• USD 59.09 -0.06
  • EUR 69.49 -0.40
  • BRENT 51.53

Армения не должна стать ареной геополитического конфликта держав: интервью

Армен Ашотян фото: golosarmenii.am

Армения готовится к выборам в Национальное собрание, которые пройдут уже в апреле следующего года. Предстоящие выборы ознаменуют переход к парламентской модели управления. О том, какие конфигурации в политическом поле республики следует ожидать, возможно ли внешнее воздействие на предстоящие процессы, и о некоторых особенностях армянского политического комплиментаризма агентство EADaily побеседовало с заместителем председателя правящей Республиканской партии Армении (РПА) Арменом Ашотяном.

Г-н Ашотян, Ваши коллеги по партии заявляют, что предвыборный список РПА возглавит ее лидер и президент страны Серж Саргсян. Одновременно обсуждается возможность возвращения экс-лидера «Процветающей Армении» Гагика Царукяна в политику. Насколько подобный расклад был ожидаем?

Официального решения о том, что список РПА возглавит Серж Саргсян, нет. Насколько мне известно, нет и окончательного решения о возвращении Гагика Царукяна. Следовательно, комментировать то, что пока на уровне предположений, желаний и слухов, не имеет смысла. С другой стороны, естественно, политические силы сейчас находятся на этапе перестановок, рокировок. В отличие от предыдущих парламентских выборов, политическая ценность предстоящих выборов в Национальное собрание намного выше по той простой причине, что после этих выборов Армения переходит к парламентской системе правления. И Республиканская партия является как активным участником этого процесса, так и ответственным за этот процесс. Мы попытаемся использовать все свои резервы и весь свой потенциал для успеха. Конечно, для нас также важна среда, в которой будут происходить эти процессы. Ни одна политическая сила не может руководствоваться исключительно собственным доминирующим положением. Мы не можем недооценивать влияние политической и общественной среды. И готовы к конкретному диалогу с людьми.

Июльский захват полка ППС в Ереване и последующие массовые акции протеста показали, что есть в стране огромная масса людей, не идущих в «фарватере» действующих политических сил. Будет ли попытка «легитимировать» эту протестную массу?

Разумеется, политическая культура, политическая система в нашей стране не до конца сформирована. Однако мы считаем, что реформированная Конституция в числе своих задач преследует и цель привлечь все группы и силы к участию в политической жизни страны. Уверен, после выборов нас ждут совершенные иные реалии, предполагающие именно коллективную ответственность. Политические силы будут обязаны слушать друг друга, в этом суть парламентской модели правления. Думаю, что только в этих условиях можно говорить об эффективной работе системы сдержек и противовесов. Июльские событие показали, что начавшиеся в европейской политической жизни тенденции не обошли Армению. Что это за тенденции? В первую очередь, речь идет о политическом радикализме. Второе — это популизм. Третья проблема — это наличие соответствующей социально-экономической почвы в Армении. Четвертая тенденция — это национализм, в данном случае почвой для этого стала ситуация вокруг Карабаха. Действия группы «Сасна црер», помимо первых трех факторов, были обусловлены также карабахской проблемой, а точнее, оторванностью от общего контекста некоторых нюансов в переговорах по Карабаху. Если мы помним, эти люди обвиняли власть в намерении сдать территории Азербайджану. Июльские события имели в себе также ярко выраженную антироссийскую составляющую.

Нет ли угрозы того, что эти настроения вновь могут поднять голову, и в данном случае избирательные процессы послужат лишь формальным поводом?

Армения — страна политического транзита, в плане развития и укрепления демократических институтов. В аналогичной ситуации находятся некоторые государства Восточной Европы. На примере Украины или Молдовы мы видим, что избирательные процессы здесь, по сути превращаются в выбор между Востоком и Западом, т. е. вопрос геополитической ориентации становится основным лейтмотивом внутриполитического дискурса. Я считаю, что эта тенденция весьма опасна и контрпродуктивна. И отличие Армении от этих стран заключается в том, что мы никогда не позволяли, чтобы вопрос внешнеполитического выбора становился основным предметом электорального процесса. Мы ни в коем случае не должны допустить, чтобы геополитическая борьба между мировыми силовыми центрами была проецирована на внутриполитическую ситуацию нашей страны. Нельзя допустить, чтобы окопы геополитической конфронтации великих держав проходили по территории Армении. К каким печальным последствиям это может привести, думаю, на примере некоторых соседей мы это уже видели. Мы не принимаем такие методы и механизмы политической борьбы, каковыми являются «пророссийскость» и «прозападность». Для каждой политической силы или политического деятеля должны быть некие «красные линии», переступать которые нельзя ни в коем случае.

И потому партия власти страны-члена ЕАЭС активно участвует в европейских политических проектах, а переход к парламентской системе управления в качестве образцовой модели рассматривает европейскую политическую систему…

Да, мы участвовали, участвуем и будем участвовать в европейских проектах, но это никак не связано с членством в Евразийском экономическом союзе. Мы используем все те возможности, которые могут в данном случае усилить нашу государственность, наши политические институты и партию. И мы можем проводить съезды, приглашая туда одновременно представителей «Единой России», Европейской народной партии и Компартии Китая. Армения — это одна из уникальных постсоветских стран, которая не строит свою политическую повестку на конфликте внешних игроков. Мы работаем по принципу солидарности и совмещения. В этом наше преимущество перед соседями.

Европейские и армянские должностные лица утверждают, что рамочное соглашение с ЕС может быть подписано уже летом следующего года. Одновременно не прекращаются обвинения в адрес России в том, что Москва якобы препятствует подписанию документа, используя рычаги влияния на Армению. Как бы Вы охарактеризовали ситуацию?

Я с ухмылкой отношусь к попыткам демонизации России, Европы или США, и обвинения в адрес того или иного партнера, различные инсинуации считаю неприемлемыми. К сожалению, некоторые армянские СМИ тоже часто подпадают под влияние этих спекуляций. К реальной политике эти обвинения не имеют никакого отношения. Торгово-экономические, да и политические отношения с Европой в той или иной степени пытаются улучшить и наши партнеры по ЕАЭС. В случае с Арменией новое рамочное соглашение с Евросоюзом открывает новые возможности для экономического развития, укрепления политических институтов и гражданского общества. Вместе с тем, нужно отметить, что у нас нет каких-то завышенных ожиданий от европейских партнеров. У Евросоюза есть множество проблем — это и Brexit, и миграция, и рост радикальных настроений в обществе. Очевидно, что интерес к восточным партнерам в некоторой степени поубавился, что отражается и на объемах предоставляемой им финансовой помощи. Более того, мы увидели, что ассоциация с ЕС не стала панацеей для Молдовы, соседней Грузии, а также Украины. Так что в этой ситуации нужно быть реалистами.

Кстати, о соседях… В настоящее время обсуждается возможность продажи Грузией 25% акций газопровода, по которой российский газ поступает в Армению. Среди возможных покупателей рассматривается и азербайджанская SOCAR. И хотя о полном контроле азербайджанской компании речи нет, тем не менее в Армении встревожены уже самим фактом продажи трубы. Какие аргументы есть у Еревана, если ситуация примет самый нежелательный для него оборот? О наличии инструментария говорил недавно и армянский премьер…

В целом, история армяно-грузинских отношений выявляет одно немаловажное обстоятельство — эти отношения, как для Армении, так и для Грузии не зависели от третьей стороны. И это оправданный подход. Ереван и Тбилиси не должны выстраивать свое сотрудничество с оглядкой на Россию, Турцию или Азербайджан. И следует признать, что власти Грузии в этом смысле ведут довольно гибкую политику. Об этом свидетельствуют хотя бы и недавние соглашения в сфере энергетики в формате Россия-Иран-Грузия-Армения. Создание некой энергетической оси доказывает, что прагматичный подход во внешней политике, базирующийся на экономической основе, может стать важнейшим фактором для развития платформы дальнейшего сотрудничества. Что касается возможных аргументов против продажи газопровода, то внешняя политика Армении эффективна в том числе и за счет того, что она в большинстве своем невидима и кулуарна, а в международной дипломатической практике публичность и доступность должны быть сбалансированы, лимитированы, особенно на этапе консультаций.

Беседовал Ашот Сафарян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/12/14/armeniya-ne-dolzhna-stat-arenoy-geopoliticheskogo-konflikta-derzhav-intervyu
Опубликовано 14 декабря 2016 в 13:54
Все новости
Загрузить ещё
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами