• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Станет ли закон от 21 апреля орудием преследования инакомыслящих в Латвии?

Кадр из фильма Pink Floyd The Wall, реж. Алан Паркер, 1982.

Итак, событие, которого со страхом ждала та немалая часть населения Латвии, что придерживается оппозиционных взглядов, произошло — 21 апреля Сейм государства в окончательном чтении утвердил, хотя и в смягченном виде, скандальные поправки к Уголовному закону, направленные на предотвращение осуществляемых ненасильственными способами «гибридных угроз». Теперь одни считают, что власти получили в свои руки мощное орудие, позволяющее преследовать «инакомыслящих» на законной основе. Другие придерживаются мнения, что многочисленные протесты оказались успешными и новый закон совершенно «беззубый».

Воля законодателя свершилась

В завершенном виде закон подвергся немаловажным изменениям — его первоначальная редакция не содержала формулировки о «несоответствии действий Конституции Латвии». Там указывалось лишь, что «наказуемой является попытка подорвать государственную независимость страны или её суверенитет, территориальную целостность, свергнуть правительство или изменить форму государственного устройства». В нынешней редакции эти пункты уточнены ссылкой на главный государственный документ. «За объединение в организованную группу более двух лиц с целью подорвать государственную независимость страны или её суверенность, территориальную целостность, свергнуть правительство или изменить форму государственного устройства не предусмотренным в Конституции способом» закон будет наказывать тюремным заключением на срок до пяти лет, краткосрочным лишением свободы, принудительными работами или денежным штрафом, с возможным надзором полиции сроком до трёх лет.

Согласно принятому закону, «наказание за деятельность, направленную против независимости Латвии, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти и госустройства не предусмотренным Конституцией способом» может составлять лишение свободы сроком до восьми лет или с надзором до трёх лет. За те же действия, но с применением насилия, или совершённые в организованной группе, предусмотрено тюремное заключением от пяти до пятнадцати лет и с надзором до трёх лет. Также новые поправки определяют, что за «публичный призыв против независимости Латвии, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти и устройства не предусмотренным Конституцией способом или за распространение подобных материалов виновный может быть наказан тюремным заключением на срок до пяти лет, принудительными работами или штрафом с надзором до трёх лет».

В свою очередь, «деятельность, которая направлена на помощь зарубежному государству против независимости Латвии, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти и устройства или госбезопасности может быть наказана в виде лишения свободы на срок до пяти лет, принудительными работами или штрафом с надзором до трёх лет». «Незаконный сбор или передача иностранному государству или организации информации, представляющей гостайну, будет наказываться лишением свободы на срок от трёх до двадцати лет, с надзором до трёх лет», — указывается в законе. «Сбор информации с целью её передачи иностранной разведслужбе напрямую или при посредничестве» может повлечь за собой наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет с пробацией на срок до трёх лет.

Так ли страшен черт, как его намалевали?

Больше всего люди страшатся неконкретности. Изначально опасения заключались в том, что при желании под вышеприведенные формулировки «антигосударственной деятельности» можно подогнать почти любые проявления недовольства в стране — и на совершенно «законном основании» отдавать их выразителей под суд. Но вот, например, известный оппозиционный активист Владимир Линдерман торжествует: «Не надо паники. Гора родила мышь. Окончательная редакция сводит на нет попытку развязать новые репрессии против инакомыслящих. Это произошло не потому, что латвийские власти добры, а потому что они глупы. И слава богу», — написал оппозиционер в соцсети. По его словам, включенное в текст поправок добавление «не предусмотренным Конституцией способом» фактически нейтрализует первоначальный замысел.

«Назовите действия, направленные против государственной независимости, территориального единства и проч., которые одновременно отвечают двум условиям: 1) являются ненасильственными, 2) противоречат конституции. Мне, например, ничего в голову не приходит. Подкуп должностных лиц, шпионаж? Ну так на это есть особые статьи закона. Митинги, демонстрации, сборы подписей, референдумы, выступления в СМИ — все эти традиционные методы предусмотрены конституцией. Что в итоге остается за скобками — черная магия, колдовство?.. Конечно, спецслужбы будут искать выход из этого логического абсурда, чтобы навесить очередные уголовные дела на активистов русского движения или на слишком смелых журналистов. Но возможности спецслужб, по сути, остались те же, что и были до сих пор. Новых эффективных инструментов для репрессий они не получили», — предполагает Линдерман.

Эксперт указывает: «Более того, ссылка на конституцию, которая теперь имеется в разделе „преступления против государства“ Уголовного закона, может даже облегчить жизнь несистемной оппозиции. Например, у защиты Максима Коптелова появляется дополнительный аргумент. Даже если считать его петицию реальным призывом, кто сказал, что это способ, не предусмотренный Конституцией? Вполне предусмотренный — реализация права на свободу слова. Мы победили. Хотя общественники продолжают бить тревогу, но поверьте человеку, имеющему за плечами десяток уголовных (политических) дел: поправки в том окончательном виде, в каком они приняты Сеймом, работать не будут. Ссылка на конституцию убивает первоначальный замысел, который в том и состоял, чтобы дать спецслужбам юридические инструменты, выходящие за рамки конституции. Дело заведут, да. Или наедут как-то по-другому, в зависимости от того, где у человека слабое место — бизнес, налоги, работа, семья и т. п. Но дотащить дело до суда, а тем более посадить — проблематично. Новые поправки говорят не о целях, а о способах достижения цели. Если способы отвечают конституции, то… Спецслужбы и их лоббисты (Солвита Аболтиня, Андрей Юдин и проч.) проиграли этот раунд».

А вот другой видный оппозиционер Александр Гапоненко придерживается более пессимистического взгляда на ситуацию. «Не соглашусь с Линдерманом, что поправки „пустые“ по содержанию. Думаю, всех будут „кошмарить“ обвинениями в шпионаже в пользу РФ или Буркина-Фасо — за то, что рассказывали россиянам или неграм, как в Латвии жить плохо. Я сразу сознаюсь в шпионаже в пользу африканского государства — меньший срок дадут. Только надо уточнить на карте, где оно находится, это Буркина-Фасо и выучить название ее столицы — Уагадугу. Иначе прокурор уличит во лжи и признает агентом Кремля», — иронизирует Гапоненко. По существу же его опасения сводятся к следующему: «Любая наша апелляция к международным общественным организациям теперь может стать поводом для возбуждения уголовного дела. Мы регулярно, по приглашению ОБСЕ и других правозащитных институтов, выступали с докладами о положении в Латвии с правами нацменьшинств. Отныне это может быть расценено как деятельность, подрывающая государственные устои, — однозначно».

Правозащитник добавляет: «Практически становится невозможной и наша борьба за русский язык и русские школы, поскольку поправки как раз и принимались для защиты „ядра Конституции“, указанной в недавней преамбуле к ней. Это — латышский язык и латышский народ. Все остальное будет антилатышской, антиконституционной деятельностью, что оборачивается, в свою очередь, восемью годами лишения свободы. Но что касается лично меня, то я и сейчас хожу под уголовным делом за свои высказывания в Интернете. Нет, я не выступал против государства, не оскорблял ни латышей, ни евреев. Я всего лишь высказался в адрес американских танков и целесообразности их нахождения в Латвии. Но и этого было вполне достаточно для моего уголовного преследования».

В Европарламенте забеспокоились

А вот мнение евродепутата от Латвии Андрея Мамыкина, немало сделавшего для того, чтобы обратить внимание властей в Брюсселе на новый антидемократический закон. Немаловажным фактором, повлиявшим на то, что законопроект оказался смягчен, явилось, по его словам, подключение к решению проблемы председателя Европейского парламента Мартина Шульца. «Однако давление могло быть еще больше, а следовательно, и результат мог бы оказаться лучше. К сожалению, многие из тех, кто был не согласен с этими поправками, отмолчались. В результате принятые изменения к Уголовному закону продолжают содержать значительный антидемократический заряд. Статья 81 УЗ, предусматривающая наказание за публичные призывы против Латвийской Республики, на второе чтение была дополнена строчкой, что такой призыв подлежит уголовному наказанию только в том случае, если он высказан в „не предусмотренном Конституцией виде“. Без этой строчки сажать можно было любого, кто резко высказывался в газете, на портале и социальных сетях. Теперь круг сузили. Однако совершенно неясно, что эта строчка означает, а значит, она будет подвергаться широкой трактовке, пока не установится какая-то практика. А установиться она может только после того, как эту статью обратят против большого количества людей и им будет попорчена жизнь», — указывает Мамыкин.

«Законодатели напрочь забыли принцип, что любая норма Уголовного закона должна быть понятна жителям и тем, кто ее будет применять. Любая неясность может привести к вольному ее применению. К примеру, статья 81.1 — формулировка об ответственности за помощь иностранному государству в деятельности против Латвийской Республики. Здесь есть слова: „помощь иностранному государству или организации“ заменены на строчку: „действие с целью помочь иностранному государству…“ Предыдущая формулировка ставит под удар любого, кто показал дорогу в городе представителю общественной организации, которая ставит антигосударственные цели. Теперь в этой статье появилось что-то вроде необходимости доказать то, что человек, помогая кому-либо, знал об их злодейских целях. Однако это тоже не прописано четко — и неизвестно, как в итоге эта статья станет применяться», — указывает политик.

Усилиями Мамыкина группа депутатов Европарламента от «соцдемов» выразила свою обеспокоенность по поводу принятых поправок в Уголовном законе Латвии. «Свобода слова является фундаментальным правом для всех европейцев. Способность критиковать действия правительства или политику, не опасаясь преследования, является основой всех современных европейских демократий. Мы должны быть уверены, что вносимые в закон изменения не повлекут за собой ограничения на ненасильственное выражение политических взглядов. В этой связи мы призываем правительство провести консультации по поправкам с Венецианской комиссией», — заявила заместитель председателя фракции соцдемов в ЕП Таня Файон. По её мнению, консультации с членами Европейской комиссии за демократию через право позволило бы обеспечить более высокий уровень ясности по спорным изменениям в УЗ, а также гарантировать выполнение Латвией обязательств по защите основных свобод.

Ждать прецедентов

В общем-то, надо признать, что инакомыслящие в стране подвергались различным неприятностям и до принятия закона. Вот выдержки из ежегодника Латвийского комитета по правам человека: «16 апреля 2015 года оказался задержан публицист Эйнарс Граудиньш. 26 мая имели место задержание и обыск у спикера Конгресса неграждан Александра Гапоненко, а 12 июня — обыск Граудиньша. Против них обоих (а также против оппозиционного активиста Иллариона Гирса) были заведены уголовные дела „за разжигание межнациональной вражды“. 30 июня состоялось задержание пяти человек в рижском парке, где они собирались объявить журналистам об учреждении общественной организации „Лига узников совести Латвии“. Продолжается также начатый в 2013 году уголовный процесс против известного своей правозащитной деятельностью депутата Думы Даугавпилса Юрия Зайцева, которого обвиняют в незаконной попытке зарегистрировать политическую партию».

В конце минувшего февраля вышеупомянутого жителя Риги Максима Коптелова приговорили к шести месяцам тюрьмы за опубликованный в интернете шуточный призыв подписываться за присоединение республики к России. Более того, завели дело и на журналиста Дениса Бартецкого, опубликовавшего столь же шуточную петицию о присоединении Латвии к США — специально для того, чтобы дать защите Коптелова доказательства двойных стандартов. Но в данном случае Полиция безопасности проявила беспристрастие. 16 марта полицейские задержала известного британского журналиста Грэма Филлипса — это произошло во время шествия сторонников легионеров «Ваффен СС» к памятнику Свободы в центре Риги. Британец нарушал ход церемонии своими вопросами к её участникам: «Почему вы прославляете фашизм?» В итоге Филлипса скрутили (под предлогом того, что он «провоцировал людей»), немедля внесли в государственный «черный список» и выслали за пределы Латвии.

В конечном итоге лишь практика покажет, насколько эффективным орудие в руках правящих окажется принятый 21 апреля закон. Если в ближайшем деле на его основании не начнутся громкие уголовные дела, то окажется, что он действительно бесполезен.

Вячеслав Самойлов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/27/stanet-li-zakon-ot-21-aprelya-orudiem-presledovaniya-inakomyslyashchih-v-latvii
Опубликовано 27 апреля 2016 в 00:38
Все новости

15.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами