• USD 59.16 -0.12
  • EUR 69.49 -0.16
  • BRENT 63.95 +0.95%

Стратегия Либермана — коллективная ответственность за террор: Израиль в фокусе

Новый министр обороны Израиля Авигдор Либерман

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского общественного деятеля и публициста Александра Непомнящего, под заголовком «Будни израильской войны».

Сарона, колония немецкой секты темплеры, была основана поблизости от Яффы еще в конце XIX века. С тех пор Тель-Авив, разросшийся за сто лет своего существования, поглотил и Яффо (Яффу), и Сарону, на месте которой несколько лет назад вырос изящный и живописный торгово-развлекательный комплекс, ставший одним из наиболее излюбленных мест времяпрепровождения жителей Тель-Авива и окрестностей.

Учитывая же близость «израильского Пентагона» — «ха-Кирьи» — военного городка, включающего Генштаб, офисы министерства обороны, а также других служб безопасности, и расположенного буквально напротив, посыл последнего теракта был более чем очевиден.

На этот раз террористы атаковали не в Хевроне, не в Гуш Эционе, не в Иерусалиме, и вообще не в областях, освобождённых в ходе Шестидневной войны, а, фактически, в самом центре богатого, светского, интернационального и пацифистского Израиля, в его рыхлом и мягком подбрюшье.

Сюрреалистический эпизод, произошедший во время теракта, характеризует этот район особенно четко.
Полицейский, проживающий в непосредственной близости от торгового центра «Сарона», встретил возле своего дома разбегающихся с места теракта людей. Он бросился домой за оружием, по дороге, простосердечно пригласив в свою квартиру, как он в тот момент решил, одного из спасшихся, просившего воды.

Лишь спустя несколько минут, увидев, как задерживают одетого в строгий костюм террориста, он сообразил, что оставленный в доме наедине с женой и детьми аналогично одетый «иностранец» — и есть второй нападавший. Он успел вернуться и вместе с другими полицейскими задержал террориста, предотвратив трагедию. Остается добавить, что жена участливого полицейского — дочь бывшего начальника полиции Израиля Асафа Хейфеца, раненного в 1978 году неподалеку от этого места в бою с террористами, захватившими пассажирский автобус.

***

Оба арестованных террориста принадлежат к большому арабскому клану Махамрэ, проживающему в древнем городе Ята (упоминаемом в ТАНАХе под названием Юта) и расположенном к югу от Хеврона.

Горькая ирония состоит в том, что клан Махамрэ (в переводе с арабского языка это означает «виноделы», запретную в исламе профессию) по собственной традиции считает себя потомками евреев. Это подтверждается и целым рядом практикуемых ими обрядов, очевидно, восходящих к еврейским обычаям.

Неясно до конца, как давно Махамрэ приняли ислам, однако, как видно, стремясь доказать свою приверженность «истинной вере», а может, и унаследовав еврейскую черту доходить в любой идеологии до крайности, известные своим радикализмом члены клана в последние три десятилетия регулярно становились участниками особо тяжелых терактов.

Один из родственников террористов, являющихся, к слову, двоюродными братьями, отбывает в израильской тюрьме семь пожизненных сроков за участие в террористической ячейке, убившей четырех израильтян в 2002 году. Другой, также имевший отношение к нападениям на израильтян, был отпущен на свободу в рамках сделки по освобождению Гилада Шалита.

Уже на следующий день после теракта, утром в четверг, 9 июня, руководство «Бригад Изаддина аль-Касама» военной структуры ХАМАСа, подтвердило, что террористы принадлежали к этой группировке. Вместе с тем, не исключено, что совершившие атаку террористы ассоциировали себя с «Исламским государством». Неслучайно один из них лишь недавно закончил обучение в университете Мута в городе Эль-Карак, в Иордании, где, несмотря на противодействие местных властей, нарастает влияние ИГИЛ.

Кроме того, сам теракт с расстрелом, сидящих в кафе людей, больше напоминал акции ИГИЛ, чем взрывы смертников, характерные для ХАМАСа. Наконец, и то, что службам безопасности, обладающим разветвлённой агентурной сетью внутри ХАМАСа, не было ничего известно о готовящемся теракте, тоже кажется странным.

Так или иначе, подробности текущего расследования сейчас засекречены и, если станут известны, то лишь через некоторое время. Заявление главы автономии Махмуда Аббаса, очевидно ориентированное на западную прессу, не должно было удивить тех, кто не строит иллюзий в отношении престарелого террориста. В максимально сдержанном тексте не содержалось ни осуждения действий конкретных террористов, ни выражения соболезнования семьям погибших, ни критики руководства ХАМАС, приветствовавшего теракт.

Официальное же заявление его организации ФАТХ было ещё откровеннее. Теракт в Тель-Авиве был назван «естественной реакцией на поселенческую деятельность»… Впрочем, странно было бы ожидать иного от террористической группировки, созданной для уничтожения еврейского государства, если в схожем ключе высказался и мэр Тель-Авива, представитель израильской левой «Партии труда» Рон Хульдаи.

Уже на следующий день после теракта, в интервью «Армейскому радио», Хульдаи безапелляционно связал акцию террористов с «оккупацией», заодно выразив уверенность, что «ситуация должна сильно ухудшиться, чтобы израильтяне осознали необходимость оставить поселения».

Каким образом отступление из Иудеи и Самарии, напрямую ведущее к созданию колоссального анклава исламских фундаменталистов в сердце страны, способно обеспечить безопасность оставшимся частям Израиля, Хульдаи, напрочь проигнорировавший горький опыт авантюры «размежевания», разумеется, не уточнил.

***

Последний теракт стал первым серьёзным испытанием для нового министра обороны Авигдора Либермана. Его предшественник, Моше Яалон стремился максимально разделить непосредственных исполнителей терактов от остального арабского населения Иудеи и Самарии. Согласно такой логике, ХАМАС и другие террористические группировки, действующие по принципу «чем хуже, тем лучше» как раз заинтересованы в том, чтобы как можно больше арабских жителей пострадало бы от ответных действий армии Израиля, и в итоге подключилось бы к акциям террора. Поэтому Яалон старался, чтобы, по ходу борьбы с террором, права арабских жителей Иудеи и Самарии, включая даже ближайшее окружение террористов, ущемлялись бы минимально.

Первые шаги, предпринятые Авигдором Либерманом, говорят о том, что он придерживается иной позиции. Либерман аннулировал несколько сотен разрешений на работу в Израиле для всех членов клана Махамрэ и приказал полностью блокировать выезд из города Ята.

Помимо этого, он отменил 83 тысячи разрешений на посещение арабами Иудеи и Самарии своих родственников в Израиле в дни начавшегося сейчас мусульманского праздника Рамадан и несколько сотен разрешений жителям Газы прибыть в Иерусалим для молитвы на Храмовой горе. Он также распорядился прекратить выдавать трупы террористов их семьям.

Яалон, занимавший в период службы пост начальника генштаба, безусловно, был профессионалом в военной сфере, обладая в этой области впечатляющим опытом, которым Либерман похвастаться не может. В то же время, вопрос о том, какие меры могут быть наиболее эффективны для подавления террора и создания атмосферы, в которой арабское население потеряет охоту поддерживать террористов, является скорее, не военным, а политическим.

К слову, и среди профессиональных военных есть сторонники подобного подхода. Так, бывший командир батальона специального назначения «Дохифат», а впоследствии бригады «Эциони», полковник в отставке Эрез Винер опубликовал на израильском новостном портале NRG материал, в котором перечислил шаги, необходимые для подавления мотивации жителей Яты участвовать в терроре. Кроме призыва немедленно разрушить дома террористов и изгнать ближайших членов их семей, он озвучил целый ряд дополнительных мер, касающихся остальных жителей города. Речь шла об осуществлении тех действий, которые полиция и службы безопасности до сих пор не предпринимали, желая избежать нагнетания ситуации.

Среди них: снос незаконных построек; жесткое пресечение вторжений крестьян и пастухов на прилегающие к городу области, используемые армией в качестве полигонов; сбор налоговых задолженностей; задержание скрывающихся воров и других уголовников; закрытие незаконных каменоломен и других бизнесов, не имеющих разрешений. Все это, по его словам, должно создать давление, вынуждающее весь клан задуматься о целесообразности пресечения террористической тенденции среди его членов.

Одним словом, если, несмотря на уже озвученное недовольство Госдепартамента, традиционно призвавшего израильтян к сдержанности, Либерман будет последователен в своем подходе и не отступится от выбранной линии в течении ближайших дней, станет возможно оценить, является ли комплекс этих мер более действенным, нежели стратегия предыдущего министра.

***

В конечном итоге, последний теракт вновь напомнил израильтянам несколько простых и грустных истин. Бурно празднующие убийство израильтян жители арабских городов, раздающие конфеты и стреляющие на радостях в воздух напомнили о том, что «арабы — все те же арабы».

Ведущие западные СМИ, отказавшиеся назвать убийц террористами и предпочитающие именовать их «вооруженными людьми», напомнили о том, что отношение к евреям в мире не особенно изменилось со времён крестовых походов и других вариантов «окончательного решения».

Нерешительность полицейских, сомневавшихся в том, можно ли стрелять по террористам, описанная очевидцами событий, напомнила о преследуемом военной прокуратурой солдате Эльоре Азарии, добившем в марте раненого террориста в Хевроне и по-прежнему находящемся под судом.

Наконец, выбор в качестве цели для теракта тель-авивского центра развлечений, напомнил о том, что война, которую ведёт Израиль, происходит не за Иудею и Самарию, но за само право существовать в каких бы то ни было границах.
И еще о том, что в этой войне есть лишь одно, чего действительно боятся его враги. И это потеря земли. А потому, не уступки и отступления, а, наоборот, постепенное, но последовательное распространение суверенитета, лишь оно способно привести израильтян к победе. (9tv.co.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «О коллективном лицемерии».

На днях комиссар ООН по правам человека, иорданский принц Зеид Раад аль-Хусейн назвал отмену разрешений, выданных палестинцам на въезд в Израиль «коллективным наказанием», которое запрещено международным законодательством. Как известно, министерство обороны отозвало все разрешения, общим числом около 80 тысяч, выданные палестинским арабам на посещение Израиля во время Рамадана. Кроме того, после атаки террористов в Тель-Авиве армия блокировала Газу и палестинские территории Иудеи и Самарии до окончания праздника Шавуот. Решение израильского правительства осудил также МИД Франции. Его глава Жан-Марк Эйро заявил, что оно грозит привести к эскалации насилия.

Международное сообщество не смогло проигнорировать теракт в Тель-Авиве, но все же нашло причину раскритиковать Израиль, который наказывает тысячи «невинных палестинцев». Никто из критиков не обратил внимания на уточнение: во время блокады жители территорий будут допускаться в Израиль по экстренным медицинским или гуманитарным соображениям, а в пятницу им будет разрешено молиться на Храмовой горе.

Организация «Amnesty International» постоянно обвиняет Израиль в нарушении международного законодательства, имея в виду блокаду Газы и разрушение домов террористов. Отдельные нарекания вызвали новые правила, введенные в разгар «интифады длинных ножей». Ведь они разрешают сносить дома террористов, а также дают полиции право блокировать целые районы Восточного Иерусалима. В международных кругах эти меры называют коллективным наказанием невиновных.
Коллективное наказание входит в понятие коллективной ответственности, которое словари определяют как форму ответственности группы людей за действия, совершенные одним или несколькими членами этой группы. Пожалуй, самое долгое из таких наказаний — две тысячи лет гонений на евреев, которых христиане обвиняли в казни Иисуса.

В наши дни классическим вариантом коллективного наказания является терроризм, поскольку люди становятся его жертвами лишь потому, что живут в определенном месте или принадлежат к той или иной нации/культуре/цивилизации.
В прошлом коллективные наказания были обычным делом. Во время Второй мировой войны нацисты уничтожали целые деревни в ответ на действия партизан и убийства своих военных. (В скобках следует заметить, что Холокост, как и любой геноцид, нельзя назвать коллективным наказанием — Гитлер стремился уничтожить евреев без всякой причины.)

О зверствах нацизма знает весь мир. Менее известны факты коллективного наказания голодом и лишениями, которому просвещенные страны-освободители подвергли население Германии после капитуляции. Американское и британское командование намеренно препятствовало поступлению продовольствия на занятую союзниками территорию. В результате, согласно конфиденциальным отчетам, смертность в Германии в 1945 году по сравнению с довоенным временем выросла в 4 раза среди взрослых и в 10 раз — среди детей. Эта политика проводилась с ведома правительств США и Великобритании, которые официально провозгласили ответственность всего немецкого народа за ужасы войны и нацизма. В общем и целом мир с ними согласился. Вроде бы по логике вещей мир должен признать коллективную ответственность палестинцев за террор, который многие из них открыто поддерживают. Однако вместо признания происходит осуждение Израиля.
Женевская конвенция 1949 года запретила взятие заложников и репрессии против гражданских лиц. Несмотря на это, все современные войны ведутся по принципу коллективного наказания. Ковровые бомбардировки — начиная с Дрездена и кончая Ираком. Атомные бомбы, сброшенные на мирные японские города Хиросиму и Нагасаки. В 1956 году, подавляя восстание на Кипре, британские войска выселяли местных жителей из домов везде, где совершались нападения на военных и полицейских. Американцы сжигали целые деревни во Вьетнаме. По оценкам специалистов, мирное население составляет до 90% жертв в современных военных конфликтах.

В 21 веке мало что изменилось. В Египте после терактов 2004 и 2005 годов на курортах Таба, Нувейда и Шарм-аш-Шейх, наряду с джихадистами, было арестовано множество местных бедуинских лидеров. Египтяне снесли более пяти тысяч бедуинских домов на Синае, обвинив население в симпатиях к террористам. В цивилизованном мире сочли это внутренним делом Египтом.

В 2008 году армия Пакистана сравняла с землей деревню Спинкаи, где военные обнаружили склад оружия мятежников. Были взорваны или разрушены бульдозерами магазины, бензоколонки, жилые дома, рынок и даже больница. Можно представить, какой шум поднялся бы во всем мире, если бы нечто подобное сделал ЦАХАЛ, найдя оружие в палестинской деревне.
Если исходить из положений Женевской конвенции, Израиль можно упрекнуть только в разрушении домов, где проживают семьи террористов. ЦАХАЛ не проводит этнических чисток и операций устрашения, не берет заложников и т. п. Что касается запрета на въезд с территорий, то он сам по себе не может считаться наказанием. Ведь палестинцы не признают еврейское государство — так зачем им туда приезжать, делать покупки, лечиться, работать? То, что власти все же выдают такие разрешения — исключительно добрая воля Израиля, так же как и право отменить их по своему усмотрению. Иначе мы должны назвать коллективным наказанием ограничения на въезд, введенные странами Европы для беженцев, которых тем самым лишают определенных жизненных благ. Европейские страны хотят сохранить у себя порядок, но того же хочет и Израиль, и он к тому же защищает безопасность своих граждан.

Наконец, международное сообщество само подвергает жителей еврейского государства коллективному наказанию. Никак иначе не назовешь разные формы бойкота и санкций, а также решение Еврокомиссии о маркировке продукции, произведенной за «зеленой чертой». Но ни ООН, ни правозащитников это не беспокоит. (mignews.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/17/strategiya-libermana-kollektivnaya-otvetstvennost-za-terror-izrail-v-fokuse
Опубликовано 17 июня 2016 в 11:52
Все новости

12.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами