• USD 63.17 +0.13
  • EUR 70.87 +0.19
  • BRENT 49.03

Вслед за Зурабовым: может ли посольство РФ в Белоруссии решать стоящие перед ним задачи

В ходе кадровых перестановок в рядах российских госчиновников своего поста лишился посол РФ на Украине Михаил Зурабов. У подавляющего большинства людей, интересующихся украинской проблематикой, его отставка вызвала лишь один вопрос: почему это случилось только сейчас? Действительно, вряд ли кто-то сможет поспорить с тем, что российская дипломатия, традиционно слабая на всём постсоветском пространстве, на украинском направлении провалилась особенно феерично. Зурабова уже давно обвиняли и в коррупции, и в совместных бизнес-проектах с представителями новой украинской власти (прежде всего, с Петром Порошенко), и во многом другом. Справедливость этих обвинений могут подтвердить лишь правоохранители, однако один пункт, вменяемый бывшему руководителю российской дипмиссии на Украине, заслуживает отдельного внимания: никто толком не мог объяснить, чем именно занимается Зурабов в Киеве. На фоне традиционной активности посольств США и крупных европейских государств фактически полное «отсутствие» посла России на ключевом для Москвы направлении выглядело крайне абсурдно и нелепо.

Так или иначе, Зурабов отправлен в отставку. В связи с этим вновь приобретает актуальность вопрос о профпригодности и соответствии текущим реалиям других российских послов в постсоветских странах. Речь, в частности, идёт о Белоруссии.

Каковы основные тенденции, характеризующие нынешнее состояние российско-белорусских отношений? Во-первых, Белоруссия предпринимает серьёзные политико-дипломатические усилия по налаживанию отношений с ЕС и США. С начала событий на Украине, когда Александр Лукашенко фактически отказался поддержать своего официального союзника, Россию, и начал разыгрывать карту «миротворца», белорусские власти проделали на западном направлении весьма основательную работу. С Белоруссии были сняты санкции Евросоюза, действовавшие десять лет, Минск также намеревается обсудить с Вашингтоном возможность взаимного возвращения послов (последний на данный момент американский посол Карен Стюарт была удалена из Белоруссии в 2007 году). Высшие белорусские госчиновники проводят регулярные консультации с представителями Евросоюза, встречаются с сотрудниками Госдепа США и Пентагона. Фактически Лукашенко никогда ранее не был для Запада настолько «своим». Однако стоит отметить, что никаких дивидендов, выражающихся в столь нужных Белоруссии миллиардах долларов и евро, это ему не принесло.

Во-вторых, Белоруссия находится в состоянии системного экономического кризиса. Некоторое оживление экономики, которые фиксируют официальные статистические ведомства в последние месяцы, не должно никого обмануть: падение белорусской экономики — долгосрочное явление, имеющее массу вполне очевидных причин. Руководство Белоруссии, так гордящееся тем, что оно, в отличие от России «сумело сохранить производство», никак не может признать очевидного — белорусские товары банально неконкурентоспособны. Они просто не могут сравниться по качеству с европейскими, а по цене с китайскими аналогами. В результате это приводит к тому, что устойчивую прибыль в Белоруссии получают предприятия, специализирующиеся на экспорте калийных удобрений и продуктов нефтепереработки, а также транспортировке газа. А большинство местных «промышленных гигантов» работает в убыток и существует на государственные дотации, которые, в свою очередь, обуславливаются наличием различных видов экономической помощи и преференций со стороны России. При этом достаточно очевидно, что экономическое положение самой России таково, что позволить себе просто содержать Белоруссию она не может, помимо того, что это вообще очень странно выглядит, особенно если учитывать постоянные претензии Лукашенко на самостоятельность. В свою очередь, Запад, с которым белорусские власти так стремятся «наладить отношения», отнюдь не спешит спонсировать неплатежеспособный Минск. В частности, МВФ так и не выделил Белоруссии новый кредит, хотя минские чиновники анонсировали скорое открытие новой кредитной программы фонда ещё осенью прошлого года. Представители ЕС, как это у них принято, ограничиваются обещаниями в будущем предоставить некие «инвестиции» и «технологии» — разумеется в ответ на максимальную политическую и экономическую сговорчивость белорусских властей. По факту же они просто ждут, что пресловутый «дрейф Белоруссии на запад» оплатит Россия.

В-третьих, столкновение интересов официальных союзников — России и Белоруссии — в последнее время всё чаще выходит за сугубо политические и экономические рамки. Белоруссия самым серьёзным образом способствует укреплению военного потенциала Украины. Белорусские специалисты помогают в ремонте украинской боевой техники из «зоны АТО» и участвуют в совместных военных разработках, белорусским дизтопливом заправляются украинские танки, на Украину поставляется белорусская продукция военного назначения — прежде всего, прицелы и приборы наведения, Киев в качестве армейских грузовиков закупает у Минска МАЗы. Помимо этого, согласно заявлениям ряда российских и американских экспертов, белорусское оружие периодически всплывает на Ближнем Востоке, оказываясь в руках «Исламского государства» (запрещённая в России организация — EADaily) и других террористических группировок, ведущих боевые действия в том числе и против ВС РФ.

В-четвёртых, белорусские власти фактически дали отмашку на распространение национализма. Белорусский национализм, долгие годы смевший вылезать из подполья лишь несколько дней в году в специально отведённых для этого местах, сейчас практически полностью легализован. Нет смысла вновь напоминать о каких-нибудь очередных «днях вышиванки», давно уже ставших неотъемлемой частью современных белорусских реалий. Дело даже не в том, что власть пытается «перехватить» монополию на распространение националистических идей у оппозиции. Просто благодаря тому, что Россия никогда не уделяла должного внимания прямой работе с политизированной частью белорусского общества, особенно с молодёжью, общий основной настрой этой прослойки является выраженно русофобским. Показательным здесь является явное идеологическое единство двух основных пассионарных молодёжных групп — либералов и ультраправых (напомним, именно такое единение стало одной из движущих сил переворота на Украине). Белорусский «нацбилдинг» ещё не вышел на проектную мощность, на данный момент в Белоруссии пока не сложилось необходимых условий для создания очередной «нации» постсоветского образца. Однако уже очевидно, что эта «нация» будет конструироваться по украинским образцам, и политические воззрения иметь соответствующие.

В этих условиях перед Россией на белорусском направлении стоят сложнейшие задачи, обусловленные в первую очередь становящейся всё более явственной перспективой очередного стратегического поражения. Можно ещё долго снабжать Белоруссию деньгами, пытаясь вовлечь её в очередные интеграционные проекты, однако при этом вполне очевидно, что будущая (а в своей значительной части и нынешняя) белорусская элита в качестве своего главного внешнеполитического приоритета рассматривает отнюдь не Россию. В ситуации, когда на пути скорейшего превращения Белоруссии в полноценную Украину-2 стоит лишь слабо предсказуемый и ненадёжный Лукашенко, для России априори не существует каких-либо благоприятных сценариев.

Придворный российский политолог Сергей Караганов, говоря об ошибках Москвы на постсоветском пространстве, в интервью Der Spiegel заявил: «В ближайшем прошлом мы не имели никакой внятной политики по отношению к нашим ближайшим соседям — постсоветским странам. Единственное, что мы делали — субвенционировали и покупали элиты. Деньги частично крались — с обеих сторон. И, как показал конфликт на Украине, так невозможно избежать глобального кризиса». Если схема, при которой ставка делается на взаимодействие с одной лишь властью, действительно наконец-то признана в верхах РФ ошибочной, то белорусское направление здесь является особенно показательным. До сих пор единственным контрагентом России в Белоруссии является Лукашенко, хотя данную ситуацию можно было изменить множество раз.

Нет сомнений в том, что если Россия всерьёз намерена сохранить Белоруссию в орбите своего влияния, то первоочередная задача для неё — достучаться до белорусского общества. Большинство белорусов в той или иной степени поддерживают Россию, но на общественно-политическом уровне эта поддержка никак не актуализирована. Совсем недавно к России хорошо относилось и большинство жителей Украины. Но пассивным большинством легко манипулировать, и кто знает, кому в следующий раз придумают очередную «российскую агрессию», и кто после этого в массовом порядке захочет убивать «вату» и «колорадов». В Москве очень любят напоминать белорусам об общем прошлом, но при этом редко думают о формировании образа будущего. Однако Москва может гарантировать положительное решение «белорусского вопроса» для себя лишь в том случае, если нациостроительство в Белоруссии будет проходить в контексте тех процессов, которые постепенно развиваются внутри самой России, и если белорусы в будущем станут воспринимать себя прежде всего как неотъемлемую часть большой русской нации.

В экономическом плане Россия тоже оказывается так или иначе вовлечена в нарастающие проблемы Минска. В этой сфере Москве также предстоит решать сложнейшие вопросы, связанные с интеграцией белорусской экономики на своих условиях. До сих пор Россия либо покупала Минск, платя подчас огромную цену за временную лояльность, либо старалась принудить его к чему-либо, перекрывая доступ к тем или иным ресурсам. Но полноценное экономическое проникновение невозможно без формирования собственного положительного образа, и, соответственно, здесь мы вновь так или иначе погружаемся в гуманитарную сферу. Продолжит ли Россия настаивать на уже изрядно поистрепавшейся «евразийской интеграции» или, что более уместно, предложит Белоруссии собственный (не западный) европейский проект, или речь вообще пойдёт о чём-то третьем — в любом случае, для того, чтобы любая из этих идей нашла реальную поддержку в белорусском обществе, России нужен принципиально иной политико-дипломатический инструментарий, нежели тот, что имеется у неё в Минске на данный момент.

Российское посольство в Белоруссии с 2006 года возглавляет бывший губернатор Алтайского края Александр Суриков. Всё это время видимая часть его деятельности сводится к периодическим пресс-конференциям для СМИ, в ходе которых он рассказывает об очередных достижениях «братской интеграции», уделяя особое внимание газовому и нефтяному вопросу. Никакой реальной активности посольство не проявляет, «лишних движений» не делает. Одно время там периодически устраивались конференции с участием местных пророссийских активистов, но эти мероприятия не оказывали никакого видимого влияния на ситуацию вокруг ориентированной на Россию части белорусской интеллигенции. Сейчас нет даже этого. В 2010 году Суриков заявил, что Москва не будет поддерживать в Белоруссии никакие пророссийские силы, и единственный, кому она окажет поддержку — Александр Лукашенко. Сегодня, спустя шесть лет, сотрудники посольства, видимо, памятуя о заветах своего начальства, в приватных разговорах рассказывают сторонникам России о прелестях жизни в современной Белоруссии — низкие цены, спокойная обстановка. А деятельность нынешних официальных «пророссийских организаций» в Белоруссии усилиями диппредставительства РФ фактически сведена к редким пенсионерским банкетам.

Периодически посол РФ высказывается и по терминологическим вопросам. В частности, весной текущего года он заявил, что поддерживает произношение «Беларусь» вместо Белоруссии. Следует отметить, что после украинских событий «Беларусь» вслед за «в Украине» в общем и целом исчезла из лексикона российских политиков и СМИ, и сейчас на таком произношении настаивает либо местный официоз, либо местные же националисты. Кроме того, ранее Александр Лукашенко рассказывал, что Суриков не смог разъяснить ему суть понятия «Русский мир».

Примерно в том же духе действуют и другие профильные мидовские структуры. И вопрос, в чьих интересах они действуют, является далеко не праздным. В частности, при прямом участии главы представительства «Россотрудничества» в Белоруссии Александра Ломакина был инспирирован раскол в старейшей организации российских соотечественников в республике — Минском обществе русской культуры «Русь». Через некоторое время после этого руководство местного филиала «Россотрудничества» сменилось, однако никаких принципиальных изменений в его деятельности (вернее, в полном отсутствии таковой) не произошло.

Как характеризуют кредо престарелого посла РФ в Белоруссии сами пророссийские активисты, «его главной задачей является спокойная и размеренная жизнь и отсутствие серьезных потрясений». По всей видимости, таких же принципов в своей работе придерживался и Михаил Зурабов. Итог общеизвестен — антироссийский государственный переворот и война. На возражения о том, что ситуация в Белоруссии серьёзно отличается от украинской в сторону большего спокойствия, стоит отметить, что самая значительная часть каденции Зурабова пришлась на президентство Виктора Януковича, когда иллюзорное затишье позволяло российским чиновникам докладывать наверх именно о том, что на вверенном им участке «всё спокойно». А того, что творилось на Украине на самом деле, посол не видел, и происходящим вокруг интересовался, судя по всему, слабо.

Видит ли то, что зарождается в Белоруссии, тамошний глава российской дипмиссии? Интересуется ли теми крайне интересными процессами, которые постепенно начинают оказывать всё более серьёзное влияние на ситуацию в этой небольшой постсоветской республике? Эти и многие другие вопросы приобретают в нынешних условиях всё большую актуальность буквально с каждым днём. Времени на адекватный ответ осталось очень мало.

Владимир Зотов, шеф-редактор Западной редакции EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/02/vsled-za-zurabovym-mozhet-li-posolstvo-rf-v-belorussii-reshat-stoyashchie-pered-nim-zadachi
Опубликовано 2 августа 2016 в 23:03
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами