третий национальный доклад об оценке изменения климата», который является результатом работы 550 ученых и специалистов. Именно этот доклад Трамп считает «китайским обманом». В докладе утверждается что средний рост температуры по всему Китаю выше, чем в среднем по миру, и эта тенденция, вероятно, сохранится в текущем столетии. В свою очередь, на конференции в Париже в своем выступлении президент Обама признал, что США частично виноваты в текущем изменении климата на планете. И китайская, и американская позиции давали возможность для заключения глобального соглашения по выбросам.

В итоговом документе Парижской конференции признавалась важность предотвращения, минимизации и устранения потерь и ущерба, связанных с неблагоприятными последствиями изменения климата, в том числе, с экстремальными погодными явлениями. В основе нового соглашения 195 государств мира обязались принять конкретные меры по снижению выбросов в атмосферу, влияющих на изменение климата. Как считается, с начала индустриального периода, т. е. с середины ХIХ века температура на планете из-за промышленной деятельности человечества увеличилась на два градуса Цельсия. Цель соглашения по выбросам — ограничить этот рост температуры на планете к концу столетия. На Парижской конференции установлена цель к концу нынешнего столетия снизить «добавку» на градус или полградуса.

Однако Парижское соглашение не накладывало каких-либо обязательств и не определяло конкретные нормы сокращения выбросов по странам. По соглашению присоединившиеся к нему государства-члены ООН могут сами выбирать свои собственные целевые показатели, представив на следующей конференции в 2018 году «национально определяемый вклад». После этого очередная презентация следующего «национального вклада» должна будет пройти в 2023 году и т. д. Таким образом, была запланирована публичная отчетность по сокращению выбросов отдельных государств каждые пять лет. Подобный подход был связан с тем, что за предшествующую четверть века решения проблемы метод определения целевых показателей так и не заработал, поскольку в мире не оказалось наднационального органа, который мог бы проконтролировать национальные правительства в соблюдении договорных норм и принудить их к выполнению в случае нарушения. Парижское соглашение определило новые правила игры по выбросам, когда страны и их правительства не наказываются за невыполнение норм ограничения выбросов, но выставляются в публичное поле человечества для критики. Речь идет о национальном авторитете в рамках международной процедуры. Решение Трампа выйти из ратифицированного США соглашения продемонстрировало, что Соединенные Штаты (или, скорее, их президент) не боятся международного общественного мнения.

Если бы определенные Парижским соглашением нормы исполнялись надлежащим образом, то текущая тенденция роста температуры на планете с 3,3−3,9 градусов Цельсия уменьшилась бы до 2,4−2,7 градусов Цельсия к концу столетия. Идеальной, но малореалистичной целью был определен рост температуры в 1,5 градуса Цельсия до конца текущего столетия.

Важнейшим достижением Парижского соглашения стало уменьшение противостояния по вопросам выбросов между «развитыми» и «развивающимися» странами. До этого Киотский протокол определял нормы сокращения выбросов только для развитые стран, оставляя развивающиеся страны за скобками соглашения. Парижское же соглашение было распространено на развивающиеся страны с признанием их права на развитие. Соглашение признавало также необходимость финансирования на сумму не менее $ 100 млрд, начиная с 2025 года, с увеличением в течение дальнейшего времени усилий развивающихся стран по развитию альтернативной энергетики и технологий сокращения выбросов углеродной энергетики. Это как раз то, чего добивалась Индия. Реалии таковы, что до сих пор практически вся индустриализация полагалась лишь на ископаемые виды топлива. В целом, в связи с Парижской конференцией по выбросам следует понять, что предложенное ей решение проблемы выбросов не снимает самых острых проявлений общего кризиса на планете Земля индустриальной цивилизации. Прогресс оказался фикцией. Ее системообразующим свойством является природоразрушающий тип хозяйства — так называемая «рыночная экономика». Парижская конференция продемонстрировала, что проблема изменения климата на планете из-за антропогенного фактора не решается, и ее только пытаются взять под контроль в условиях, когда глобальный мир изначально не един и, более того, имеет точки разломов и конфликтов.

Из рассекреченных документов Белого дома в эпоху президентства Билла Клинтона (1993—2001), посвященных климатической проблеме, стало известно, что проблема сокращения выбросов волнует руководство Соединенных Штатов, и не только по существу проблемы. Вообще, как выяснилось, проблема деградации окружающей среды стоит на втором месте в числе стратегических задач для президентских администраций США. На первом месте для них по значимости — это обеспечение глобального лидерства США. По мысли американского руководства, решение экологических проблем на планете должно идти исключительно под маркой лидерства США. В этом смысле борьба с выбросами становится лишь еще одним из направлений осуществления американской глобальной гегемонии. Вне аспекта американского лидерства решение экологических проблем уходит из стратегического дискурса США и приобретает чисто прикладное местное значение. США должны выступать в мире в качестве «выдающегося мирового защитника окружающей среды». Иначе они не согласны. А без участия американцев решение экологических проблем на международном уровне обречено на провал — это должны осознать все прочие национальные игроки на планете. И Трамп сейчас повторил этот урок для них.

Итак, главной целью США должно стать сокращение глобальных выбросов парниковых газов под американским глобальным лидерством и надзором. Именно в США придумали новый глобальный рынок — коммерческий механизм, при котором страны торгуют между собой квотами на выбросы. Экология монетизируется.

Не всех это устраивает. В 1990-е годы между союзниками и США возникли серьезные разногласия из-за разницы подходов к проблеме «реалистичных» норм выбросов. В итоге охрана окружающей среды стала одной из наиболее спорных тем на высшем уровне. По этой и другим причинам глобального лидерства США никак не получалось. Получались лишь споры. Так, например, при подготовке Киотской конференции США не удалось достичь согласия с Европейским союзом и его ведущими членами по вопросу согласованного давления на развивающиеся страны с целью принятия последними обязательных норм выбросов. Перед Киото США столкнулись и с особой позицией Германии. Американские амбиции на лидерство похоронили продвигавшийся канцлером Гельмутом Колем германский проект сокращения к 2020 году на 15% выбросов от уровня 1990 года.

Другой важной проблемой оставалось достижение компромисса между Центром и Периферией глобальной системы по одной из самых важных проблем в ближайшие десятилетия для окружающей среды и развития. Именно развивающиеся страны Южной, Юго-Восточной Азии и Африки имеют наибольший потенциал для увеличения роста выбросов в текущем столетии. Перед Киото развивающиеся страны оказали США упорное сопротивление навязываемым им конкретным нормам выбросов в рамках готовившегося Киотского протокола. Развивающиеся страны требовали установления норм выбросов по критерию подсчет выброса на душу населения в соотношении с целевой фиксированной ставкой нормы выбросов. Китай стал разрабатывать собственную платформу соглашения по изменению климата, к которой присоединились 77 развивающихся стран. Для развивающихся стран одним из важнейших условий оставалась необходимость экономического развития, которое бы исключило на некоторое время сокращение выбросов. Однако не Китай, а Индия в публичном пространстве повели этот блок, и подобное состояние дел вполне устраивает китайцев, позволяя им вести по теме двусторонние переговоры с США.

В самих США проект нормирования сокращений выбросов развитыми странами и без участия в соглашении Китая встретил критику, которая со временем привела к блокированию Киотского протокола Конгрессом США. Основная идея этих критических замечаний была в том, что ограничения по выбросам парниковых газов приведут к негативному воздействию на американскую конкурентоспособность. Изначальная оппозиция республиканской партии соглашению в Конгрессе предупредила президента-демократа Клинтона еще до Киотской конференции, что Сенат не одобрит этого соглашения. США шли на Киотскую конференцию, заранее зная о ее планируемой в Вашингтоне неудаче. Администрация Клинтона даже не представила Киотский протокол на ратификацию в Конгресс, зная, что он был обречен. Это был существенный момент в дискредитации той роли глобального лидера, продвигаемой США.

Администрация президента Обамы учла уроки борьбы вокруг Киотского протокола и избрала умеренную стратегию для обеспечения американского лидерства в решении экологических проблем планеты. Итоги Парижской конференции рассматривались как серьезный успех политики США, направленной на обеспечение их глобального лидерства и на превращение американских ТНК в ведущих субъектов мировой политики, стоящих над национальными государствами. Однако последнее решение Трампа вновь продемонстрировало, что американское лидерство в решении экологических проблем планеты вновь пробуксовывает. Трамп, фактически, добровольно отказался от него.

Новый американский президент, очевидно, имеет серьезную опору в американском общественном мнении, если он отказался от участия США в выполнении решений Парижской конференции 2015 года. Общественное мнение в США имеет склонность к традиционной форме регулирования экономической деятельности в этой стране, в том числе, в сфере экологии, путем налогового обложения. Более половины американцев считают, что именно правительство Соединенных Штатов, а не кто-либо иной, должно ограничивать бурение, лесозаготовки и добычу полезных ископаемых на государственных землях. Но при этом только один из пяти американцев выступает за повышение налогов на электроэнергию, как способ борьбы с глобальным потеплением. Шесть из десяти американцев были категорически против подобного рода мер. Выявлялась поддержка не на много выше той, что выступает за увеличение налогов на бензин. Очевидно, что Трамп, принимая свое решение по выполнению решений Парижской конференции, ориентировался на подобного рода консервативные настроения.

Происшедшее сейчас с президентом США Трампом называют великой победой скептиков, не верящих экологистам. Однако не трудно заметить, что у решения Трампа есть и обратная сторона. Оно подсказывает, что конечно, разумеется, международные соглашения по климату могут внести определенный вклад в сотрудничество по проблемам глобальной экологии. Но они принимаются в рамках международной системы, в которой одна экстравагантная личность или национальный кружок, вроде Конгресса США, могут все отменить с одного дня на другой. Для решения глобальных экологических проблем нужно мировое правительство. Подобный подход мил глобалистам. Иначе нужно размышлять в направлении замены рыночной экономики с ее финансистами на какую-то другую систему общественно-экономических отношений.

Дмитрий Семушин

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/04/reshenie-trampa-po-parizhskomu-soglasheniyu-skeptiki-pereigrali-ekologistov
Опубликовано 4 июня 2017 в 09:57
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами