• USD 59.28 +0.28
  • EUR 69.65 +0.13
  • BRENT 63.87 +0.83%

Легенда о «чудесном спасении»: почему в Дагестане чествуют деда Ильхама Алиева?

Азиз Алиев. Фото: ru.axar.az

День рождения третьего президента Азербайджана Гейдара Алиева (официальная дата — 10 мая 1923 года) отмечается с размахом не только в Азербайджане и в азербайджанских диаспорах. День появления на свет «отца азербайджанской нации» с недавнего времени приобретает характер национального праздника также и в Республике Дагестан.

Празднуют очередную годовщину в основном представители азербайджанских организаций республики. Но республиканское руководство и лично глава Дагестана Рамазан Абдулатипов стараются подчеркнуть перед дагестанцами, что чисто азербайджанские торжества в честь Гейдара Алиева касаются жителей Дагестана всех национальностей — от даргинцев до лезгин. Особое внимание Абдулатипова к фигуре Гейдара Алиева, помимо политических и экономических соображений, объясняется личными пристрастиями главы Дагестана. Рамазан Абдулатипов в буквальном смысле восхищается родственником второго президента Азербайджана — Азизом Алиевым. Считается, что дагестанцы перед Азизом Алиевым находятся в пожизненном неоплатном долгу. Настолько этот долг исторически достоверен?

Выдающийся нахичеванец

Азиз Мамедкерим оглы Алиев (1897−1962) — советский и партийный руководитель Дагестана и Азербайджана. Выходец из Нахичевани. Дипломат, народный комиссар здравоохранения Азербайджанской ССР (1939—1941), Председатель Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР (1941—1944). С 1942 по 1948 годы — первый секретарь Дагестанского обкома ВКП (б). В последние годы жизни — ведущий сотрудник Министерства здравоохранения СССР, секретарь Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР, депутат Верховного Совета СССР. Дочь Азиза Алиева, ведущий врач-офтальмолог Зарифа Алиева в 1948 стала супругой Гейдара Алиева, а в 1961 году — матерью Ильхама Алиева, нынешнего президента Азербайджана. Таким образом, выдающийся нахичеванец — советский и партийный деятель — приходится Ильхаму Алиеву дедом по матери.

Дед Ильхама Алиева пользуется признательностью у властей Дагестана благодаря своей шестилетней работе в должности партийного хозяина Дагестанской АССР. На государственном уровне в Махачкале особо выделяют два момента в биографии родоначальника династии Алиевых. Первый: в Дагестане Азиз Алиев работал вместе с Абдурахманом Данияловым — председателем Совнаркома ДагАССР, еще одним кумиром Абдулатипова. Второй момент связан с массовыми депортациями 1944 года. Официально считается, что дагестанские народы в тот период, как и другие народы Северного Кавказа, подлежали депортации, и были спасены от зловещих товарных вагонов только благодаря тогдашним дагестанским руководителям — Азизу Алиеву и Абдурахману Даниялову.

«26 бакинских комиссаров»

Полностью эта версия выглядит примерно так. В 1942 году первый секретарь ЦК ВКП (б) Азербайджана Мир-Джафар Багиров сообщил Иосифу Сталину о том, что над бакинскими нефтяными промыслами нависла угроза захвата со стороны Дагестана. По словам Багирова, немецкое командование для этого планирует организовать мятежи против Советской власти в Дагестане, а потом на плечах мятежников ворваться в Азербайджан. Как сообщал Багиров, для организации мятежей в Дагестане немцы сбросили группу диверсантов во главе с полковником абвера Османом Губе — аварцем по происхождению. Бывший белогвардеец Осман Губе действительно в 1942 году был сброшен немцами на Северный Кавказ для диверсионно-разведывательной работы. В январе 1943 года был обезврежен и передан в Москву, в распоряжение центральных органов госбезопасности. Показания Губе, данные им на допросах на Лубянке, легли в основу известной операции «Чечевица» — депортации чеченцев и ингушей в феврале 1944 года.

Согласно версии о вероятной депортации дагестанцев, Сталин сначала решил укрепить партийные кадры Дагестана выходцами из Азербайджана. В сентябре 1942 года на должность первого секретаря Дагестанского обкома был поставлен уроженец Нахичевани Азиз Алиев — председатель Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР, член военного совета советского военного контингента в Тебризе. Вместе с Алиевым на руководящие должности в Дагестане были поставлены азербайджанские партийные начальники. Назначенцы из Азербайджана, прозванные в Дагестане «двадцать шесть бакинских комиссаров», своим отталкивающим поведением вызвали у дагестанцев бурное отторжение. В Москве (не без «помощи» Багирова) якобы встал вопрос о передаче Дагестана Азербайджанской ССР и выселении значительной части дагестанцев в Сибирь и Казахстан, как это было сделано в 1941 году с немцами Поволжья. Считается, что вероятная депортация дагестанцев в 1942—1943 годах не состоялась благодаря усилиям Азиза Алиева и Абдурахмана Даниялова, которые в тот период часто ездили в Москву и прилагали невероятные усилия, чтобы Сталин сменил гнев на милость.

Далее, как гласит версия о «чудесном спасении дагестанцев» (почти официальное наименование), о депортации дагестанцев снова заговорили в феврале 1944 года, когда была разработана и одобрена печально известная «Чечевица» (в основу которой, как уже сообщалось выше, также легли показания этнического аварца Османа Губе, полковника вермахта). Карающий меч был отведен от дагестанцев благодаря Даниялову и Азизу Алиеву — креатуре Багирова, командированноого Сталиным в Дагестан. Бывший депутат Верховного Совета СССР от Дагестана Багаутдин Пайзуллаев в своих воспоминаниях передал, что Азиз Алиев постоянно ездил в начале 1944 года в Москву, дабы ходатайствовать за дагестанцев перед высшим советским руководством. «В эти дни в ЦК ВКП (б) и Государственном комитете обороны решался вопрос о возможном выселении дагестанцев, как это было сделано с чеченцами, ингушами, калмыками и др., — повествует статья на эту тему, написанная на основе воспоминаний Багаутдина Пайзуллаева, — по результатам встречи Алиева с Георгием Маленковым, членом Государственного комитета обороны и «было окончательно решено — дагестанцев не высылать». Дагестанцы были спасены от депортации, а Дагестан избжал присоединения к Азербайджану благодаря усилиям Абдурахмана Даниялова и деда нынешнего президента Азербайджана.

Красивая легенда о «чудесном спасении дагестанцев» озвучивается на официальном уровне в Азербайджане. Ее запустил в оборот зять одного из «спасителей» — Гейдар Алиев. В 1998 году, выступая на собрании в честь столетнего юбилея своего знаменитого тестя, президент Азербайджана сказал: «Благодаря своей многогранной ‎деятельности, гуманизму и заботливости Азиз Алиев стал одним из символов нерушимой ‎дружбы народов Дагестана и Азербайджана. Дагестанцы хорошо знают, какой была обстановка в сентябре 1942 года в их республике. ‎Человек, который раньше не жил, не работал там, прибыл туда и за короткое время смог ‎сплотить вокруг себя этот многонациональный край. Все это ‎помогло ему стабилизировать за короткое время обстановку в Дагестане, объединить ‎народ этой республики для защиты Кавказа».

В Дагестане почти аналогичные слова в отношении Азиза Алиева зазвучали с приходом на должность главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. С января 2013 года Рамазан Гаджимурадович, подчеркивая заслуги Гейдара Алиева, особо выделяет подвиг, совершенный по отношению к дагестанцам его тестем Азизом Алиевым. «Фамилия Алиевых, род Алиевых — это не посторонние для Республики Дагестан люди, — много раз заявлял Рамазан Абдулатипов журналистам. — В самые трудные военные годы руководителем Дагестана был Азиз Алиев. Гейдаром Алиевым у нас в республике всегда восхищались и всегда считали его своим».

Легенда и действительность

Но красивая легенда без документальных доказательств так и останется красивой легендой. Дагестанские источники EADaily сообщают: расследования, которые проводят в центральных архивах историки и краеведы республики, не выявили ни одного документального подтверждения версии о том, что дед Ильхама Алиева якобы отвел от дагестанцев карающий меч сталинских депортаций. Более того, говорят источники, ряд важных фактов указывают на то, что в легенде есть множество нестыковок.

Во-первых, по мнению большинства дагестанских историков, довольно сомнительно, чтобы Даниялов и Алиев вместе выходили на руководство СССР в плане решения судьбы дагестанцев и тем самым спасали их от депортации. В частности, историки опровергают версию о том, что Даниялов выходил на Лаврентия Берию, поскольку у председателя СНК ДагАССР не было с главой НКВД СССР доверительных отношений. Во-вторых, как полагают эксперты, если бы даже такой выход и был, вопрос о депортации дагестанцев был не в компетенции не Берия, а Сталина. «Отец народов» достаточно часто не соглашался с «дорогим Лаврентием» по поводу своих личных решений и не упускал возможности поставить Берию на место. Более того, что касается взаимоотношений Берии с партийным хозяином Азербайджана Багировым, Сталин нередко использовал Багирова против Берии, играя на взаимных противоречиях между этими людьми. А в 1940 годах в отношениях между Багировым и Сталиным был апогей доверия.

Совсем нелогичной, как утверждают исследователи вопроса, выглядит линия с Георгием Маленковым, через которого якобы Азиз Алиев добился того, чтобы дагестанцев в 1944 году не выселяли. Георгий Маленков в 1944 году был всего лишь кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП (б) и рядовым членом Государственного комитета обороны. То есть, в «ближний круг» Сталина он входить не мог не только на практике, но и по должности. Если проводить параллель с более поздним периодом истории СССР, считать, что за дагестанцев перед Сталиным Алиев замолвил слово через Маленкова — это равнозначно тому, чтоб партийный хозяин советского Узбекистана Шараф Рашидов решал свои дела у Леонида Брежнева через секретаря ЦК Михаила Горбачева.

Если говорить об Азизе Алиеве, утверждают историки, то дед Ильхама Алиева был человеком Багирова, следовательно, должен был проводить в Дагестане политику своего бакинского шефа. Факты показывают, что курс Азиза Алиева в Дагестане действительно был не «советским», а чисто «бакинским». Так, 12 апреля 1944 года Дагестанский обком ВКП (б) распорядился переселить в нынешнюю Чечню и бывшие чеченские села Хасавюртовского района значительную часть кумыков из Махачкалинского района. Считается, что за этой директивой дагестанских партийных властей стояла рука Баку в лице Мир-Джафара Багирова. Отсюда верно предположение, что азербайджанское руководство хотело использовать тюркоязычных кумыков как расширение этнической базы Азербайджана. Пантюркистские устремления Мир-Джафара Багирова в ту пору ни для кого не были секретом. В ту же пантюркистскую канву укладываются решения дагестанского руководства насчет перераспределения ряда пастбищных территорий и водных ресурсов Дагестана в пользу Азербайджана. В частности, передача Азербайджану принадлежавших лезгинам отгонных пастбищ в Южном Дагестане и запрет дагестанцам на выпас скота в Азербайджане.

«Багиров затеял акцию по подрыву экономики нашей республики, — писал в 1970 годах председатель Президиума Верховного Совета ДагАССР Шахрудин Шамхалов. — Животноводы южных районов Дагестана были лишены Муганских пастбищ, расположенных в Азербайджане. Цель достигнута: Дагестану был нанесен огромный экономический урон. Пришлось искать пастбища для этих районов на Черных землях (район между Калмыкией и Астраханской областью — прим. EADaily), но в тот год много скота погибло. Обком партии обратился в ЦК ВКП (б), Совет Министров СССР, Совет Министров РСФСР с просьбой сохранить хотя бы временно эти пастбища Азербайджана за колхозами Дагестана. Тщетно, в Москве не посмели отменить вздорное решение Багирова. И тогда Багиров вовсе распоясался: им были фактически отторгнуты у Дагестана 78 тыс. гектаров Шахдагских пастбищ (территории к югу от высокогорной части нынешнего Докузпаринского района Дагестана — прим. EADaily)».

Проводником этой политики Багирова в Дагестане был как раз партийный хозяин Дагестана Азиз Алиев. Целиком пробагировская политика Алиева в Дагестане ставит версию о его вероятном заступничестве за дагестанцев перед Сталиным под большой знак вопроса. Куда более логично предположить другое: если бы Багиров вздумал выселять в Казахстан тех же юждаговских лезгин (такой проект, как сообщают лезгинские старожилы, обсуждался — прим. EADaily), то Алиев не стал бы предпринимать ничего, чтобы помешать планам Багирова.

Говоря конкретно о том, что ставят в заслугу Азизу Алиеву — а именно, отмену решения Сталина о депортации дагестанцев в 1944 году — то за свое избавление от товарных вагонов дагестанцам следовало бы благодарить самого Сталина. На это указывают уже цитировавшиеся выше воспоминания Шахрудина Шамхалова. По словам Шамхалова, в 1944 году Сталин своим единоличным решением отменил поступившее из Махачкалы предложение о депортации кумыков. Это произошло во время заседания дагестанского Государственного комитета обороны в Махачкале, где присутствовали, в частности, Мир-Джафар Багиров, председатель СНК ДагАССР Абдурахман Даниялов, экс-первый секретарь Дагобкома ВКП (б) Николай Линкун и командующий Закавказским фронтом генерал Иван Тюленев. Вел заседание дагестанского ГКО первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Багиров.

«Обсуждался вопрос о борьбе с бандитскими формированиями и пособничестве им со стороны населения, — вспоминает Шамхалов. —  Выступавшие не гнушались никакими эпитетами в адрес целых народов. Линкун, как признавался сам, заявил, что не может ручаться за кумыков и снимает с себя в этом вопросе всякую ответственность, так как на равнине и в предгорьях якобы действовали бандитские формирования».

Потом, как вспоминает Шамхалов, Багиров связался по «вертушке» со Сталиным, где сообщил, что руководство Дагестанского обкома сомневается в лояльности местного населения, в частности кумыков, и стоит вопрос об акциях по массовым выселениям из Дагестана, на чем, в частности, настаивает товарищ Линкун. Что на это ответил Сталин, Шамхалов передал со слов Линкуна, а тот ссылался личную беседу с Багировым. Сталин якобы сказал Багирову: «Не горячитесь, Мир-Джафар. Я кумыков знаю. По их огромной роли в революции. Знаю: народ — преданный, думаю, со своими изменниками он сам разберется. А с руководством решайте сами».

Итак, если верить Шамхалову, последнее слово в судьбе кумыков решило не многоступенчатое заступничество партийных чиновников, а единоличное решение Сталина. Логично подумать, что судьбы лакцев, лезгин, аварцев и других народов Дагестана в роковом для многих северокавказцев 1944 году решил тот же «адресат», исключительно по своим соображениям. Ни Алиев, ни Даниялов к этому решения касательства не имели.

Впрочем, депортации Дагестана все же коснулись. Не без указаний Азиза Алиева в 1944 году были насильственно выселены с родных мест в «очищенную» от чеченцев Чечню жители горного Западного Дагестана: чамалальцы, дидойцы, багаулалы. Если переселенец пытался вернуться в родные места, его ловили и под конвоем доставляли назад. Пока дагестанцы пребывали в Чечне, их родные дома были разрушены. После возвращения в 1957 году чеченцев в родные места, многие дагестанцы остались жить в Чечне по той причине, что им было некуда возвращаться. Так, в частности, случилось с чамалальцами, которые обосновались в Шаройском и Шелковском районах нынешней Чечни.

Изложенная история показывает: чествование на высшем уровне в Дагестане деда Ильхама Алиева, бывшего партийного хозяина Дагестана, никоим образом не является следствием того, что дагестанцы якобы обязаны Азизу Алиеву избавлением от сталинского «великого переселения народов». Причины столь пристального внимания властей Дагестана к фигуре Азиза Алиева следует искать не в историческом прошлом, а в текущем политическом настоящем. Конкретно, в нынешних взаимовыгодных взаимоотношениях между руководством Республики Дагестан и семьей президента Азербайджана.

Наджмудин Алиев, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/12/legenda-o-chudesnom-spasenii-pochemu-v-dagestane-chestvuyut-deda-ilhama-alieva
Опубликовано 12 мая 2016 в 09:19
Все новости

12.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами