• USD 59.28
  • EUR 69.65
  • BRENT 63.86 +0.81%

Правозащитник: Русские жители Латвии имеют полное право на свои родные имена и фамилии!

Руслан Панкратов. Фото с личной страницы в соцсети.

Корреспондент EADaily беседует с латвийским правозащитником, депутатом Думы Риги Русланом Панкратовым. Тема беседы — появившаяся информация о том, что якобы Минюст Латвии хочет запретить вписывать в паспорта жителей государства нелатышские имена. И хотя эта информация не подтвердилась, проблема коверканья русских имен и фамилий в латвийских официальных документах остается насущной и актуальной. По действующему латвийскому законодательству русские имена и фамилии записываются в паспорт в латышском звучании (например, Ivans Ivanovs, Igors Eremins и т. д.).

В чём, на ваш взгляд, заключается причина нежелания властей Латвии идти на какие-то уступки в вопросе написания имен? Вон, например, даже в соседней Эстонии правительство разрешило записывать русские имена и фамилии в документах как можно ближе к оригиналу…

Тут не обойтись без психиатрических терминов. В психиатрии слабоумие относится к изменениям процесса рационального познания в виде сложностей с овладением новыми знаниями, трудностей выводить умозаключения и суждения, отсутствия критических способностей. В случаи с министерством юстиции Латвии нужно вычленить, с чем конкретно приходится сталкиваться местным русским соотечественникам: с врождённой олигофренией автора и последователей идеи облатышивания имен и фамилий — или с приобретённым в результате органического поражения мозга слабоумием. В народе такое состояние называют маразмом. При шизофреническом слабоумии страдает не столько сам интеллект, сколько умение им пользоваться. И, в данном случае, латвийский Минюст (находящийся, к слову, под руководством представителей ультрашовинистического Национального блока VL-TБ/ДННЛ) поражает неспособностью понимать связь между окружающими явлениями. Самокритичность к своим высказываниям и поступкам утрачена полностью!

Но ведь имеется совершенно конкретное решение Комитета по правам человека ООН от 28 октября 2010 года. Там изменение имени и фамилии в идентификационных документах названо «произвольным и прямым вмешательством государства в частную жизнь»…

Да, есть такое решение… И посмотрите, какая интересная тенденция наблюдается. Комитет по правам человека ООН рассматривает жалобу об искажениях имён и фамилий в латвийских паспортах. Принимает решение, в котором чётко и ясно определено, что «добавление „-s“ в окончаниях к имени и фамилии, десятилетиями использовавшихся до этого в оригинальной форме — данная мера недопустима, и характеризуется как грубое вмешательство в частную жизнь». На основании предшествующих прецедентов, установивших, что действие статьи 17 Международного пакта о гражданских и политических правах распространяется и на возможность лица выбирать и менять свое имя, Комитет посчитал, что эта защита a fortiori защищает лиц от навязывания государством самопроизвольного изменения имени. Поэтому, Комитет по правам человека, действуя согласно части 4-й статьи 5-й Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, решил, что односторонняя модификация Латвийской Республикой имён и фамилий в официальных документах без согласия владельца неразумна — и, таким образом, является «произвольным вмешательством в неприкосновенность личной жизни граждан, грубым нарушением статьи 17-й Международного пакта о гражданских и политических правах». Указанный документ является нормой международного права — и имеет более высокую юридическую силу, чем Закон о государственном языке Латвийской Республики и подчиненные ему нормы Правил Кабинета министров. А ведь при констатации противоречия между нормой международного и латвийского права должна применяться именно первая! Комитет тогда учёл и названную Латвией цель такого вмешательства в частную жизнь — «необходимая мера для защиты латышского языка и его должного функционирования, как целостной системы, включая гарантии целостности его грамматического строя». Однако, там нашли, что самовольное искажение оригинальной формы имён и фамилий в таком формате, как это делается сейчас, представляет большие неудобства для жителей Латвии — и с точки зрения экспертов ООН не является разумным.

Но, насколько известно, несколько лет назад в Латвии разрешили указывать в паспортах по желанию и оригинальное написание имени-фамилии?

Да, официальные власти Латвии разрешили дублирование имён и фамилий в оригинальной форме на четвертой странице паспорта. Маленькая, но всё же победа — чем не подспорье для правозащитной борьбы? Паспорт — это все же документ государственный… Разгорелась дискуссия: почему нельзя обозначать имена и фамилии в их оригинальной форме уже на первой странице? Увы, в 2015 году был успешно реализован сговор латвийских властей с судьёй из ЕСПЧ в Страсбурге Дином Шпильманом — о том, чтобы после девяти лет делопроизводства по судебному иску «Панкратов против Латвии» вдруг оказалось, что дело об именах рассмотреть они не могут: в связи «с неприемлемостью данной жалобы». Официальная Латвия приняла этот сигнал как команду к ужесточению языковых репрессий для всех нацменьшинств страны, включая и русскоговорящих соотечественников.

Но в чем всё же заключается смысл столь жесткой политики, если отставить в сторону патологическую гипотезу?

Националисты из правительства приводят аргумент, что, если разрешить писать в паспорте оригинал имени и фамилии, то все местные русские немедленно отбросят навязанные им окончания «с». И наступит великий хаос, который логически приведёт к ещё большему их отдалению от программируемого властью утопического идеала «латышской Латвии». Другой вопрос, будет ли вообще когда-нибудь существовать такая, придуманная этно-националистами Латвия — вместо Латвии реальной, мультикультурной, созданной совместно всеми её народностями. Облатышивание имён и фамилий можно рассматривать с позиций социолингвистики как вызванную защитным рефлексом малого народа «грамматическую ассимиляцию». Ибо грамматика — не только хребет языка, но и само языковое мышление. Это только идейный предлог того, что хочет достичь элита этнолингвистических националистов. А именно: сохранить такую модель языка, которая поможет эффективно ассимилировать иноязычные имена и «чиста» от всяких иноязычных примесей. Именно здесь мы можем чётко прослеживать связь языка, идентичности и государства. Но ведь процессы современной миграции и социальной мобильности выдвигают свои требования к языку. Он должен стать эластичнее, тем более что невозможность выбора скорее связана с правами человека, нежели с языкознанием.

Почему же русские Латвии не могут удовольствоваться уже предоставленной им уступкой записи оригинального имени и фамилии на четвертой странице паспорта?

Потому что этого недостаточно. В документах приоритет всегда отдавался и отдаётся письменному, а не устному доказательству идентичности гражданина. Кого интересуют такие правовые и юридические «мелочи»? Нет никаких объективных причин при составлении, например, договоров использовать все варианты записи имени. Люди, которые просят в паспорте сохранить свою фамилию в оригинале, не требуют ведь принципиальной реформы грамматики латышского языка? Все эти рассуждения о том, какие непорядки нас ждут, когда написание в паспорте фамилии в оригинале станет приоритетом, носят глубоко спекулятивный характер. То, что происходит сейчас, является не чем иным, как лишением семейных фамилий, то есть — насильственной ассимиляцией. Государство до сих пор не может сформулировать, почему в отношении её граждан вводятся такие ограничения на использование исторических имён и фамилий. В международной практике насильственные действия могут осуществляться лишь в интересах государственной или общественной безопасности, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, или для защиты прав и свобод других лиц. Но, следуя логике наших властей, если начнут выдавать паспорта с оригинальным правописанием, то в стране сразу начнётся правовой хаос и беспорядки, государство начнёт нищать, а его граждане поголовно заболеют и станут безнравственными, с радостью нарушая права и свободы других лиц. Смешно, не так ли? Полагаю, что в национализации имён речь идёт об идеологической составляющей, а практического характера никакого тут нет.

Что ж, ваша позиция совершенно ясна, её трудно оспорить…

Беда в том, что правительство позволяет себе подавать своё видение как единственно правильное, не допуская никакого широкого обсуждения. Но такой подход, во-первых, авторитарный, а во-вторых, раздражает значительную часть населения, если не всю половину. Это, возможно, пройдёт, когда «нацикам» и горстке языковедов запретят вести себя так, как им только заблагорассудится. А пока они традиционно «включают» свои шаблоны на любой случай жизни: дескать, «латышский язык маленький, и его надо защитить от всего на свете». Якобы, «в прошлом мы не видели ничего, кроме тирании, ведь свободного государства у нас никогда не было». Мол, «причины нашей нетолерантности кроются исключительно в пережитых в прошлом испытаниях». За попытками латышизации русских имён и фамилий ясно видны социальные процессы. Слабое государство, которым руководит немногочисленная, коррумпированная элита, зачастую манипулирующая вопросами языка только лишь в своих корыстных целях… И такая вот безумная по смыслу запретительная политика, полное неумение, а главное патологическое нежелание договариваться и слышать свой народ — яркое тому доказательство…

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/10/pravozashchitnik-russkie-zhiteli-latvii-imeyut-polnoe-pravo-na-svoi-rodnye-imena-i-familii
Опубликовано 10 июня 2016 в 02:35
Все новости

12.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами