• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Новая «сирийская партия» России и США: первый ход за Трампом

Иллюстрация: thehill.com

Одним из первых внешнеполитических решений следующего президента США Дональда Трампа может стать реанимация Женевских договорённостей с Россией по Сирии. Подобным предположением в эти дни наперебой делятся ведущие американские печатные СМИ. Порядком подзабытым сирийским соглашениям с Москвой от 9 сентября в Вашингтоне предрекают шанс быть реализованными на практике. Прежде всего, в той их части, которая некогда вызвала стойкое отторжение в Пентагоне, Объединённом комитете начальников штабов ВС США и ЦРУ.

Речь о создании Совместного исполнительного центра России и США по координации авиаударов против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ — запрещена в России — ред.) в Сирии. При этом, по данным вашингтонских изданий, кардинальных изменений в негативном отношении армейского генералитета и спецслужб США, а также большинства конгрессменов к военному сотрудничеству с Россией на сирийском направлении не произошло. «Сделка» США и России по Сирии продолжает вызывать массу нареканий в американском истеблишменте, где пока явно не готовы идти даже на ограниченное военно-политическое взаимодействие с Кремлём.

Версия о развороте Трампа лицом к Москве с протянутой для рукопожатия по сотрудничеству в Сирии рукой целиком и полностью связывается с личностью нового американского лидера. Трамп не раз говорил, что готов «иметь бизнес» с Россией в деле борьбы с общим врагом на Ближнем Востоке. И теперь от него ждут соответствующих шагов, при этом то ли забывая, то ли намеренно не упоминая одну простую истину функционирования системы государственной власти США. Согласно ей, хозяин Белого дома, независимо от его лидерских способностей и харизматических качеств, всегда и практически во всём вынужден считаться не только с мнением Конгресса, но и ориентироваться на общий знаменатель позиции своей команды в администрации. Именно по части будущего персонального состава этой самой администрации Трампа возникает множество вопросов, которые явно не сулят лёгких решений в деле оздоровления американо-российских отношений. В том числе, и на сирийском направлении.

Из Вашингтона поступают достаточно противоречивые сведения относительно настроя будущих ключевых фигур в администрации Трампа на новую попытку «перезагрузки» с Москвой. С одной стороны, указывается, например, на фигуру бывшего руководителя разведывательного управления Минобороны США Майкла Флинна, который 18 ноября был официально номинирован в советники Трампа по национальной безопасности. Номинант на ответственный пост во внешнеполитической иерархии США ранее заявлял, что выступает за новую эру в связях с Россией, включая военную сферу. Вместе с тем другие высказывания Флинна, заметим, более подробные, чем общие фразы о «новой эре», вселяют определённые сомнения в искренности экс-главы американской военной разведки.

Так, с избранием Трампа президентом на страницах вашингтонского официоза The Hill Флинн выступил за укрепление союза США с Турцией. Причём сделал это в таких тонах, что у многих в Вашингтоне появились весомые основания увидеть в нём протурецкого политика. Будущий советник по нацбезопасности призвал «привести в порядок внешнюю политику США, признав Турцию приоритетом». На этом он не остановился, отметив, что «нам (американцам) необходимо смотреть на мир с точки зрения перспектив Турции» («We need to adjust our foreign policy to recognize Turkey as a priority. We need to see the world from Turkey’s perspective») (1).

Если новые «идеологи» в Белом доме говорят о всемерном укреплении партнёрства США с Турцией на двусторонней и коллективной евроатлантической основе, трудно увидеть за всем этим повышение роли России на том же Ближнем Востоке в глазах заступающей на вахту администрации Трампа. Анкара вовремя одумалась, отойдя от грани конфронтации с Москвой. Но турецкие власти продолжают действовать в Сирии в русле поддержки тех сил, которые противостоят России. В формируемой администрации Трампа не могут этого не знать. А значит риторика о «новой эре» в отношениях с Россией пока мало чего стоит. Как известно, именно Турция в своё время отнеслась к женевским соглашениям России и США от 9 сентября, мягко говоря, весьма сдержанно. В те критические сентябрьские дни, когда тестировалась жизнеспособность американо-российских договорённостей, Анкара не сбавила, а напротив, только усилила поддержку разношёрстной массы боевиков-исламистов в Сирии. Тех самых джихадистов, среди которых на ведущих ролях лидеры террористической «Джебхат Фатх аш-Шам» (переименованная «Джебхат ан-Нусра»).

Как и США, Турция не заинтересована в реальном отмежевании «умеренных» сирийских повстанцев от террористов «Джебхат» и тесно завязанных на неё целом ряде других джихадистских группировок. Вместе с турецкими военнослужащими в операции «Щит Евфрата» на севере провинции Алеппо продолжают участвовать боевики-исламисты «Ахрар аш-Шам», «Фейляк аш Шам», «Нур ад-Дин аз-Занки», воюющие с сирийскими правительственными войсками в городе Алеппо.

Американо-турецкий альянс в Сирии противоречит планам выйти на некие рабочие механизмы военного взаимодействия США и России. Анкара будет черпать из этого союза с Вашингтоном уверенность в оправданности собственного курса на поддержку «экстремистского интернационала» в Сирии. Что касается американской стороны, то её нарастание противоречий между Турцией и Россией устраивало при любой администрации в Белом доме. И нет никаких причин надеяться на «смену декораций» в этом вопросе после 20 января.

По другим персоналиям — потенциальным назначенцам на высокие посты в администрации Трампа — ещё больше тревоги и сомнений. Некоторых из них сложно заподозрить даже в малейшей расположенности к ведению «общего бизнеса» с Россией. Взять того же Джона Болтона, кому предрекают дипломатический фронт работы в ООН. Ранее уже занимавший должность постоянного представителя США при ООН (в 2005—2006 годах, в администрации Дж. Буша-младшего), ярый республиканец Болтон может вернуться в нью-йоркскую штаб-квартиру Всемирной организации.

Весной 2015 года Болтон отказался от участия в президентских выборах. С того времени он перешёл в лагерь Трампа, где услуги маститого дипломата оказались востребованы. Бывший американский постпред при ООН, считавшийся «ястребом» в администрации Буша-младшего, сторонник войны в Ираке 2003 года, исповедует, по собственному признанию, «рейгановскую внешнюю политику, которая ценит мир через силу».

Примерно в таких «рейгановских» тонах отстаивания интересов США на международной арене в целом и в отношениях с Россией в частности можно охарактеризовать будущий внешнеполитический курс администрации Трампа. Где представится возможность, команда 45-го президента не самоустранится от сотрудничества с Москвой, вплоть до дозированного взаимодействия в сфере борьбы с общими террористическими угрозами в Сирии. Но стержень ведения дел на Ближнем Востоке и в других регионах мира, представляющих для США стратегический интерес, останется неизменным. Это проведение линии на «мировую исключительность» Америки, что даёт ей «право первенства» на формулирование повестки в регионах своих интересов.

При всех предвыборных заверениях Трампа, что он решительно отказывается от тактики «смены режимов», к которой в избытке прибегала предыдущая администрация, ему просто могут не позволить реализовать на практике данное свое намерение. А как иначе, если на ключевых постах во внешнеполитической команде нового американского лидера будут расставлены такие люди, как генерал-лейтенант Флинн, «ястреб» Болтон или экс-кандидат в президенты (на выборах 2012 года) Митт Ромни. Последнего вашингтонские издания прочат в госсекретари США. Если Трамп на самом деле пойдёт на подобное кадровое решение, то Госдеп во главе с Хиллари Клинтон «образца 2009−2013» и, тем более, при нынешнем Джоне Керри может показаться России просто «идеальным партнёром»…

Подобранный Трампом дипломатический и военно-политический штат не будет заточен на сдерживание России по всем фронтам. Однако данный тренд, так или иначе, на Ближнем Востоке или в другом регионе, будет проявлять себя. Пусть и не в жёсткой форме, без каждодневного акцентирования «мессианской роли» Америки в глобальном масштабе, но обязательно найдёт свои проявления.

Идея реанимации американо-российских договорённостей по Сирии от 9 сентября хороша в качестве некоего ориентира для выхода Москвы и Вашингтона на ровный характер отношений, без скатывания к двусторонней конфронтации. Но в «сирийскую сделку» двух мировых держав был заложен компонент, определяющий ее изначальную нереализуемость, преодолеть который, при всём искреннем желании Трампа, практически невозможно.

Приоритетом для американцев остаётся разгром ДАИШ в Ираке, вытеснение «халифата» в Сирию, что ожидаемо ещё больше осложнит здесь военную ситуацию. С баз на территории арабских монархий, с авианосцев в Персидском заливе американцам намного удобнее крушить ДАИШ в Ираке. Здесь у них нет таких «ограничителей», как ВКС РФ, проиранские группировки, «путающийся под ногами» турецкий контингент и курдские партизаны.

Что касается полевой работы американцев на сирийском фронте, то здесь разрыв в системе «приоритеты — ресурсы» представлен с ещё большей очевидностью. Из примерно 5 тыс. американских военнослужащих в регионе проведения операции «Непоколебимая решимость» не более 10% в качестве «спецназовцев-инструкторов» дислоцированы в Сирии, преимущественно на её северо-востоке (Хасаке) и только несколько десятков — на юго-востоке, в районе границы с Ираком и Иорданией.

Одними воздушными ударами по террористам, сколь массированными и одновременно скоординированными между Россией и США они бы не были, добиться перехода от войны к миру в Сирии будет крайне затруднительно. Необходима опора на наземные вооружённые силы, которые бы в равной мере устраивали Москву и Вашингтон. Взять ту же процедуру совместного реагирования России и США на нарушения режима прекращения боевых действий, о которой они 9 сентября договорились в Женеве. Если такое реагирование сводить к нанесению авиаударов по виновникам срыва «режима тишины», то ситуация в Сирии примет характер необратимого хаоса. Иные же меры наказания нарушителей требуют или значительного уплотнения наземных войск России и США в арабской республике, или совместной опоры на местные силы. Первое исключено, для второго — нет даже предпосылок.

С правительственными войсками Сирии американцы дел иметь не желают, а опосредованный россиянами «канал общения» между Вашингтоном и Дамаском чреват сбоями в работе. Практически идентична ситуация в её зеркальном отражении — работа Москвы с «умеренными» повстанцами не заладилась с самого начала. И здесь не обошлось без влияния той же Турции на умы и настроения «умеренных» боевиков.

Разговоры о возвращении России и США к формату Совместного исполнительного центра на сирийском направлении во многом от лукавого. Бдительность Москвы или попросту усыпляется, или, что одно другому не мешает, выигрывается время для сведения счётов с ДАИШ в иракском Мосуле, пока «русские не могут разобраться с сирийским Алеппо».

Тем временем, Кремль не упускает военную и дипломатическую инициативу в Сирии из своих рук. Массированные удары ВМФ и ВКС по террористическим целям в середине ноября совпали с новостями об открытии российской стороной канала общения по Сирии с будущими американскими коллегами из администрации Трампа. «Сейчас важный переломный момент: приходит новая команда избранного президента Дональда Трампа. Мы начинаем контакты с людьми, которые, вероятно, будут помогать новому президенту», — 17 ноября сообщил спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД Михаил Богданов.

Не теряет времени в эти дни и сам Трамп. В апартаментах Trump Tower на нью-йоркской Пятой авеню он проводит консультации вокруг формирования своей администрации. Кадры в Белом доме после 20 января будут решать если не всё, то очень многое в вопросе возможной реанимации «сирийской сделки» США и России. А через неё, и в деле нормализации отношений двух мировых держав. Осталось дождаться расстановки Трампом своих фигур на новой доске Белого дома, и первого хода в обещающей стать очень интересной его партии с президентом России Владимиром Путиным.

(1) Michael T. Flynn, Our ally Turkey is in crisis and needs our support // The Hill, November 8, 2016.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/19/novaya-siriyskaya-partiya-rossii-i-ssha-pervyy-hod-za-trampom
Опубликовано 19 ноября 2016 в 13:47
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами