• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Таиланд: Игра престолов

Маха Ватчиралонгкорн. Иллюстрация: karnaval.com

1 декабря на престол Таиланда взойдет Маха Ватчиралонгкорн. Королевство переживает сложный период. Военная хунта мечтает изменить правила игры. Вместо традиционного сотрудничества военные сейчас хотят от королевской власти подчинения.

Король умер, да здравствует король!

Таиланд готовится к важному событию — провозглашению королем наследного принца Махи Ватчиралонгкорна. Маха- единственный сын короля Пхумипона Адульядета, правившего страной с 1946 по 2016 годы и скончавшегося 13 октября в возрасте 88 лет. Официальное имя нового монарха — Сомдет Пхра Боромма Орасатхират Чао Фан Маха Ватчиралонгкорн Саям Макутрачакуман. В Таиланде 64-летнего кронпринца называют коротко — Маха.

Несмотря на то, что монархию подавляющее большинство 67 миллионов тайцев любит и уважает, к новому королю отношение в Таиланде неоднозначное. Уж слишком он, мягко говоря, яркая личность и слишком долго находился в тени отца. Пхумипон правил королевством в Юго-Восточной Азии семь десятилетий и считался самым «долгоправящим» монархом планеты. Кронпринц много времени проводит за границей, особенно в Германии, где у него, по слухам, подруга, бывшая стюардесса, на которой он, опять же по слухам, собирается жениться. Это будет, кстати, его четвертый брак, что для монархов необычно. Маха известен также любовью к пуделю Фу-Фу, у которого даже есть собственная страница в Wikipedia. Кроме этого, Фу является… маршалом ВВС Таиланда. Не удивительно, что большинство политологов считают, что новый король не будет иметь такого же авторитета у подданных, как отец, и что при нем хрупкая политическая стабильность, воцарившаяся в королевстве в результате последнего военного переворота два с половиной года назад, окажется под угрозой.

1 декабря, через 50 дней после смерти Пхумипона Адульядета, состоится восшествие Махи на тайский престол. Сама же официальная коронация пройдет не раньше октября 2017 года. Кронпринц удивил всех, попросив перенести ее как минимум на год. До осени 2017 года в королевстве будет траур. Затем, после кремации покойного монарха, состоится коронация нового короля. Его официальный титул будет Рама X Маха Ватчиралонгкорн.

В первый день зимы к кронпринцу с предложением возглавить Таиланд должен официально обратиться высший законодательный орган королевства — Национальная ассамблея Таиланда, парламент, состоящий из двух палат: верхней — сената и нижней — палаты депутатов. Сейчас же высшая власть в королевстве принадлежит главе Тайного совета, 96-летнему регенту Прему Тинсуланону, который занимает высшие посты в государстве на протяжении сорока лет. После официального восшествия на престол Маха вступит в права наследства отца, который считался одним из самых богатых людей планеты. В 2011 году, согласно расчетам журнала Forbes, состояние Пхумипона Адульядета составляло $ 30 млрд. По другим расчетам, оно достигает $ 43 млрд.

Военная монархия

Первые полтора десятилетия XXI века стали для Таиланда одним из самых неспокойных периодов в многовековой истории. С 2001 года королевство сотрясают нередко кровавые столкновения между популистскими политическими партиями. Особенно бурным выдалось последнее десятилетие. В этот недолгий по историческим меркам период в стране произошли два военных переворота. Оба раза военные свергали представителей политической династии Чинаватов: в 2006 году было отправлено в отставку правительство миллиардера Таксина, а в мае 2014 г. — его сестры Йинглак.

Семидесятилетнее правление короля Пхумипона Адульядета несмотря на то, что большую часть времени в последние годы он проводил в больнице и редко показывался на публике, создавало у тайцев ощущение спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. При покойном короле выросло три поколения жителей королевства. Подавляющее большинство населения Таиланда знает о других тайских монархах только из учебников истории. Пхумипон играл объединяющую роль. Его авторитет был непререкаем, он считался «отцом народа» и пользовался огромным авторитетом и уважением у подданных. Одним из самых больших достижений покойного монарха является, возможно, то, что он вернул монархию в центр тайской политики и культуры и сделал ее важным медиатором в политических спорах.

Несмотря на то, что серьезные проблемы со здоровьем у Пхумипона Адульядета начались давно и в прессе неоднократно появлялись слухи об его скорой кончине, смерть 13 октября все равно стала для нации шоком. После неожиданной просьбы Махи о годичной отсрочке, необходимой для соблюдения траура по отцу, в королевстве наступил период нестабильного междуцарствия. Других претендентов на престол нет, но даже без борьбы за трон будущее монархии, а также ее отношения с находящейся у власти последние 2,5 года военной хунтой сейчас под большим вопросом.

Армия много лет сохраняла верность королю и позиционировала себя главной защитницей монархии и спокойствия в королевстве. Поэтому отношение к военным в Таиланде несмотря на обилие военных переворотов, к слову, нередко бескровных и проводимых под лозунгами защиты монарха и спокойствия и стабильности в королевстве, неплохое.
Неформальный союз между армией и монархией датируется 1957−58 годами, когда двойной военный переворот уничтожил тогда еще совсем юную тайскую демократию. Последние шесть десятилетий Пхумипон Адульядет фактически правил Таиландом вместе с военными на правах старшего партнера. Генералы никогда особенно не показывали недовольства существующим положением вещей, но в последние два года и особенно сейчас, после смерти короля, они явно не прочь изменить существующий на протяжении более полувека статус кво в свою, естественно, пользу. Правящая хунта, конечно, не собирается превращать Таиланд в республику, но хочет стать в неформальной правящей коалиции старшим партнером.
Конечно, никаких высказываний относительно подчинения монархии руководство страны в лице премьер-министра Прают Чан-Очи, который до 24 августа 2014 года четыре года командовал Королевской армией Таиланда, а также его главного помощника, министра обороны королевства, генерала Правита Вонгсувана не позволяет, но дела военных красноречивее любых слов говорят сами за себя.

За два с лишним года пребывания у власти хунта довольно жесткими для Таиланда действиями подчинила себе все в стране, за исключением королевского дворца. Большинство тайцев, особенно, в городах военных поддерживает. Главным образом, потому что они выполнили главное обещание — установили в явно уставшем от политической борьбы Таиланде пусть и хрупкое, но все же спокойствие и стабильность. Правда, достигнуты они были, как справедливо отмечают правозащитники, в основном за счет ослабления демократических свобод, но большую часть населения, по крайней мере, это относится к Таиланду, больше волнует, спокойно ли на улицах, площадях и в парках, а не наличие или отсутствие свобод. Слишком дорогой оказалась цена демократии в XXI веке.

Каждые четыре года по закону

Если кто-то в Таиланде и за его границами еще сомневался в намерении тайских генералов сохранить влияние и после передачи власти гражданскому правительству, то последние сомнения наверняка исчезли 7 августа. В этот день в королевстве состоялся референдум по новой конституции, 20-й (!) по счету за 84 года, миновавшие после упразднения в 1932 году в Таиланде абсолютной монархии. Как и прогнозировали политологи, сторонники новой конституции, разработанной новым правительством, т. е. военной хунтой, победили. Перевес сторонников нового главного закона королевства не такой уж и большой (61%), но вполне комфортный, чтобы, с одной стороны, чувствовать себя спокойно, а с другой, говорить о действительно свободном волеизъявлении народа, потому что в противном случае противники военных не набрали бы столько голосов.

Главная цель новой конституции, по словам ее авторов — установление в королевстве истинной демократии и, что самое главное — спокойствия и стабильности. Конституция направлена на ослабление роли в политической жизни Таиланда крупных партий, главных возмутителей спокойствия, и усиление за их счет маленьких партий. Основная идея нововведений заключается в создании в королевстве такой политической системы, при которой править смогут не отдельные партии, а коалиции.

Естественно, не забыли генералы и о себе любимых. Причем, как утверждают их критики, главная цель новой конституции как раз и состоит в фактическом узаконивании военной хунты в качестве главной политической силы в королевстве.
Обвинения имеют под собой веские основания. Чего стоит хотя бы 44-й параграф конституции, дающий главе правительства, которым с полным основанием рассчитывает еще долго оставаться Прают Чан-Оча, карт-бланш на любые меры, необходимые для проведения реформ в любой сфере и достижения мира и гармонии в Таиланде. Новая конституция позволяет военным бороться со всеми, кто может хотя бы гипотетически угрожать безопасности королевства, существованию монархии, экономике или правительству.

По новой конституции, которая вступит в силу после формального одобрения ее регентом или новым королем, военные смогут назначать не половину из 250 сенаторов, как сейчас, а весь состав верхней палаты Национальной ассамблеи. Мало того, если сейчас премьер-министра избирают только 500 депутатов нижней палаты, то скоро к ним добавятся и сенаторы.
При новой конституции генералы фактически выведут вооруженные силы из-под контроля гражданской власти. К слову, далеко не все ясно и с передачей власти гражданской администрации, которая за два года уже трижды откладывалась. Сначала Прают, возглавивший в мае 2014 года переворот и хунту, а затем и правительство, обещал провести парламентские выборы и передать власть демократически избранному правительству в конце 2015 года. Затем он перенес их на лето этого года и потом — на конец 2017 или начало 2018 годов. Очевидно, что никто и ничто не помешает хунте вновь отложить выборы под каким-нибудь благовидным предлогом, каким, к примеру, является годичный траур по усопшему королю.

Премакратия

После победы на летнем референдуме генералы могут чувствовать себя относительно спокойно. Однако они понимают, что несмотря на успехи стабильность и прочность их власти очень хрупкие.

Политические потрясения после переворота в 2014 году напугали как зарубежных, так и местных инвесторов и резко замедлили развитие тайской экономики. Смерть короля и решение кронпринца официально занять трон не сразу, а только через год, может усилить эту неопределенность до такой степени, что экономика королевства просто не выдержит давления и рухнет. Вместе с ней, как нетрудно догадаться, рухнет и доверие тайского общества к генералам.

Главный сектор тайской экономики — туризм. Военные понимают это, но главную угрозу туризму несут, конечно, не они, а международный терроризм. Если на тайских курортах, очень популярных и у российских туристов, вновь, как в августе, произойдут теракты, виновниками которых власти считают малайских сепаратистов, то туристы могут побежать из королевства. Вместе с падением туризма и экономики быстро исчезнет и городская база поддержки хунты, без которой ей едва ли удастся удержаться у власти.

Смерть короля, если можно так выразиться, на руку тайским генералам, потому что дает им прекрасную возможность попытаться подчинить своему влиянию единственное в Таиланде, что они до сих пор не контролируют — монархию.
Одна из главных ролей в этом сценарии отводится председателю Тайного совета Прему Тинсуланону, по первой и главной профессии военному. Несмотря на свой, мягко говоря, преклонный возраст он еще достаточно активен. У него высокий авторитет как в королевстве, так и за границей, потому что с 1980 года он является чем-то вроде «лица» монархии. Сначала Прем возглавлял правительство (1980−88), затем он был введен в Тайный совет и в через десять лет его возглавил. 13 октября он был назначен временным регентом, т. е. фактически «действующим» монархом на период междуцарствия. В этом отношении ему формально подчиняется все королевство, включая армию, потому что именно король или регент одобряет все перестановки в командовании вооруженных сил. Прем ухитрился милитаризировать и Тайный совет, введя в него нескольких старших генералов. Его влияние на тайскую политику в восьмидесятые и девяностые годы прошлого столетия было настолько сильным, что тайские историки полуофициально называют тот период «премакратией».

Планы хунты подчинить монархию может сорвать, конечно, сам король. Весь вопрос в том, насколько сильной личностью окажется на троне Маха Ватчиралонгкорн, и как к нему будет относиться народ. Сильный и авторитетный монарх сможет контролировать армию, слабый же и непопулярный будет вынужден подчиниться военным. В отношении нового повелителя Таиланда у политологов имеются серьезные сомнения по обоим пунктам. Он сильно уступает по популярности и, похоже, по способностям отцу. Многие сомневаются, что новый король Таиланда сумеет оказать военным достойное сопротивление и расстроить их планы по подчинению королевской власти.

Каждый за себя

Тем не менее, положение Махи не безнадежно. Ему остается надеяться на отсутствие единства в рядах военных. Надежды очень веские, потому что хунта неоднородна и, хотя это незаметно со стороны, ее раздирают противоречия между группировками.

Начать, наверное, следует с того, что единства нет на самом верху. Несмотря на военное прошлое, Прем Тинсуланон вовсе не является сторонником нынешней хунты и не участвовал в перевороте 2014 года. За те два года, что она находится у власти, у него несколько раз возникали серьезные трения с ее руководителями Праютом и Правитом. Впрочем, пойдет ли регент на прямую конфронтацию с верхушкой хунты в случае ее давления на нового монарха — большой вопрос. Во-первых, несмотря на то, что он уже много лет в отставке, профессиональная солидарность в какой-то мере наверняка осталась. К этому следует также прибавить и весьма преклонный возраст Према. Борьба же, как известно, требует больших затрат энергии.

Следует иметь в виду, что единства нет и в руководстве самой хунты. Несмотря на внешнее единство, у Праюта Чан-Очи и Правита Вонгсувана тоже хватает разногласий, которые они, естественно, стараются держать в тайне. Известно, например, что они активно расставляют своих людей на важные посты, очевидно, готовясь к решающей схватке за власть. Отсутствие единства в рядах вооруженных сил Таиланда, похоже, является их отличительной особенностью с момента создания в конце XIX века. В Королевской армии с самого начала было много группировок и организаций, создаваемых по самым разным признакам.

Нынешние премьер и министр обороны представляют группировку, известную как «Восточные тигры». Тиграм противостоит не менее мощная группировка — «Божественное потомство», состоящая из королевской гвардии. Триумвират дополняет спецназ, который поддерживает регент Прем. В динамической борьбе между этими тремя силами перевес постоянно склоняется то на одну, то на другую, то на третью сторону. Если еще с десяток лет назад доминировала королевская гвардия, то сейчас у власти Тигры. Однако говорить об их полном превосходстве нельзя. У них, конечно, посты премьера и министра обороны, но на посту командующего Королевской армией представитель спецназа, генерал Чалерчай Ситтисарт. Еще один очень важный пост — командующего столичным гарнизоном находится у «Божественного потомства». В Бангкоке и его окрестностях расквартированы наиболее боеспособные и элитные части: 1-я дивизия (королевская гвардия), 21-й полк (гвардия королевы Сирикит, к слову, внучки… русской медсестры) и 9-я дивизия, отвечающая за «внутреннюю безопасность» в королевстве.

Пока ни у одной из группировок не хватает сил захватить полный контроль над вооруженными силами Таиланда, у короля будет возможность играть на противоречиях между генералами.

20:19 в пользу конституции

К сожалению, приходится констатировать, что реальное сопротивление правящей хунте могут оказать только другие военные. Однако их приход к власти будет означать продолжение диктатуры, только возглавлять ее будут другие люди с погонами. Так что нельзя исключать вероятность того, что следующий военный переворот будет, если можно так сказать, «внутривоенным» междусобойчиком, т. е. одни генералы попытаются отнять власть у других.

Таиланд входит в список стран, где нередко происходят военные перевороты. Всего их за 84 года демократии было 12 успешных и 7 неудачных. По количеству военные перевороты минимально уступают конституциям, которых за то же время в королевстве было 20. Конституции вырвались вперед три месяца назад. Так что пришло время установить равновесие, существовавшее до августовского референдума.

Первый военный переворот в Таиланде произошел в июне 1932 года и был бескровным. Армия упразднила абсолютную монархию и назначила первые парламентские выборы. Через 6 лет командующий Королевской армии, фельдмаршал Луанг Плек Пибунсонграм, стал первым военным премьер-министром. Он, кстати, возглавлял правительство дважды: 1938−44 и 1948−57 гг. В целом же, за восемь десятилетий военные провели у власти больше времени, чем гражданские политики.
Право армии вмешиваться в политику в Таиланде фактически узаконено. К примеру, в 2014 году Прают привел в качестве юридической базы переворота закон столетней давности. Закон, принятый в 1914 году, дает тайским военным право объявлять военное положение во время общенациональных кризисов.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/25/tailand-igra-prestolov
Опубликовано 25 ноября 2016 в 14:01
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами