• USD 58.77 +0.16
  • EUR 69.60 +0.34
  • BRENT 62.31

«Панама»: в «глобальном мире без офшоров» легальными будут только транснациональные корпорации

Пришедшее из Франции и ставшее нарицательным с конца ХIХ века понятие «Панама» стало образным символом для любых крупных и разрушительных финансовых афер и связанной с ними коррупции. Французская «Панама» была явлением национальным. 3 апреля 2016 года новая «Панама», но уже в глобальном масштабе, потрясла мир. Одновременные публикации в рамках проекта «Панамский архив» — Panama Papers Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) — материалов расследования о теневой финансовой деятельности в офшорах посредством услуг панамской юридической конторы Mossack Fonseca. В документах офшорного досье фигурируют имена 12 бывших и действующих глав государств и правительств, 128 политиков из Евросоюза, Бразилии, Китая, Украины, Сербии, Азербайджана и других стран. Журналистское расследование, длившееся 12 месяцев, провоцирует политические отставки и уголовные преследования. Первой жертвой новейшей «Панамы» стал ушедший 5 апреля в отставку премьер-министр Исландии Сигмюндюр Гюннлейгссон. Маленькая страна, продвигающая систему прямой демократии, продемонстрировала быстрое решение политического вопроса. Гюннлейгссона ждет общественное осуждение за его ложь с высокой политической трибуны и уголовное преследование.

Случай с журналистским расследованием документов панамской юридической конторы Mossack Fonseca документально подтвердил хорошо известный и давно обсуждаемый на политическом уровне и в СМИ факт: уклонение от уплаты налогов в крупном размере процветает в глобальном масштабе. Инструментом этого рода преступной деятельности являются особые юрисдикции — налоговые убежища, именуемые офшорами.

Оборотной стороной глобального мира должны были стать скандалы глобального масштаба, и мы их получили за последние шесть лет. Скандалы эти стали именовать «утечками». Первая «утечка» — это т. н. «Каблгейт» (Cablegate) — публикация документов Джулианом Ассанжем в рамках проекта Wikileaks в 2010 году. Вторая «утечка» — это публикации в СМИ в 2013 году об электронном глобальном шпионаже США в связи с передачей секретных документов журналистам беглым контрактором ЦРУ Эдвардом Сноуденом.

И вот теперь третья «утечка» — публикации в СМИ, основывающиеся на похищенном архиве Mossack Fonseca. Mossack Fonseca является юридической фирмой со штаб-квартирой в городе Панаме и с офисами в 42 странах мира. Фирма Mossack Fonseca стала одним из самых активных в мире регистраторов и администраторов для подставных компаний в офшорных зонах мира. На протяжении своей истории Mossack Fonseca оформила создание более 300 тыс. подставных фирм, большинство из которых получили юрисдикцию в офшорных налоговых убежищах, таких как Британские Виргинские острова, Кипр и Гернси. Работающие в офшорах офисы Mossack Fonseca предоставляют услуги поддержки деятельности подставных компаний. За плату Mossack Fonseca обеспечивает подставные компании фиктивными директорами и акционерами, тем самым скрывая истинного владельца и фактического бенефициара бизнеса.

Утечки документов в рамках «Панамы» позволяют раскрыть фактических владельцев 214 тыс. офшорных подставных компаний, управляемых Mossack Fonseca. Длинный список имен включает в себя десятки нынешних и бывших глав государств, а также сотни политиков, общественных деятелей и всякого рода знаменитостей. Многие из них, если не большинство, участвовали в сокрытии своих доходов посредством деятельности подставных компаний. Они не платили у себя дома причитающиеся с них налоги. Они не декларировали свою бизнес-деятельность в офшорах. Таким образом, в настоящее время тысячам клиентов Mossack Fonseca угрожает юридическое преследование в своих странах за уклонение от уплаты налогов.

В последнем случае утечки «Панамы» поражают своими масштабами. Если Cablegate Wikileaks основывался на электронных документах объемом в 1,7 гигабайт, то «Панама» равна 2,6 терабайтам информации, т. е. в тысячу раз больше! В общем итоге проект «Панама» основывается на 11,5 млн отдельных документов из архива Mossack Fonseca. Конкретно это 4,8 млн копий электронных писем, более 3 млн баз данных с учетом банковских операций, более 2,1 млн документов в формате pdf, 320 тыс текстовых файлов и прочее. Очевидно, что все «утечки» от WikiLeaks до «Панамы» объединяет одна общая основа — это современные компьютерные технологии. В случае если бы архив Mossack Fonseca существовал в бумажном виде, тайно похитить подобный объем документов или перефотографировать его было бы просто физически невозможно. Документы «Панамы» хронологически охватывают период с 1977 по 2015 год. Первая временная грань указывает на то, что управляющие Mossack Fonseca перевели в электронную форму свой бумажный архив конца 1970-х и 1980-х годов, тем самым облегчив дело разоблачителям.

Вторая утечка последних лет — от Эдварда Сноудена — является и ключом к ответу, как была проведена исходная операция для «Панамы», а именно посредством удаленного доступа к архиву Mossak Fonseca. Сама эта операция с исходной точкой за тысячу километров от Панамы указывает на транснациональные или глобальные возможности существующего потенциала. В свое время Сноуден утверждал, что если у американской службы электронного шпионажа АНБ имеется «цель», условно говоря ваш компьютер, то этот компьютер вам больше не будет принадлежать. Он станет «собственностью» американского правительства. Сейчас директор Mossack Fonseca утверждает, что документы его фирмы похитили некие анонимные хакеры. Однако почерк скандала позволяет заподозрить, что под личиной неизвестных «хакеров» скрывается высоко квалифицированная работа именно американской АНБ. Простая логика по принципу «кому выгодно» указывает на это обстоятельство. Об этом свидетельствуют и детали реализации похищенных материалов. Как и в случае со Сноуденом, утечку в рамках «Панамы» связывают с поступком одиночки-идеалиста, который будто бы связался с южно-германским консервативным изданием Suddeutsche Zeitung более года назад. Получив заверения от редакторов Suddeutsche в том, что его анонимность будет гарантирована, источник передал редакции в несколько приемов более 11,5 млн файлов. Организатор утечки не просил от Suddeutsche Zeitung финансового или иного вида вознаграждения, но он лишь выразил надежду, что подтвержденные документально преступления будут наказаны человечеством.

Столкнувшись с самой большой документальной утечкой компромата, журналисты Suddeutsche Zeitung связались с базирующимся в Вашингтоне Международным консорциумом журналистских расследований (ICIJ), который является подразделением американской НКО «Центр за честность в обществе». В результате организационной деятельности американской ICIJ к немецкой группе журналистов присоединились 370 журналистов, представляющих 100 новостных агентств и изданий СМИ из 76 стран. Так разоблачения в СМИ получили глобальный размах. Одновременная публикация в разных странах, материалов, касающихся национальных фрагментов глобальной «Панамы» прекрасно демонстрирует, что разоблачения прекрасно скоординированы и управляются из одного центра, который находится именно в Вашингтоне.

Заметим, что «Панама» Mossack Fonseca стала очередным шагом в дискредитации и разоблачении офшорной деятельности, осуществляемой третий год конкретно Международным консорциумом журналистских расследований. Разоблачения идут в русле политики наступления на офшоры, официально инициированного США и Евросоюзом. В 2013 году ICIJ осуществлял журналистское расследование в рамках проекта Offshore Leaks. В 2014 году — против люксембургских банков, практиковавших у себя в Люксембурге офшорную практику. «Утечка» документов из Люксембурга тогда составила объем информации в 4 гигабайта. В 2015 году — против швейцарских банков с «утечкой» в руки журналистов ICIJ 3,3 гигабайтов информации.

Самое важное в новейшей «Панаме» — это то, что утечки документов прямо указывают на то, что среди клиентов Mossack Fonseca по меньшей мере представлены 33 физических лица и компании, которые находятся под государственными санкциями США или ООН, участвуют в организованной преступности, наркобизнесе или имеют тесные контакты с террористическими организациями. Это показало все более исчезающие разделительные линии между разными сферами незаконной деятельности: такими, как уклонение от уплаты налогов, отмывание денег, организованная преступность или международный терроризм. Этой деятельности, как доказывается сейчас, прямо способствуют такие недобросовестные компании, как Mossack Fonseca, которые действуют в качестве анонимных баз для коррумпированных политиков, богатых знаменитостей из сферы массовой культуры и мира развлечений, преступников и террористов.

Как следствие «Панамы» — в западных СМИ уже раздались призывы к властям, чтобы западные спецслужбы разобрались с офшорной деятельностью, которая подрывает общественную и экономическую безопасность. С подобной точки зрения, исходящей из Вашингтона, национальным системам безопасности предлагается начать смотреть на уклонение от уплаты налога посредством офшоров, как на экзистенциальную угрозу собственной национальной безопасности. Но одновременно утечка в рамках проекта «Панама» масштабно демонстрирует общую несостоятельность или слабость национальных правительств перед лицом глобальных потоков финансового капитала, ставящих в конечном итоге в нелегальной подводной части под угрозу стабильность и внутреннюю общественную сплоченность развитых и развивающихся стран. Продвигается идея наднациональной координации кампании против офшоров, лидерство в которой конкретно определено для США.

Утверждается, что сам масштаб офшорных фондов, которые, по весьма преувеличенному мнению некоторых экспертов в США, суммарно составляют $ 32 трлн, ставит под угрозу экономическую безопасность национальных государств.

Совокупный офшор сильнее национального государства. Из Вашингтона предлагают это явление рассматривать в качестве экзистенциальной угрозы функциям государства в финансировании бюджетных расходов и установлении справедливого налогообложения. Утверждается, что государству всеобщего благосостояния и среднему классу непосредственно угрожает неспособность государства или его нежелание следить за нерегулируемыми движениями капитала в офшорные налоговые убежища и обратно в национальную финансовую систему в виде легальных инвестиций. Сегодня целый ряд государств, включая страны южной Европы, Балкан, а также Латинской Америки, рушатся под фискальным весом, созданным, в том числе, массовым уклонением от уплаты налогов и организованной преступностью. Последняя в настоящее время активно работает в тесном сотрудничестве с банковским сектором, создавая тем самым еще больше возможностей для отмывания денег и других финансовых противоправных действий в беспрецедентных масштабах. Разоблачения Suddeutsche Zeitung показывают, что линия, которая отделяет законную экономическую деятельность от незаконной, в глобальном капитализме остается чрезвычайно прозрачной. Нужен глобальный правоохранитель для ее пресечения.

Как следствие «Панамы», национальным государствам предлагается увеличить экономическую составляющую в их деятельности в рамках «общей миссии» по общественной безопасности. Уже прозвучали призывы, чтобы западные спецслужбы смотрели на движение капиталов в офшоры как на асимметричную угрозу национальной безопасности, обществу и законопослушным гражданам. Спецслужбы стран Запада зовутся на борьбу с офшорными налоговыми убежищами, равною по интенсивности с той, что они продемонстрировали в противостоянии терроризму после теракта в США 9/11. Стратегическая задача для спецслужб определена, и она проста: нужно лишить убежища всех, кто занят отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов. «Панама» продемонстрировала, что преступную офшорную деятельность достаточно легко можно разоблачить, создав массовую документальную основу для судебных преследований. Базу должны обеспечить спецслужбы.

Стратегия глобального лидерства США предполагает создание самими США текущей глобальной повестки дня. Так, например, громкая и назойливая кампания борьбы против международного терроризма связана именно с определением США одного вопроса глобальной повестки дня. Таким же образом США поступают и в вопросе охраны окружающей среды с глобальным ограничением выбросов углерода. Аналогичным образом следует расценивать и борьбу против офшоров, как одно из средств оформления глобального лидерства США. На глобальную повестку дня громко поставлен вопрос о борьбе с офшорами в масштабе всей планеты. Дело Сноудена ранее продемонстрировало миру, что у США есть специфические инструменты для выполнения такой задачи.

В заключение надо отметить, что вышедшая на новый глобальный уровень борьба с офшорной практикой ставит в весьма уязвимое положение «элиты» на постсоветском пространстве, в том числе и в России. Специфическая приватизация способствовала глубокому привитию офшорных практик на постсоветском пространстве. Под их прикрытием осуществлялся и идет потоком вывоз капитала. Посредством них под видом «иностранных» маскируются внутренние инвестиции. Кампания США и их союзников против офшоров в глобальном масштабе неминуемо поставит вопрос о «криминальном» характере постсоветского государства, который потребует, как минимум — его санацию, как максимум — деструкцию. «Панамой» США продемонстрировали, что могут легко предоставить документальные подтверждения продвигаемому в общественное пространство тезису о «криминальном государстве» на постсоветском пространстве. В подобной логике сейчас представлено внешнее охлаждение США и ЕС к их «союзникам» на Украине.

Разумеется, в создаваемом США глобальном мире без офшоров на легальных основаниях смогут действовать преимущественно транснациональные корпорации и банки, которые для получения прибыли не нуждаются в офшорном прикрытии и для которых действующие политики остаются лишь действующими на определенный срок политическими менеджерами.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/06/panama-v-globalnom-mire-bez-ofshorov-legalnymi-budut-tolko-transnacionalnye-korporacii
Опубликовано 6 апреля 2016 в 15:00
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами