• USD 56.92 -0.05
  • EUR 62.04 +0.09
  • BRENT 52.05 +0.44%

Москва — Минск: «Нас не слушают, но мы всё равно помогаем»

Договоренности, которые были достигнуты между Москвой и Минском в ходе встречи лидеров двух стран, на время успокоят ситуацию в отношениях России и Белоруссии. Однако многое будет зависеть от дальнейшей реализации поставленных Белоруссии условий, полагают опрошенные EADaily эксперты.

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров отметил, что одним из политических итогов этих переговоров стало подписание Белоруссией Таможенного Кодекса ЕАЭС.

«Видимо, это было одним из условий российского решения. Тем более, это решение не такое уж благоприятное для Белоруссии, как может показаться на первый взгляд. Ведь долг они отдали, хоть и за счет российского кредита. Однако этот кредит им все равно придется выплачивать. Они хотят, чтобы кредит им потом списали, но для этого они должны будут пойти на какие-то другие уступки. К примеру, дать согласие на размещение российской военной базы на территории РБ», — сказал Александров.

Также он обратил внимание на то, что генсеком ОДКБ был избран представитель Армении, что также можно воспринимать как итог договоренностей. «Это тоже положительный момент. Раньше ряд стран, в том числе и Белоруссия, возражали против этого. Минск заигрывал с Азербайджаном в расчете на то, что Азербайджан будет поставлять Белоруссии дешевую нефть. Но сейчас Лукашенко от этой игры отказался», — констатировал Александров.

По его мнению, дальнейшее развитие российско-белорусских отношений в среднесрочной перспективе будет зависеть от общеполитической ситуации и последовательной политики России на мировой арене.

«Если Россия будет проявлять твердость во внешней политике, последовательно добиваясь своих целей, не станет сдавать позиций ни в Сирии, ни на Украине, то ситуация в отношениях с Белоруссией стабилизируется. А если Россия потеряет лицо, и будет идти на уступки, как это было во время американского удара по Сирии, то Лукашенко начнет проводить наступательную линию в отношении Москвы», — прогнозирует Михаил Александров.

Заведующий сектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов полагает, что достигнутыми договоренностями ситуация была скорее заморожена, нежели разрешена. Подписание Таможенного кодекса он не считает уступкой со стороны Минска, потому что развитие интеграции в рамках ЕАЭС выгодно в том числе и Белоруссии.

«Возможно, волна протестов в Белоруссии, экономический кризис, стали одной из причин того, почему российские власти решили заморозить ситуацию. Однако этот эффект продлится короткое время — два-три года максимум. Никакого прогресса и качественного изменения отношений, которое вроде бы проглядывало, не произошло. Мы продолжим субсидировать Белоруссию, может быть, немного меньше, нежели раньше. И мы готовы идти навстречу даже несмотря на то, что мнение российской стороны она по большому счету игнорирует», — сказал Агибалов.

Он уточнил, что В 2011 году было подписано Соглашение о предоставлении Минску финансового кредита из средств ЕФСР в размере $ 3 млрд шестью траншами, из которых Белоруссия получила $ 2,560 млрд. В соответствии с решением cовета Фонда шестой транш не был представлен ввиду невыполнения РБ пяти контрольных показателей, а Стабилизационная программа, поддерживаемая кредитом, была прекращена. Однако это не помешало в 2016 году выдать Белоруссии новый кредит в $ 2 млрд.

«Сейчас, когда критерии не выполнены, никаких реформ не проведено, мы снова выдаем кредит. Если есть какие-то правила, то они должны работать. Но мы решили отступить от правил, которые сами же и придумали. Нас не слушаются, но мы все равно помогаем», — отметил он.

Член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько полагает, что достигнутые договоренности изменили правила игры в отношениях России и Белоруссии.

«Во-первых, следует отметить, что полностью содержание переговоров и поставленных Россией условий мы не знаем, и, скорее всего, не узнаем в будущем. Во-вторых, главным достижением переговоров стало то, что Белоруссия признала свой долг за газ по отношению к „Газпрому“, и что она его выплатила. Причем если результаты переговоров в самой Белоруссии подаются как очень успешные и триумфальные, то о факте признания и выплаты долга, как правило, никто в белорусских СМИ даже не вспоминает. Те суммы, которые сейчас рассматриваются, как возможные суммы кредита — это пока еще не предоставленный кредит. Это уже не субсидии и не дотации. Это кредит. Причем пока что нельзя со стопроцентной уверенностью говорить, что он будет предоставлен Белоруссии. Возможно, его предоставление как раз и будет зависеть от выполнения политических условий. Мы уже наблюдаем ряд политических шагов, которые белорусская сторона ранее делала в прямо противоположном направлении. Это подписанный наконец Таможенный кодекс ЕАЭС, утвержденный секретарь ОДКБ. В целом, в переговорах зафиксирован задел на будущее, и, как я понимаю, это будущее, во многом благоприятное для белорусской экономики, зависит от тех политических шагов, которые Минск будет предпринимать в дальнейшем», — сказал Безпалько.

Он не исключает, что произошел переход от авансового подхода в отношениях с Белоруссией к прямо противоположному. «Теперь Белоруссия должна будет делать некие авансы в экономическом и геополитическом отношении, а уже затем ожидать от России каких-либо экономических бонусов», — полагает Безпалько.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович обратил внимание на то, что Россия и Белоруссия достигли взаимовыгодных договоренностей в области экспорта нефти.

«Возможно, будет реализован механизм перепродажи нефти через Белоруссию. России в этом случае будет легче убеждать своих партнеров по соглашению с ОПЕК, что она не нарушает соглашение. На текущий момент у них существуют сомнения в том, что Россия выполняет свои обязательства. Дело в том, что экспорт нефти из России растет, но при этом сокращается ее добыча. Формально мы объясняем это тем, что у России падает внутренний спрос на нефть. Но наших партнеров все же не перестает интересовать вопрос роста экспорта. Я не исключаю, что договоренности с Белоруссией предусматривали, что российская нефть будет перетамаживаться и реэкспортироваться через Белоруссию (это известно уже официально). Это станет использоваться Россией для отчетов перед ОПЕК о выполнении сделки. Будет видно, что Россия не увеличивает экспорт в дальнее зарубежье. По формальным критериям экспорт будет идти через Белоруссию», — сказал эксперт.

Он сомневается, что были достигнуты какие-то конкретные и более фундаментальные договоренности в политической сфере. «Что касается других, более значимых политических вещей, касающихся признания Крыма, открытия российской авиабазы, то, думаю, там никаких реальных договоренностей достигнуто не было. Просто Лукашенко в очередной раз пообещал, что он будет вести себя не так нагло, как иногда делает», — полагает Митрахович.

Он уточнил, что белорусский президент будет меньше использовать прозападную риторику, однако не пойдет и на серьезные шаги по интеграции с Россией.

«Вряд ли он согласится на переход к единой валюте. Ему даже не нужен полноценный единый рынок газа, в рамках которого предприятия все могли бы получать газ по одному механизму. Лукашенко хочет, чтобы Россия поставляла газ в Белоруссию по низким ценам, но чтобы внутри Белоруссии он уже сам мог варьировать цены для каждого конкретного предприятия в зависимости от своего собственного мнения», — сказал он.

По оценке Станислава Митраховича, Россия пошла на большие уступки, нежели Белоруссия. «Россия дала скидку на газ. Россия дала возможность перетамаживать нефть, что выгодно также и для Белоруссии. Белоруссия, конечно, погасила долг за газ, но она погасила его за счет российского кредита, и еще неизвестно, когда он будет отдан, и не будет ли Белоруссией получен еще один кредит, чтобы перекредитоваться по своим обязательствам», — отметил он.

Эксперт полагает, что Россией в этих переговорах двигало желание найти схему с реэкспортом нефти и стремление сохранить нормальные отношения с Белоруссией.

«Стоит отметить, что похожая ситуация складывается не впервые. Если мы посмотрим на историю отношений России и Белоруссии за последние двадцать лет, то подобного рода историй, когда начинался конфликт, а потом Россия шла на уступки и продолжала увеличивать субсидии Белоруссии в обмен на риторику об интеграции, было много и во времена Ельцина, и во времена раннего Путина. То же самое мы наблюдаем и сегодня. Это уже выработанный алгоритм межгосударственных отношений, и к нему всем нужно было уже давно привыкнуть», — сказал Митрахович.

Вместе с тем он прогнозирует, что стабилизация отношений вряд ли будет устойчивой и долгосрочной. И конфликт между Россий и Белоруссией может вновь вспыхнуть, когда возникнет вопрос о продаже части белорусских предприятий в пользу российских инвесторов, либо Лукашенко станет активно участвовать в программе Евросоюза «Восточное партнерство», что вряд ли понравится Москве. К тому же, по его оценке, с учетом ситуации в белорусской экономике, ей потребуются все большие субсидии, и на этой почве также не исключен конфликт интересов между Москвой и Минском.

Как сообщало EADaily, в начале апреля Владимир Путин и Александр Лукашенко заявили о том, что все вопросы в российско-белорусских отношениях решены, и, таким образом, российско-белорусский нефтегазовый конфликт, тянущийся с начала 2016 года, исчерпан. Минск погасил долг за поставки российского газа в полном объёме. Ранее по итогам переговоров Белоруссии был обещан новый российский кредит до 1 млрд долларов, а также очередной транш из фонда ЕАЭС на 600 млн долларов.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/18/moskva-minsk-nas-ne-slushayut-no-my-vsyo-ravno-pomogaem
Опубликовано 18 апреля 2017 в 15:13
Все новости

29.04.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами