• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

«Трампшок»: Сенсация на выборах в США может вызвать эффект домино в Европе

Марин Ле Пен. Иллюстрация: express.co.uk

2016 год запомнится двумя важнейшими событиями: выходом Великобритании из Евросоюза и приходом к власти в Америке Дональда Трампа. Популисты в Старом Свете воспряли духом. Победа миллиардера может привести их к власти.

Самая популярная игра — популизм

Мейнстримовских политиков в подавляющем большинстве результаты президентских выборов в США, мягко говоря, напрягли. С неприкрытым энтузиазмом и радостью их встретили лишь популисты. В том числе и в Европе. Европейские противники мейнстримовской политики не скрывают, что надеются на повторение «трампшока» в Старом Свете.

Популизм становится главным инструментом в политической игре. Наступающий год может преподнести Европе немало сюрпризов. Главная надежда популистов на эффект домино. Фишек домино на европейском континенте в ближайший год, по крайней мере, теоретически может быть расставлено около десятка. Речь идет о выборах и референдумах в Италии, Австрии, Нидерландах, Франции, Германии, Дании, Каталонии и Чехии. К ним в любой момент могут присоединиться и другие страны.

Ожидания популистов строятся не на зыбком песке, а на вполне прочном фундаменте недовольства. Недовольства населения Европы всеми давно надоевшими и ничего (по мнению обывателей) не делающими старыми и привычными политиканами и деловым сообществом. Причин для острого недовольства европейцев более чем достаточно. Перечислять их можно долго, начиная от материального и социального неравенства и заканчивая мигрантами из стран Азии и Африки. Естественно, они вполне могут оказать влияние на ход выборов в перечисленных выше странах. Не удивительно, что прогнозировать результаты выборов с каждым днем становится все труднее.

«Думаю, сейчас мы начинаем понимать, что результаты опросов всегда немного несправедливы к кандидатам от экстремистских и националистических организаций и партий», — подчеркнул в интервью агентству Bloomberg старший консультант финансовой компании Nomura Боб Джаньюа.

Первыми слабость мейнстримовских политиков этим летом показали британские популисты. Референдум 23 июня, на котором большинство британцев изъявили желание покинуть Евросоюз, стал поворотной вехой в истории Соединенного Королевства и доказал, что мейнстримовская политика превратилась в колосс на глиняных ногах. К слову, он в определенной мере поставил под сомнение даже само существование «соединенного» королевства, потому что шотландцы и северо-ирландцы после брекзита (выхода Великобритании из ЕС) недвусмысленно дали понять Лондону, что они готовы покинуть королевство. Говоря о брекзите, необходимо подчеркнуть и то, что британские избиратели пропустили мимо ушей наставления всех главных международных организаций, начиная от МВФ и заканчивая НАТО, настоятельно советовавших им голосовать против брекзита. Игнорировали они и недвусмысленные советы уже бывшего президента США Барака Обамы.

Эпохальный апокалипсис

4 декабря пройдет очень важный референдум в Италии. Он не имеет прямого отношения к еврозоне или ЕС. Итальянцам предлагают высказаться по вопросу об изменениях в Конституции. Премьер-министр Италии Маттео Ренци уже пообещал уйти в отставку, если жители полуострова выскажутся против реформ главного закона страны. Премьер сильно рискует, поставив на карту свой пост. На душе у него сейчас, возможно, кошки скребут, потому что большинство опросов общественного мнения предсказывают ему поражение с небольшим отрывом. Очевидно, что проигрыш реформаторов будет означать дальнейший рост авторитета и популярности популистской партии «Движение пять звезд» (M5S) и националистической «Северной лиги за независимость Падании».

Один из создателей «Пяти звезд», переквалифицировавшийся в политики комик Беппе Грилло назвал в соцсетях победу Трампа «невероятной»: «Это дефлаграция (сгорание без взрыва) эпохи. Это апокалипсис ее информационной составляющей, телевидения, крупных газет, интеллектуалов, журналистов».

Движение «Пять звезд» уже контролирует немало городов, в том числе и таких крупных, как Рим и Турин. Оно призывает провести референдум о членстве Италии в зоне единой европейской валюты.

«Пришла наша очередь, — написал в твите после победы Дональда Трампа еще один итальянский „бунтарь“, Маттео Сальвини, лидер Северной лиги. — После Трампа на очереди победы наших европейских сторонников».

Поражение правящей партии на декабрьском референдуме может также вызвать внеочередные выборы в начале следующего года. По мнению экс-премьера Энрико Летты, которое озвучило авторитетное издание La Stampa, избираемые политики должны пересмотреть свои отношения с избирателями. Он также уверен, что клинтоновская модель, при которой карьеры политиков охватывают многие десятилетия, потерпела поражение и скоро исчезнет. «Традиционным партиям в том виде, в котором мы к ним привыкли, угрожает конец», — предсказывает экс-премьер.

В тот же самый день — 4 декабря австрийцы будут избирать своего президента. Им придется вернуться на избирательные участки, потому что результаты предыдущих выборов аннулированы из-за ошибок в подсчете голосов избирателей, голосовавших через интернет. В Австрии так же, как в соседней Германии, реальная власть в государстве принадлежит канцлеру. Тем не менее, к борьбе за кресло президента, пост которого носит в целом церемониальный характер, будет приковано всеобщее внимание. Дело в том, что впервые после Второй мировой войны к власти в западноевропейской стране может прийти представитель ультраправой партии. В мае кандидат от Партии зеленых Александр ван дер Беллен победил Норберта Хофера, кандидата от антимигрантской Австрийской партии свободы (FPO). Он набрал примерно на 30 тыс. голосов больше при том, что в выборах участвовало более 4,5 млн избирателей. Последние опросы свидетельствуют, что разрыв между соперниками в декабре может быть еще меньше.

Лабораторные опыты

Голландцам предстоит открывать избирательный сезон в Европе в 2017 году. Парламентские выборы в этой североевропейской стране состоятся 15 марта. К ним будет приковано внимание всего континента еще по одной причине — Голландия считается лабораторией европейской политики. В этом королевстве хрупкие политические коалиции не исключение из правил, а скорее правило. Достаточно сказать, что по прогнозам политологов в новый парламент могут пройти представители 13 (!) партий.

Антиисламская Партия свободы Герта Вилдерса (PVV) в ряде опросов не уступает Партии свободы и демократии (VVD) нынешнего премьер-министра Марка Рютте.

«Народ вернул себе страну, — написал в своем аккаунте в Twitter Вилдерс, который мечтает о „никзите“, т. е. референдуме о членстве Нидерландов в Евросоюзе. — Мы поступим точно так же». Вилдерс немного похож на Трампа не только физически. Например, копной волос, только белых. Они пользуются одинаковой риторикой.

«Посмотрите на нашу страну, — призывает Герт Вилдерс. — Мы собственными руками создали эту прекрасную и уникальную страну. Мы — единственный народ на планете, который живет в стране, большая часть которой создана его руками. Это великое достижение!»

В Голландии большой, более десяти лет опыт борьбы с популистами. У мейнстримовских политиков еще есть время для организации в оставшиеся до выборов месяцы эффективного отпора Вилдерсу. Рютте уже исключил возможность коалиции с Партией свободы. С другой стороны, трудно представить, как Вилдерс в случае победы на выборах сможет сам создать большинство в парламенте.

«С одной стороны, победа Трампа делает политику популистов более доступной и воспринимаемой электоратом, — считает профессор политологии из университета Гронингена Кис Аартс. — Но с другой, все партии и политики, которые могли бы сейчас спать, считая, что до мартовских выборов еще далеко, теперь, конечно же, проснутся».

Их мир рушится

Особняком в ряду посттрамповских домино стоит Франция с ее ультраправым Национальным фронтом (FN), возглавляемым Марин Ле Пен. Французские ультраправые уже познали вкус серьезных побед. Наблюдатели считают, что едва ли 23 апреля, когда состоится первый тур президентских выборов, избиратели, отдающие голоса националистам, в последний момент одумаются и проголосуют за умеренных консерваторов или левых.

Франсуа Олланд останется в истории Франции как самый непопулярный лидер страны. Его непопулярный предшественник Николя Саркози мечтает вернуться в Елисейский дворец, но для этого ему сначала необходимо стать единым кандидатом от Республиканцев, партии, которую он создал вместо дискредитировавшего себя «Союза за народное движение». Такой расклад может значительно повысить шансы Марин Ле Пен. Она, к слову, единственный лидер крупной политической партии Пятой республики, кто с самого начала поддерживал Дональда Трампа. В своем поздравлении в Twitter лидер FN написала, что «народ Америки освободился!» Позднее она заявила, что верит, что французы трепетно относятся к своей свободе, и что они разрушат систему, сковывающую их по рукам и ногам.

Еще совсем недавно перспектива того, что Дональд Трамп станет президентом США, казалась большинству разумных людей отдаленной и даже смешной. Схожие мнения можно слышать и в отношении Франции и Марин Ле Пен. Сейчас французские политологи засомневались: а не может ли история повториться и в Пятой республике? Французская и американская избирательные системы сильно отличаются друг от друга. Главное отличие состоит в том, что во Франции кандидат должен набрать не менее 50% голосов избирателей. Казалось бы, это делает сравнение между Америкой и Францией неуместным и все же…

Тенденции и причины, которые привели Трампа к власти в Америке, существуют и во Франции. Очень вероятно, что они позволят Марин Ле Пен показать хороший результат в мае 2017 года. Нельзя полностью исключать даже ее победу.
«Их мир рушится, — написал в твите правая рука Ле Пен, вице-президент FN Флориан Филлиппо, — а наш строится».

При оценке шансов лидера Национального фронта необходимо принимать во внимание опросы, утверждающие, что она уступает в популярности во втором туре президентских выборов сопернику от правоцентристов, стать которым больше шансов у Алена Жюпе.

В отличие от Трампа, Ле Пен в последние два года неоднократно участвовала в выборах. Она — политик с большим опытом избирательной борьбы. На последних выборах ее FN, выступающий за выход Франции из еврозоны, а при случае и из Евросоюза и резкое уменьшение количества мигрантов, набирает под 30% голосов. Это дает основание многим политологам говорить, что Марин Ле Пен просто физически не сумеет набрать 50,1% голосов. Главная ее проблема заключается в том, что ее призывы выйти из зоны единой европейской валюты пугают широкие слои французских избирателей. Например, пожилых жителей Пятой республики, менеджеров и образованных французов, которые боятся, что их сбережения в евро обесценятся в результате фракзита. Довод серьезный. Трамп обещал радикальные изменения в торговле и фискальной политике, но не говорил американцам, что девальвирует доллар. Если бы он это пообещал, то даже самые сердитые избиратели дважды бы подумали, прежде чем голосовать за него.

Выход из еврозоны остается огромным фактором неуверенности для многих французских избирателей. Настолько сильным, что главная его сторонница Марин Ле Пен рискует не набрать на выборах президента те дополнительные 20% голосов, которые ей понадобятся для того, чтобы стать хозяйкой Елисейского дворца. С другой стороны, неправильно слепо переносить результаты прошлых выборов на будущие. Эту аксиому вполне можно применить и к следующим выборам Ле Пен. Во-первых, для успокоения избирателей она может ослабить свой призыв выйти из еврозоны, что она, кстати, уже дважды проделывала. Во-вторых, президентские выборы во Франции сильно отличаются от региональных, департаментских, муниципальных и европарламентских, в которых Национальный фронт ни разу еще не получал больше 28% голосов избирателей. Во всех тех выборах французы выбирали партию. В мае же они будут голосовать за политика Марин Ле Пен. Вероятно и то, что они вполне могут участвовать намного активнее в выборах главы государства, чем в остальных выборах. Этот факт, как показал брекзит и американские выборы, может опровергнуть результаты всех соцопросов. Достаточно вспомнить историю участия Марин Ле Пен в президентских выборах 2012 года, через год после того, как она возглавила FN. Она набрала по 17,9% или свыше 6,4 млн голосов в первом туре. По любым меркам, это очень солидный результат для новичка.

Кто бы ни противостоял в мае 2017 года Марин Ле Пен слева, он не наберет 28% голосов, как это сделал Франсуа Олланд в первом туре прошлых выборов. Удачей для левых через полгода будут 12%, набранных пять лет назад Жан-Люком Меланшоном. Это значит, что участие во втором туре лидеру Нацфронта обеспечено. Если после брекзита и победы Трампа можно хотя бы еще немного верить опросам, то в решающем туре ее противником будет Ален Жюппе. Опросы прогнозируют, что опытный умеренный консерватор Жюппе во втором туре Ле Пен обойдет. Впрочем, Хиллари Клинтон тоже обходила Дональда Трампа до самой последней минуты.

Конечно, Жюппе — не Клинтон. Он, к примеру — член оппозиции, которая борется с крайне непопулярным правительством, а она еще совсем недавно работала в правительстве. И все же сходство между ними есть. Оба — очень опытные политики: Жюппе был премьер-министром и министром иностранных дел, а Клинтон сенатором и госсекретарем. Оба ассоциируются с мейнстримом, атлантизмом, защищают глобализацию, а в случае с Жюппе присутствует еще и сильная вера в Евросоюз. Обоих обвиняли в политической коррупции. Ален Жюппе был признан виновным и даже получил условный срок, правда, давно.

Можно найти немало сходства и в кампаниях Клинтон и Жюппе. Оба имели и имеют преимущество, если верить опросам накануне выборов, но у их сторонников не было сверхэнтузиазма. Ни у того, ни у другой нет ни харизмы, ни энергии эмоционально заводить толпу в отличие, кстати, от Марин Ле Пен или Дональда Трампа.

Политологи прогнозируют, что если во втором туре встретятся Жюппе и Ле Пен, то первый наберет примерно 60% голосов. В основе прогноза предпосылка, что Марин Ле Пен процентов на 20% менее радикальна, чем ее отец, который в 2002 году набрал на президентских выборах 18% голосов и вышел во второй тур с Жаком Шираком. Но политологи забывают, что мир за 14 лет сильно изменился. Они забывают о брекзите и еще не успели толком осознать победу Трампа.

Способна ли Марин Ле Пен повторить подвиг Дональда Трампа? У их кампаний немало отличий. Если говорить, например, о темпераменте, то Ле Пен в отличие от Трампа не любит рисковать. С одной стороны, она нажимает на те же кнопки и пытается расположить к себе тех же избирателей, с другой, она более робкая, когда дело доходит до громких и провокационных заявлений, которые становятся главными новостями всех агентств.

Конечно, Ален Жюппе может не преодолеть два тура консервативных праймериз, которые пройдут 20 и 27 ноября. Победителем вполне может стать Саркози. На это, к слову, и надеются многие сторонники Марин Ле Пен. Саркози будет более молодым и энергичным противником, но у него тоже есть скандалы. Причем, их намного больше, чем у Жюппе. Если Саркози выйдет во второй тур, то голосование так же, как в 2012 году, может свестись к выбору «да» или «нет», но отвечать на эти вопросы избиратели будут не в отношении лидера FN, а экс-президента.

Естественно, это не значит, что для Марин Ле Пен в 2017 году открыта дорога к президентству, но после победы Трампа такая мысль кажется уже не такой абсурдной, как до 8 ноября. Мало того, ее победа сейчас кажется вполне возможной.
Сама лидер Национального фронта согласна с тем, что победа Дональда Трампа значительно повысила ее шансы. Она считает, что результат президентских выборов в США «сделал возможным то, что раньше представлялось как невозможное».

Германия тоже не застрахована

«Может ли „трамп“ случиться в Германии?» — задалась на днях вопросом главная немецкая ежедневная газета Bild. И сама же на него ответила, что может. Так же, впрочем, как и в другой стране.

В Германии, благодаря системе конституционных сдержек и балансов, сползание к диктатуре, по идее, невозможно. К тому же, ФРГ считается в Европе страной, где популисты имеют меньше всего авторитета. Выборы в федеральный парламент осенью следующего года покажут, насколько сейчас соответствует действительности это сложившееся после войны убеждение. Опрос Politbarometer для радиокомпании ZDF показал, что 82% опрошенных немцев считают, что победа Дональда Трампа не принесет ничего хорошего. 65% полагают, что отношения с США при Трампе ухудшатся.

«Демагогический популизм — это проблема не одной Америки, — пояснил министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле Bild.- Политические дебаты везде на Западе находятся в тревожном состоянии».

Один из лидеров националистической партии «Альтернатива для Германии» (AfD) Фрауке Петри считает, что победа Трампа может послужить для Германии уроком: «Так же, как американцы не поверили результатам опросов мейнстримовской прессы, так и немцы тоже должны найти смелость оставить свой след в ходе голосования».

Сентябрь выдался для немецких популистов особенно удачным. AfD набрала на земельных выборах в Саксонии-Анхальте 24,6% голосов, в Северном Рейне-Вестфалии — 12,6% и в Баден-Вюртемберге — 15,1%. У партии сейчас 9 депутатов в земельных парламентах. Ей вполне по силам получить места и в бундестаге в следующем году. Сейчас, согласно опросам, за нее готовы проголосовать 13% немцев.

Канцлер Ангела Меркель до сих пор не раскрыла своих планов и не заявила официально, будет ли она вновь избираться на пост главы правительства. Она уже потерпела несколько ощутимых поражений на выборах в землях из-за своей политики открытых дверей. Против этой политики жестко выступает AfD, созданная всего лишь три года назад. Что же касается Дональда Трампа, то он, кстати, называет ее «безумной». Кстати, победа миллиардера в США может подтолкнуть Меркель четвертый раз выдвинуть свою кандидатуру на пост федерального канцлера ФРГ.

Трамп несколько месяцев ругал Меркель и обвинял ее в том, что она разваливает Германию, но сейчас, после победы, начал хвалить. Немецкий канцлер, в отличие от большинства мировых лидеров, сухо поздравила нового американского президента: «Германию и Америку связывают общие ценности: демократия и свобода, а также уважение к закону и достойное отношение абсолютно ко всем людям независимо от происхождения, цвета кожи, веры, пола, сексуальной ориентации или политических взглядов…»

Популисты повсюду

Критическая ситуация может сложиться или вернее уже сложилась в Дании. Правительству Ларса Лёкке Расмуссена угрожает вотум недоверия. В северном королевстве с каждым днем все увереннее говорят о внеочередных выборах, которые могут состояться уже в ближайшие месяцы. Оппозиционной ультраправой Датской народной партии Кристиана Тулесена Даля прочат много голосов. Сам лидер националистов победу Дональда Трампа, конечно, приветствует. Он считает ее сильнейшим ударом по истеблишменту и глобализации.

В прошлом месяце каталонские партии, выступающие за независимость региона, одержали новую победу. Сепаратисты с очень маленьким перевесом выиграли голосование по проведению «ясного» и «обязывающего» референдума по отделению от Испании. Референдум должен состояться до конца сентября 2017 года. В случае победы сторонников независимости, уже в марте 2018 года могут состояться парламентские выборы в новом государстве.

Каталонские сепаратисты настроены решительно. В законе, принятом региональным парламентом, подчеркивается, что референдум должен состояться даже в том случае, если правительство Испании запретит его проводить. Естественно, Мадрид сделает все, чтобы референдум запретить.

Говоря о резком подъеме популизма в Старом Свете в последнее время, стоит вспомнить и Чехию. Чешские популисты с нетерпением ждут октября 2017 года. После недавней победы на местных выборах медиамагнат и министр финансов Чехии Андрей Бабиш вправе рассчитывать на кресло премьер-министра. Партия «Акция неудовлетворенных граждан» (ANO), основанная им в 2011 году, опережает в опросах приблизительно на 10% социал-демократов. В Чехии Бабиша нередко сравнивают с Сильвио Берлускони. У него настолько обширные деловые интересы, что чешский парламент решил принять закон о конфликте интересов, который вынудит его избавиться от части компаний и активов, но это едва ли помешает ему через год прийти к власти.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/13/trampshok-sensaciya-na-vyborah-v-ssha-mozhet-vyzvat-effekt-domino-v-evrope
Опубликовано 13 ноября 2016 в 23:13
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами