• USD 59.23 -0.15
  • EUR 69.42 -0.49
  • BRENT 51.03 +1.49%

Политическое самоубийство Олланда: Франция между Frexit и «тетчеризмом»

Франсуа Фийон в виде Тэтчер. Иллюстрация: Liberation

В минувший четверг, 1 декабря 2016 года, действующий президент Франции Франсуа Олланд объявил, что он не собирается выдвигать повторно свою кандидатуру на очередных президентских выборах, которые пройдут в два тура в апреле-мае 2017 года. Причина его решения очевидна — крайне низкий рейтинг доверия у избирателей — всего около 4%. Идти на выборы для Олланда, значит, заведомо проиграть уже в первом туре кандидату от правых Марин Ле Пен и кандидату от правоцентристов Франсуа Фийону. Олланд уже на втором году своего президентского срока стал самым непопулярным президентом в истории современной Франции. Сам Олланд объясняет свое нестандартное для Франции решение намерением сосредоточиться на управлении государством в оставшийся у него срок. Результат его президентства — это создание исторического прецедента, еще ни один президент Пятой республики (существует с 1958 года) ни отказывал себе в повторном после первого срока президентства выдвижения своей кандидатуры на выборы.

Итак, мы воочию наблюдаем закат политической карьеры Франсуа Олланда. До финала ее остается совсем немного — всего полгода. Этот ничем не примечательный функционер Социалистической партии, медленно поднявшийся наверх в руководство по служебной лестнице, своей победой на президентских выборах 2012 года больше был обязан не своим достоинствам и талантам, а общим отвращением, которое вызывал его соперник — президент Николя Саркози. В свое президентство Олланд явно не выдержал последовательной линии социалистического политика. Сначала он выступал в качестве социалиста старой закваски, когда вводил 75% налог на богатых. Но потом он затеял капитальную перестройку рынка труда с масштабными отступлениями от интересов трудящихся. Аналитики давно указывают на главную слабость правления Олланда — его идеологическую размытость, что опасно для французского верховного руководителя, от которого французский электорат традиционно требует ясности и силы одновременно. Т. е. неким идеалом, на который должны равняться все последующие президенты Франции, по-прежнему остается де Голль. Олланд в плеяде президентов после де Голля оказался дальше всех от этого идеала.

В личном плане Олланд оказался сильно скомпрометирован на втором году своего президентства своими смешными любовными похождениями. Это когда в СМИ было опубликовано его фото — президент Франции верхом на мотороллере едет с тайным визитом к своей любовнице-актриске при наличии у него (до 2007 года) одной «гражданской жены» — Руаяль и другой — «фактической супруги» Триервайлер.

Последним ударом по репутации Олланда стала книга — собрание интервью с ним двух журналистов, вышедшая этой осенью. Содержательно книга встретила открытое возмущение у членов его партии, которые были сбиты с толку вопросом: почему человек, занимающий столь высокий пост в партии и стране, совершает открытый акт политического самоубийства. Олланд в беседах с журналистами, например, не скрывал, что он сомневается в основных принципах социализма. Очевидно, что Олланд в свое президентство нанес существенный ущерб левым и дискредитировал социалистическую идею. Откровения Олланда из его окниженных бесед с журналистами заставили всех поверить в то, что президент Франции в политическом плане, если не окончательно глуп, то уж весьма простоват, но, правда, и циничен одновременно.

Последнее решение Олланда добавило новую неизвестную величину в будущие президентские выборы во Франции. Заявление Олланда было встречено с пониманием, если не с сочувствием по всему политическому спектру Франции, как «мужественное и достойное решение», принятое в интересах страны, а не в своих собственных. Правда, Национальный фронт Ле Пен реагировал на решение Олланда с ликованием и насмешками, несмотря на то, что теперь, скорее всего, Марин столкнется с более сильным соперником-выдвиженцем от Социалистической партии.

Французской социалистической партии теперь предстоят праймериз, которые пройдут 22 и 29 января 2017 года по той же модели, что и ноябрьские 2016 года у правоцентристов. Принять участие в определении социалистического кандидата в президенты на праймериз смогут все граждане страны. Кандидаты на праймериз от ФСП должны заявить о своем выдвижении до 15 декабря.

О своем намерении включиться в борьбу за право стать кандидатом в президенты от социалистов уже заявили бывший министр экономики Франции Арно Монтебур и бывший министр образования Бенуа Амон.

Свою кандидатуру на праймериз может выставить бывший министр экономики во втором правительстве Вальса — Эммануэль Макрон, со скандалом ушедший в отставку со своего поста в августе этого года. Бывший инвестиционный банкир на службе у Ротшильда Макрон обещает провести народную «демократическую революцию» против «пустой» политической системы Франции.

Гендер и мультикультурал в одном флаконе на праймериз социалистов может представить бывший министр юстиции гвианка Кристиан Тобира. Из второго правительства Вальса она вышла из-за несогласия с принимаемыми во Франции мерами после массовых терактов исламистов в 2015 году и планируемыми в связи с ними изменениями конституции. На посту министра юстиции Тобира стала объектом массовой критики за продвижение закона об однополых браках. В прошлом Тобира известна тем, что по ее инициативе во Франции в 2001 году был принят чисто символический акт — т. н. «Закон Тобира», по которому преступлением против человечности была признана работорговля и трансатлантическое рабство. Правые из Национального фронта дразнят Тобира одновременно и за ее расу, и за ее гендерные устремления.

Однако среди перечисленных лиц в фавориты праймериз у социалистов заранее назначают действующего премьер-министра Мануэля Вальса. Ожидается, что он уже в ближайшие дни выдвинет свою кандидатуру. Сам премьер Вальс так прореагировал на решение Олланда: «Это был трудный и серьезный выбор». Далее он добавил: «Я хочу выразить Франсуа Олланду мои эмоции, мое уважение, мою преданность и мою любовь».

У Вальса для выдвижения на президента Франции есть сильные и слабые моменты в биографии. Так, например, он — не чистокровный француз. Его отец — каталонец, а мать — италоязычная швейцарка. Сам Вальс получил французское гражданство в возрасте 20-ти лет. Известно, что он болеет за футбольный клуб «Барселона» и любит читать произведения Габриэля Гарсиа Маркеса на языке оригинала. К сильным моментам относится то, что Вальс создал себе репутацию решительного управленца. Своей определенностью и конкретикой Вальс явно выигрывает на фоне мямли Олланда. На посту министра внутренних дел (с 2012 года) Вальс придерживался показательно жесткой линии в отношении нелегальной иммиграции. Правда, здесь Вальс всегда подчеркнуто выступал за «закон и порядок». Кроме того, он встал в ЕС против вступления Румынии и Болгарии в Шенген. Однако за случившееся во Франции громкие террористические акты 2015 года Вальс не несет прямой ответственности, поскольку за год до них он перешел с внутренних дел на пост премьера. Удар по репутации из-за терактов в прошлом году получил президент, а не премьер-министр.

Еще один плюс. Вальс имеет репутацию «правого» среди «левых», что могло бы стать преимуществом для второго тура президентских выборов, в ситуации сплочения электората левоцентристов и правоцентристов против Ле Пен. Но одновременно здесь видится и слабый пунктик у Вальса — он более популярен среди широкой публики, чем президент Олланд, но против из-за «правизны» него выступает левое крыло в Социалистической партии.

Теперь о стратегии левоцентристов на президентских выборах. Олланд в комментарии по поводу своего решения не идти на выборы предупредил, что проект правоцентристского кандидата в президенты Франсуа Фийона «опасен» для французского общества. Подобное заявление свидетельствует о том, что Французская социалистическая партия попробует сыграть против своего главного конкурента в первом туре — Фийона на почве привычной ей социальной политики. Но одновременно в ее русло вплетается и национальная идея. На днях французское издание Libération представило Фийона на своей обложке в виде травестита с прической и серьгами под Маргарет Тэтчер. Одновременно высмеивается и крайний экономический либерализм Фийона и его крепкие католические устои.

Дело в том, что Франсуа Фийон, который идет на выборы от правоцентристов, обещает кардинальным образом сократить госбюджет, предоставить существенные льготы бизнесу и одновременно крепко ударить по профсоюзам. Фийон обещает сократить полмиллиона госслужащих — это при безработице-то более, чем в 2 млн, сократить государственные расходы на € 100 млрд в течение пяти лет — т. е. своего возможного президентского срока. Таким образом, Фийон обещает Франции еще более жесткую экономию, чем предлагала ей по своим рецептам Ангела Меркель.

В целях повышения конкурентоспособности Фийон намерен лишить профсоюзы их прерогатив, отменить 35-часовую рабочую неделю, сократить корпоративные налоги и перелицевать трудовой кодекс Франции с 3400 страниц до 150-ти. Фийон обещает сократить социальное обеспечение и поднять налог с продаж. Он заранее сравнивает себя с ушедшей в историю Маргарет Тэтчер. Фийон обещает французским избирателям тэтчеризм в его британской версии. Он обещает оздоровить экономику Франции британскими рецептами 40-летней давности. Однако во Франции не всем представляется уместным радикальный разрыв с французской традицией с равнением на культурно чуждые британские (именно, британские, а не другие какие-то) образцы. Кроме того, Фиойн верит, что американо-британский стиль корпоративного управления реформирует французскую экономику.

Фийон обещает Франции «шоковую терапию» по либерализации экономики по чужому англо-саксонскому образцу. Но несмотря на то, что экономика Франции в последнее десятилетие стала более открытой к глобальному миру, любое французское правительство ждет решительное сопротивление общества, попытайся оно изменить традиционный социальный порядок и пресловутую социальную модель. Ступор объясняется тем, что отстаивание социальных прав во Франции опирается на солидную историческую традицию французских социальных революций.

Так, например, тысячи демонстрантов недавно вышли на улицы, когда президент Олланд попытался лишь чуть-чуть изменить Трудовой кодекс. Олланд получил уличные волнения за сущие пустяки по сравнению с тем, что обещает натворить Фийон.

Амбициозные планы Фийона «помочь бизнесу» обещают вновь вывести на улицы сотни тысяч трудящихся, возглавляемых профсоюзами. Хотя членство в профсоюзах во Франции в последнее время упало до примерно 8% от всех трудящихся, эти организации до сих пор остаются влиятельной силой, способной мобилизовать не только своих членов, но и всех остальных трудящихся. Генеральный секретарь возглавлявшей в этом году общенациональные забастовки французской Всеобщей конфедерации труда Филипп Мартинес уже обещает «массовую мобилизацию», если Фийон попробует либерализовать экономику по рецепту Тэтчер.

Кроме того, не трудно заметить, что и экономическая программа Марин Ле Пен по социальным вопросам обещает решительный клинч с Фийоном. Так, Ле Пен обещает сохранение пенсионного возраста в 60 лет, продолжение политики защиты труда и повышение минимальной заработной платы. В качестве главного рецепта для роста Ле Пен обещает Франции Frexit из ЕС посредством общенационального референдума.

Таким образом, кандидату от социалистов на предстоящих выборах предстоит дать избирателям некую среднюю «разумную» линию в социально-экономической политике одновременно с опорой и на национальную традицию, и без отторжения Евросоюза. Очевидно, что будущий социалистический кандидат в президенты неуместным эпатажным тэтчеризмом Фийона получает некоторое преимущество, поскольку дебаты смещаются в традиционное поле социалистов. Сейчас необходимо только определить нужный тон.

С другой стороны, несмотря на кризис, Франция имеет вторую по величине экономику в еврозоне, десяток числящихся за ней ТНК мирового класса и поток иностранных инвестиций. Неплохо выглядит и показатель производительности труда во Франции, который в 2015 году на 0,2 пункта опережал Германию. Т. е. некоторая устойчивость против радикальных рецептов в стране налицо. Тем не менее, проблемой остается низкий рост, малая прибыль у банковского сектора, высокий национальный долг и высокий уровень хронической безработицы. В целом, можно констатировать, что проблемы Франции в выборный 2017 год остаются все те же, что и в 2012 году. Поэтому почему бы на второй срок от ФСП вновь не пойти социалисту? Не Олланду, а кому-нибудь другому, более ловкому, — размышляют среди французских министров-социалистов. Действительно, а почему бы и нет? Надо только найти правильную линию против разнузданного тона правых и англоманских прожектов Фийона.

Европейская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/12/03/politicheskoe-samoubiystvo-ollanda-franciya-mezhdu-frexit-i-tetcherizmom
Опубликовано 3 декабря 2016 в 01:55
Все новости

17.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами