• USD 59.08 -0.20
  • EUR 69.41 -0.24
  • BRENT 63.78 +0.69%

«В шаге от Первой мировой исламского мира»: Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Политика на крючке».

Политические скандалы в Израиле — очевидный признак предстоящих перемен. Особенно если они разражаются практически одновременно и затрагивают таких разных людей, как Арье Дери (ШАС) и Ицхак Герцог (Сионистский лагерь). Герцога подозревают в нарушении закона о финансировании во время праймериз в Аводе в 2013 году — тогда он сменил Шели Яхимович на посту председателя партии. Тема полицейского расследования в отношении Дери не разглашается.

Вряд ли это совпадение случайно. Многие эксперты считают, что возбужденные дела предвещают скорые выборы. В свете этих перспектив понятны попытки соратников Герцога по партии сменить руководство. СМИ прямо называют его главного соперника — депутата Арэля Маргалита, который стал главным источником компромата. Характерно, что Шели Яхимович публично выразила надежду, что возбуждение полицейского расследования в отношении Герцога не повредит партии. Яхимович также напомнила, что именно она стала жертвой финансовых махинаций Герцога в ходе соревнования за пост председателя партии. Иными словами, Сионистский лагерь готов без колебаний сдать своего лидера и продолжить борьбу за власть без него. Герцог, со своей стороны, обещает, что однопартийцы, решившие свести с ним счеты с помощью полиции, ответят за клевету.

Но если ситуация в Сионистском лагере более или менее ясна, то найти заинтересованных в падении Арье Дери немного труднее. В отличие от Аводы, внутри ШАСа царит относительное единодушие — главным образом потому, что Дери успел оттеснить на задний план потенциальных конкурентов. После смерти раввина Овадьи Йосефа он пользуется неограниченным авторитетом не только в партии, но и в Совете мудрецов Торы. Если Дери придется уйти в отставку, как это было в 1993 году, когда против него было выдвинуто обвинение в финансовых махинациях, партия ШАС выйдет из коалиции и правительство гарантированно рухнет.

Казалось бы, Ликуд совсем не заинтересован в таком повороте событий. Однако это был бы слишком поверхностный вывод. Как сообщают СМИ, Ликуд и Авода недавно возобновили переговоры о создании правительства национального единства. Глава НДИ Либерман выдает желаемое за действительное, утверждая, что возможность такого объединения «похоронена» вместе с заявленными полицейскими расследованиями. Напротив — если Биби согласится на «широкую» коалицию, то ему не особенно нужны в ней ни Дери, ни Герцог.

ШАС обычно служит полезным «балластом», стабилизирующим любое правительство, и создает предпосылки для присоединения к нему другого ультраортодоксального блока — «Ихадут а-Тора». Но сегодня в руках Дери сосредоточено слишком много власти. Он занимает два министерских поста — внутренних дел и Негева и Галилеи, а также фактически контролирует министерство по делам религий, которое возглавляет его ставленник Давид Азулай. Нетанияху предпочел бы видеть на его месте менее влиятельного и более управляемого лидера, который непременно появится после ухода Дери. Такой лидер вернет ШАС в коалицию, поскольку партия сефардского еврейства не любит долго находиться вдали от кормушки. Сионистский лагерь, если он действительно намерен объединиться с Ликудом, также не заинтересован в слишком сильном ШАСе.

С другой стороны, Герцог, который в последнее время проявляет все больше самостоятельности, выглядит не самым удобным партнером для Ликуда. Герцог в пику Нетанияху ездил в Вашингтон, где выступал на конференции AIPAC и благодарил за помощь президента Обаму. Герцог и его сторонники добивались выхода из будущей широкой коалиции партии «Еврейский дом» и отказались от этого требования только в обмен на право вето в отношении любой политической инициативы правого лагеря — чего Нетанияху допустить не может. Герцог постоянно критикует правительство за слабость и бездействие. Таким образом, не только соратники по партии могут желать его смещения.

Означает ли это, что дела против Дери и Герцога сфабрикованы? Вряд ли. В правовом государстве полицейские расследования не возникают на пустом месте. Правда, здесь возникают новые вопросы — почему делам дан ход именно сейчас? Как у власти оказались люди, уже замешанные в правонарушениях? Как известно, Арье Дери был осужден за финансовые злоупотребления, совершенные им на том же посту главы МВД. Но и Герцог проходил как подозреваемый в деле о нарушении закона о финансировании партий в ходе предвыборной кампании Эхуда Барака в 1999 году. Так неужели в Израиле нет политиков, не замешанных в сомнительных махинациях? Ответ напрашивается сам собой. Нечистых на руку деятелей власти удобно держать на крючке, чтобы при необходимости можно было легко от них избавиться. Именно поэтому нарушители закона возвращаются на прежние посты, а полицейские расследования в высших эшелонах не прекращаются. (mignews.com)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского журналиста, политического обозревателя газеты «Новости недели», Александра Майстрового, под заголовком «В шаге от Первой мировой исламского мира».

Иран и Саудовская Аравия близки к решающему раунду противоборства. Перед Израилем стоит непростая задача: остаться «ближневосточной Швейцарией» и способствовать победе суннитской коалиции. Разрыв дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией — еще один (скорее всего, необратимый) шаг на пути к глобальной войне между двумя государствами. Войне, которая, по сути дела, уже давно идет — пока еще скрытая и замаскированная, в Йемене, Сирии, Ираке и Бахрейне, посредством спецслужб и марионеток, этнических меньшинств и проповедников, фетв и альянсов. Все эти сполохи — лишь предвестие фронтального конфликта.

Возвращение Персидской империи

В июле прошлого года, сразу после подписания «Obama deal» — ядерной сделки с Тегераном — саудовский принц Бандар бин-Султан, бывший посол в США и экс-глава разведки, заявил: страны Персидского залива готовы атаковать иранские ядерные объекты. Даже если Америке это не понравится. Ни в одной стране дипломат, даже отставной, столь высокого уровня не может позволить себе подобных высказываний, если за ним не стоит правящая элита. Тем более в кастовой теократии, коей является Саудовская Аравия. Действительно, по информации СМИ, за ним стоял король — Салман аль-Сауд.
Угрозы саудитов не были всплеском эмоционального раздражения. То был ответ Ирану, его заносчивости и нескрываемой воинственности, непомерно возросшей после ядерной сделки и фактического карт-бланша Вашингтона на гегемонию в регионе.

В марте 2015 года Али Юнис, советник Али Хаменеи, провозгласил, что Иран возвращается к временам Персидской империи: «Восточное Средиземноморье исторически было частью Персидского государства. Иран вновь превращается в империю со столицей в Багдаде». В сентябре 2014 года нечто подобное прозвучало из уст депутата от Тегерана в меджлисе Али Резы Закани. После перехода Саны в руки мятежников хути, сказал он, Иран контролирует уже четыре арабские столицы — Багдад, Дамаск, Бейрут и Сану. Багдад и Дамаск, как мы помним из истории, — древние столицы Аббасидов и Омейядов, знаковые центры исламского мира.

Али Шамхани, секретарь Высшего национального совета безопасности Ирана, похвалялся: Иран уже утвердил свое военное присутствие на обоих концах «шиитского полумесяца» — на берегах Средиземного моря и Баб-эль-Мандебского пролива, соединяющего Красное море с Аденским заливом. Эти заявления, с их помпезностью и восточной велеречивостью, смысл которой не вполне точно воспринимается человеком Запада, абсолютно понятен саудовским принцам, кувейтским шейхам и эмирам Дубая. Иран воссоздает древнюю империю, с шиитской теократией и ядерной бомбой. И в этой империи им, принцам, шейхам и эмирам, будет отведена роль покорных вассалов, а суннитам — мусульман второго сорта.

Сужающееся окно возможностей

В силу удачно сложившихся обстоятельств, вызванных, прежде всего, провальной политикой Запада, Иран, впервые со времен династии Сассанидов в VI—VII вв.еках нашей эры, находится на пороге вожделенной мечты — гегемонии на Ближнем Востоке и Аравийском полуострове. Препятствия сметены с пути аятолл. Америка уничтожила режим Саддама Хусейна — «сторожевого пса» Ирана, а затем ушла из разрушенного ею Ирака, приведя к власти шиитов. На этом она не остановилась и сняла с задыхающегося от нехватки средств Ирана санкции.

Арабский мир бьется в лихорадке мятежей, войн и смут. Турция, древний соперник персов, несмотря на демагогию Эрдогана, не готова выступать в качестве региональной супердержавы. Запад беспомощен и парализован мифами политкорректности. Единственный сильный сосед, Россия, — союзник Тегерана. Проблема в том, что «окно возможностей» может в любой момент закрыться. Цены на нефть падают, а значит, сокращается приток доходов в казну. Чтобы восполнить недостаток средств, Ирану нужно утвердить контроль над всеми нефтяными ресурсами Ближнего Востока, включая эмираты и Саудовскую Аравию, где нефть, по прихоти Аллаха, сосредоточена именно в местах концентрации шиитов.

Иран переживает демографический спад. Рождаемость здесь — такая же, как в Европе, меньше чем два ребенка на женщину. При такой ситуации в долгосрочном плане иранцам не выдержать состязания с арабами. Ядерная бомба в наше время — уже давно не нечто эксклюзивное. Нужны только средства. У саудовцев они есть, и вскоре и это преимущество Ирана будет утеряно.

Наконец, если к власти в США придет сильный президент, сделка будет поставлена под угрозу, а то и отменена вовсе.
«Окно возможностей» измеряется не десятилетиями, а годами. Иран должен действовать, и действовать быстро. В противном случае шанс будут упущен безвозвратно. Запугать, парализовать волю арабских режимов, сломить их посредством революций, расколоть, привести к власти шиитов там, где они значительное меньшинство или даже большинство, как в Бахрейне, — вот задача аятолл. Они не могут позволить себе войну на истощение, как СССР или Китай во время «холодной войны», и должны мобилизовать все силы для достижения цели.

Шиитские революции на конвейере

На протяжении всех последних лет Иран готовился к «часу Ч». Еще в 2011 году шииты Бахрейна были близки к тому, чтобы свергнуть правящую монархию, и спасли ее только штыки саудовцев. В июне 2015 года власти Бахрейна обнаружили подпольное предприятие по производству взрывчатки и раскрыли иранскую сеть, планировавшую совершить теракты в Бахрейне и Саудовской Аравии. Взрывчатка, по утверждению главы полиции княжества генерал-майора Тарика аль-Хасана, — та, что используется бойцами КСИР в Ираке и Афганистане. В сентябре прошлого года глава МИДа Бахрейна Халид бин-Ахмад аль-Халифа заявил, что Иран — не меньшая угроза безопасности арабских стран, чем «Исламское государство».
В Кувейте, где шииты составляют треть населения, также была раскрыта сеть Ирана и «Хизбаллы». В ноябре 2015 года ячейка «Хизбаллы» была обнаружена и в Саудовской Аравии, после чего Эр-Рияд внес 12 лидеров «Хизбаллы» в «черный список».

Шиитский богослов Нимр ан-Нимр, казнь которого стала причиной разрыва дипотношений, давно уже был неформальным агентом Ирана и зачинщиком беспорядков. В марте 2011 года шииты, составляющие около 15% населения страны, учинили беспорядки в Эль-Катифе, приведшие к столкновениям с полицией, а в октябре того же года по восточной провинции, где сконцентрированы нефтеносные поля, прокатились массовые волнения, спровоцированные выступлениями ан-Нимра.
Задолго до нынешних событий аятоллы начали готовиться к «блицкригу» на Аравийском полуострове. Сперва они договорились с княжеством Оман, которое контролирует узкий перешеек на другом конце Ормузского пролива, о передаче Тегерану в обмен на выгодное торговое соглашение стратегической высоты Рас Мусандам.

Располагая Рас Мусандамом, Иран получает полный контроль над Ормузским проливом и плацдарм для продвижения вглубь Аравийского полуострова. Любопытно, что сделка эта была достигнута при активном посредничестве США. Воистину, когда Бог решает наказать кого-то, то лишает его разума…

Следующим лакомым кусочком стал Йемен, граничащий с провинциями Джизан, Наджран и Асир Саудовской Аравии, населенной шиитами. Если бы хуситы подчинили себе страну, она стала бы опорным пунктом для вторжения вглубь Саудовской Аравии, ее раскола и уничтожения. Военная операция в Йемене приостановила эти планы, но исход борьбы еще далек от завершения.

В Ираке Тегеран обеспечил влияние через шиитское правительство, в Сирии сумел при поддержке России и «Хизбаллы» удержать у власти и даже укрепить шатающийся режим Асада. Саудовская Аравия и ее союзники зажаты в клещи, разомкнуть которые им пока полностью не удается. Однако исход противоборства еще неясен — у саудовцев есть свои козыри, и немалые.

Саудовские козыри

Козырь первый — суннитские государства во главе с Египтом, ведущей военной державой арабского мира.
Еще в 2011 году министр иностранных дел Египта Набиль аль-Араби, впоследствии — генсек Лиги арабских государств, обозначил «красную черту» для Ирана. Каир не допустит посягательства на суверенитет княжеств Персидского залива, заявил он. Это предостережение было сделано, несмотря на дружеские отношения между Ахмадинежадом и «Мусульманскими братьями» во главе с Мурси.

С того времени политика Каира претерпела немалые изменения, и не в лучшую для Ирана сторону. Сегодня правительство Абдель Фаттаха ас-Сиси, субсидируемое Эр-Риядом, — надежная опора дома саудов. В прямом столкновении с Ираном у Саудовской Аравии и остальных княжеств практически нет шансов выстоять, но ситуация кардинально меняется, если к суннитской коалиции подключается Египет. А то, что он в стороне не останется, сомнению не подлежит.

Через день после разрыва дипотношений между Тегераном и Эр-Риядом глава МИДа Египта Самех Шукри нанес визит в Саудовскую Аравию, обвинил Иран во «вмешательстве во внутренние дела королевства», назвал такое поведение «неприемлемым» и выразил полную поддержку саудовцам. В случае нового раунда скрытого или открытого противостояния Ирану придется иметь дело с равноценным по силе противником. Второй козырь — решительность собственно Саудовской Аравии. На протяжении многих лет лидеры этой страны воспринимались, и справедливо, как пациенты гериатрического отделения, напоминающего советских мастодонтов 80-х годов.

Сегодня здесь появилось новое поколение талантливых и сильных политиков. Речь идет прежде всего о Мухаммеде бин-Салмане — заместителе кронпринца, возглавившем кампанию в Йемене. После того, как хути при поддержке Ирана вышли к границам Саудовской Аравии, в мире единодушно полагали, что Эр-Рияд сделает то, что делал всегда: обратится за помощью к Вашингтону. Однако события развивались по иному сценарию. Бин-Салман за короткий срок сумел сформировать коалицию, мобилизовал ВВС Саудовской Аравии (крупнейшие в регионе после израильских) и развернул наступление на позиции повстанцев-шиитов, вытеснив их из Адена. Он проигнорировал угрозы Ирана «поджечь Саудовскую Аравию» и впервые в современной истории показал, что его страна готова вступить в схватку с более сильным противником.
Козырь третий — низкие цены на нефть. Саудовская Аравия и ее союзники, как Иран и Россия, полностью ориентированы на экспорт энергоносителей, но при этом несопоставимо богаче и Ирана, и России, а их накопления на порядок больше. Чем ниже цены, тем больше шансов на то, что иранцы и русские выдохнутся еще на половине дистанции.

Козырь четвертый — террористические группировки, и прежде всего «Исламское государство» и «Аль-Каида». Все они в равной степени — угроза, как Ирану, так и саудовцам и княжествам Персидского залива (за исключением Катара, который поддерживает «джихадистов» всех мастей). Однако на данный момент они сковывают союзников Ирана — шиитский режим в Багдаде, Асада и «Хизбаллу» в Сирии, истощая и подтачивая ресурсы последних. Наконец, еще один козырь — сионисты, заклятый враг саудовцев, десятилетиями проклинаемый и предаваемый анафеме. Никто и никогда бы не поверил в возможность такого союза, но время и обстоятельства творят поразительные вещи.

В упряжке с «дьяволом»

Спонсор и вдохновитель арабского террора, династия аль-Сауда обнаружила в середине прошлого десятилетия, что есть враги «страшнее кошки». В военных кампаниях в Ливане в 2006 году и в Газе в 2009, 2012 и 2014 годах саудиты откровенно «болели» за Израиль. «Арабская весна», воспетая Западом, вызвала дрожь у венценосных шейхов и еще больше сблизила с Иерусалимом. Феноменально, но после свержения Мурси в Египте в июле 2013 года Эр-Рияд и Иерусалим выступали единым фронтом в защиту режима ас-Сиси на Западе.

В ноябре того же года Sunday Times сообщала, что «Моссад» и саудовские спецслужбы разрабатывают планы совместных действий против Ирана, включая разработку компьютерного вируса Super Stuxnet. Тогда же, в ноябре 2013 года, Бандар бин-Султан (во время визита в Израиль Франсуа Олланда) тайно посетил Иерусалим, а в декабре того же года встретился с экс-главой «Моссада» Тамиром Пардо в иорданской Акабе.

Племянник покойного короля Абдаллы принц-миллиардер Эль-Валид бин Талал не побоялся заявить, что «угроза исходит из Персии, а не от Израиля». «Мы очень обеспокоены», — сетовал принц, перечислив поименно, кто именно эти «мы»: «Израиль, Саудовская Аравия и другие страны региона». Это было начало его, как мы убедимся дальше, произраильских деклараций. В декабре 2013 года ливанская газета «Ас-Сафир» писала о совместной операции повстанцев Сирийской свободной армии, Саудовской Аравии, США и Израиля против режима Асада в пригороде Дамаска. Участие «Моссада» состояло в передаче повстанцам разведданных о дислокации противника и создании радиопомех в коммуникациях «Хизбаллы».

То была только прелюдия внезапной вспыхнувшей любви заклятых врагов. В августе 2014 года, во время операции «Несокрушимая скала», глава саудовского МИДа принц Сауд бин-Фейсал аль-Сауд назвал ХАМАС «единственным виновным в бедах палестинского народа». В то же время экс-глава саудовской разведки принц Турки бин-Фейсал встречался с бывшим главой АМАНа Амосом Ядлином в израильском Институте национальной безопасности. СМИ сообщали о тайных переговорах в Париже между главой МИДа ОАЭ (ближайшим союзником Саудовской Аравии) шейхом Абдаллой бен-Заидом и бывшим главой МИДа Израиля Авигдором Либерманом. Переломным моментом стал «ближневосточный Мюнхен» — сделка с Ираном Запада. Извечный принцип «враг моего врага — мой друг» вступил в силу. Выступая на Всемирной ассамблее арабских богословов в Джидде в августе 2014 года, глава МИДа Саудовской Аравии аль-Сауд огорошил присутствовавших неожиданным откровением. «Мы должны отказаться от насаждения ненависти в отношении Израиля и нормализовать отношения с еврейским государством», — заявил он.

1 декабря 2014 года министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими заявил на конференции ОПЕК, что Королевство готово поставлять нефть любым странам, включая Израиль. «Его величество король Абдалла бин-Абд аль-Азиз всегда выступал за дружеские отношения со всеми народами, включая еврейский», — огорошил он присутствовавших.
Бахрейн еще десять лет назад отменил экономический бойкот Израиля под предлогом того, что «этого требует» принадлежность к Всемирной торговой организации (ВТО). Саудовцы, ОЭА и Оман дают понять, что последуют этому примеру.

Чем сквернее обстояли дела с Ираном, тем крепчала симпатия к «сионистам». 4 марта 2015 года главный редактор «Аль-Арабии» Файсал Аббас призвал президента США «прислушаться к Нетанияху», сумевшему «обобщить посыл о ясной и насущной опасности, угрожающей Израилю и союзникам США». Спустя всего две недели Ахмад аль-Ферал, обозреватель ежедневной газеты «Аль-Джазира», выразил надежду, что Нетанияху защитит интересы стран Персидского залива гораздо лучше, чем «глупая политика одного из худших президентов Америки».

За словами последовали дела. 5 июня 2015 года гендиректор МИДа Израиля Дори Голд встретился в Вашингтоне с саудовским посланником и генералом запаса Анваром Маджидом Эшки, бывшим советником принца Бандара бин-Султана.
Анвар Эшки был на удивление откровенен — он обнародовал стратегический план из семи пунктов: в первом говорилось об установлении мира с Израиля, во втором — о смене иранского режима. Остальным темам, включая создание объединенных арабских вооруженных сил, было отведено второстепенное место. За последние полтора года состоялось пять встреч между израильтянами и саудовцами, и все — в дружественных для Израиля государствах: Индии, Италии и Чешской республике. «Мы обнаружили, что сталкиваемся с идентичными проблемами и вынуждены искать идентичные ответы», — цитирует World Tribune генерала в отставке и эксперта по «Хизбалле» Шимона Шапиро.

«Ответы» были и правда идентичны. Так, хути утверждали, что во время одного из рейдов на саудовскую базу захватили партию израильского оружия. Спекуляции? Возможно, и нет…

Саудовская Аравия если и вспоминает о палестинцах, то далеко не всегда в позитивном для них контексте. В марте 2014 года саудовские спецслужбы конфисковали палестинскую литературу на Международной книжной ярмарке в Эр-Рияде — 10 тысяч экземпляров книг, включая сочинения Махмуда Дарвиша и беглого депутата Кнессета Азми Бешары. 20 апреля прошлого года арестовали Махера Салаха, главу финансовой сети ХАМАСа, по обвинению в контрабанде. Бойкот Израиля тает на глазах: по сообщению агентства Maan, в середине мая 2015 года на встречу представителей арабских стран в Аммане были приглашены израильтяне.

Телефонный опрос, проведенный в Саудовской Аравии израильским Институтом геополитики и стратегии (респонденты не знали, что опрос проводят израильтяне) в начале июня, дал неожиданный результат: большинство саудовцев назвали своими главными врагами Иран (53%) и ИГ (22,1%). Почти 25% опрошенных видят в Израиле союзника. 20 июня прошлого года Wikileaks опубликовал саудовские документы, из которых явствовало, что студенты Королевства посещали посольство Израиля в Вашингтоне, беседовали с дипломатами и даже фотографировались с ними. В ноябре 2015 произошло событие, потрясшее все основы мироздания. Уже упомянутый выше принц эль-Валид бин Талал предложил, по сообщению кувейтской газеты «Аль-Кабас», заключить «оборонительный союз» с Израилем.

Дальше идет вопиющее кощунство (да простят нас правоверные!): «В случае обострения палестинской интифады я встану на сторону еврейского народа и его демократических устремлений и задействую все мое влияние, чтобы подорвать единодушие арабов, осуждающих Тель-Авив, потому что я считаю, что арабо-израильская дружба необходима для предотвращения опасной иранской авантюры».

В ноябре в Абу-Даби открылось официальное израильское представительство при штаб-квартире Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), а через месяц года произошло «чудо Хануки». Король Бахрейна Хамад бин-Исы аль-Халифа, верный вассал саудитов, впервые провел ханукальную церемонию в собственном дворце. Ханукальные свечи зажигал директор Конференции европейских раввинов Моше Левин — главный раввин жандармерии Франции.
Все это неизменно сопровождается рутинными заявлениями о правах палестинского народа, но палестинская проблема отодвинута не на второе, а на десятое место.

Речь не идет, разумеется, о создании коалиции, даже несмотря на смелые декларации эль-Валида бин Талала. Саудовской Аравии не нужны официальные отношения с Израилем, как и Израилю не нужно формальное участие в антииранском альянсе. Наилучшая для Израиля роль — это формальный нейтралитет, роль ближневосточной Швейцарии в двух мировых войнах.

Но в то же время ему жизненно важно, чтобы победу в надвигающейся большой войне одержала суннитская коалиция. Саудитам, в свою очередь, необходимы военные технологии, «мозги», опыт и разведданные Израиля. Это увеличивает их шансы на победу в ситуации, когда США покидают Ближний Восток, тасуя карты в отношениях с союзниками и врагами.
В раскладе сил перед большой битвой сионисты волею судеб оказались по одну сторону баррикад с ваххабитами. История — дама с юмором… (9tv.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/08/v-shage-ot-pervoy-mirovoy-islamskogo-mira-izrail-v-fokuse
Опубликовано 8 апреля 2016 в 19:15
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами