• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Абхазия: Есть ли смысл бороться за власть?

Антон Кривенюк

В Сухуме арестован первый подозреваемый по делу о подготовке покушения на депутата парламента Кана Кварчия. Секретарь Совета безопасности страны Мухаммед Килба сказал, что могут появиться и другие подозреваемые. Дело о подготовке покушения на Кварчия может еще более обострить политическую обстановку в Абхазии.

17 октября при подготовке взрывного устройства в густом парке Абхазского телевидения взорвался человек. Пока достоверно непонятно, что случилось, но подрывник явно не собирался погибать. Данные, найденные в его телефоне, дали убедительные основания говорить о подготовке покушения на депутата парламента страны Кана Кварчия, а также, возможно, подготовке террористических актов в разных районах абхазской столицы.

Спустя буквально несколько дней многим было известно о том, что вероятный организатор покушения или один из организаторов может иметь отношение к оппозиционной партии «Амцахара».

Арест первого подозреваемого по этому делу делает эту версию вероятной, так как арестован близкий родственник одного из представителей этой партии Виталия Корсантия. Местонахождение его самого неизвестно.

На этом фоне блок оппозиционных сил проводит встречи в регионах. Риторика лидеров оппозиции не просто жесткая, ряд политических сил назвал ее в специальном заявлении «угрожающей национальной безопасности».

Оппозиция, в которую объединены несколько политических сил, будто действительно готовится к перевороту. Среди сил, идущих в активное наступление, выделяются возглавляемые Леонидом Лакербая и Асланом Бжания. Оба политика воспринимаются как креатуры бывшего президента Александра Анкваба — первый был при нем премьер-министром, второй — главой Службы госбезопасности. Постепенно в качестве основного оформляется новый слоган оппозиции — «верните нам Анкваба».

Все эти события происходят за несколько месяцев до планируемых в начале весны парламентских выборов. Возникает ощущение, что основная цель противостоящих власти политических сил заключается в досрочной смене исполнительной власти. Хотя, с другой стороны, жесткость политической риторики поможет оппозиционерам, в случае если переворот не сложится, упрочить позиции перед выборами в парламент, которые обещают быть жесткими.

Но сейчас очень отрицательно на позициях оппозиционных сил отразится эта история с подготовкой покушения на Кана Кварчия, депутата парламента, сторонника президента Рауля Хаджимба. Если расследование продемонстрирует материалы, доказывающие, что планировавшиеся теракты ставили целью дестабилизацию обстановки в стране, у власти появится возможность нанести серьезный удар по оппонентам.

Нынешний демарш противников Хаджимба интересен тем, что в корне отсутствуют любые лозунги, программы, идеи, касающиеся социально-экономической, политической повестки, отношений с Россией, и т. д. Нет ничего, кроме выражения человеческой ненависти персонально к ряду фигур, с которыми ассоциируется действующая власть.

О реформах, что вообще эти люди собираются делать, если вернутся во власть, нет ни слова. Поражающая интеллектуальная бедность, полное обнуление смыслов политической деятельности.

А между тем это и правда важный вопрос. Совершенно непонятно, на что весь этот большой круг людей надеется. Просто разделить должности и начать жить не получится. Сравнительное благополучие 2009−2013 годов объясняется не только довольно высокими объемами российской финансовой помощи, она поступает и сейчас, но в первую очередь тем, что все эти деньги поступали, можно сказать, в полное распоряжение президента и становились «топливом» для воспроизводства власти.

Сегодня ситуация в корне иная. Во-первых, инфляционные процессы сократили фактический объем денежной массы, а во-вторых, возможности манипулирования этими деньгами сведены к минимуму. Устроить жизнь по-старому не получится. А мобилизовать внутренние резервы прежняя элита не умела вообще. Весь реальный сектор был в тени. Сегодня, кстати, дела с этим обстоят лучше.

Так вот, денег нет. Представлений о том, что нужно делать у оппозиции тоже нет. Зато есть широкий до бесконечности круг людей, готовых занять места, чтобы поправить заметно ухудшившиеся дела. При этом проблем объективно становится больше, чем пять лет назад. Особенно острым становится инфраструктурный кризис, ни у кого нет никаких идей, что делать с рассыпающимся материальным наследием советской эпохи.

Интересно, кто сказал всем этим людям из оппозиции, что им удастся продержаться в таких условиях у власти хотя бы полгода?

С другой стороны, опасность бесконечных политических кризисов в том, что государство рискует вообще остаться без даже имитации управления. Власть крайне слаба. Только связано это не с личностными качествами президента или других политиков, а с усиливающимися, неразрешимыми социально-экономическими проблемами.

Паралич политической воли исключает надежду на какие бы то ни было позитивные изменения. Последние кадровые назначения говорят о том, что Рауль Хаджимба строит круговую оборону от противников и будет занят борьбой за политическое выживание, бороться за то, чтобы быть номинальным символом власти, удержаться в должности до 2019 года, до окончания срока президентских полномочий. Достичь прорывов в экономическом и социальном созидании в такой обстановке невозможно.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/08/abhaziya-est-li-smysl-borotsya-za-vlast
Опубликовано 8 ноября 2016 в 19:40
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами