• USD 58.65 -0.15
  • EUR 69.11 -0.06
  • BRENT 63.34 +0.17%

«Поведение Москвы относительно Литвы отличается инфантильным сверхблагородством»

Обозреватель издания «Комсомольская правда» Галина Сапожникова (которую недавно власти Литвы занесли в список персон нон-грата) считает, что события 13 января 1991 года в Вильнюсе стали результатом двойного предательства, а нынешнее поведение России относительно этой страны является совершенно неразумным.

«Советский Союз трещал по швам, то по одному краю, то по другому. Особенно дерзко вела себя Литва, и наивные горбачевские слюни „Им отделиться от нас совести не хватит!“, которыми он защищался от нападавших на него депутатов Верховного Совета, уже не работали. Совести хватило: в математических расчетах, которые, как колоды карт, раскидывали на телеэкранах литовские экономисты, получалось, что Литва кормит всю страну. Почему-то так думала не она одна — и Эстония с Латвией, и Украина, и Молдавия, даже абсолютно дотационная Грузия. Учитывались мясо, молоко и конфеты, а то, что все эти республики получали взамен в виде нефти и газа, в расчет не принималось. Совсем. Поэтому оскорбленная своим благородством Литва выходила на митинги и самовыражалась в телевизионных издевках в адрес Москвы. Лидер „Саюдиса“ Витаутас Ландсбергис, уже сколотивший группу боевиков в Каунасе, истерил в эфире о том, что Литва находится в состоянии войны с СССР (вы только вдумайтесь в смысл этой фразы!) и призывал паству к жертвенному алтарю. И паства послушно туда шла и ехала к нему целыми автобусами. В Москве решено было это дело прекратить, быстро и по-военному. Если следовать стилистике тех лет, нужно было бы написать: „по-военному кондово“ — армию тогда не пинал только ленивый. А именно: захватить гнезда идеологической заразы — вильнюсские телебашню и телецентр, и купировать источник антисоветской пропаганды. Что было делать совершенно бессмысленно — в Каунасе работал запасной телевизионный узел, и передачи о „советском агрессоре“ успешно продолжали выходить даже после того, как телецентр и телебашня были то ли захвачены, то ли освобождены — как кому больше нравится. Но у военных был приказ, который приходилось выполнять. Итог: тринадцать погибших гражданских лиц и двадцатилетний лейтенант из „Альфы“ Виктор Шатских, плюс полная дискредитация советских силовых структур и потеря доверия к центральной власти. И как результат восстановленная после августовского путча литовская независимость, которую спустя еще тринадцать лет Литва радостно утратила, вступив в Евросоюз и потеряв почти миллион эмигрировавших туда своих граждан», — напоминает Сапожникова.

«Кто был тот демон, который отдал неумный приказ завладеть телебашней и телецентром, за эти двадцать пять лет выяснить так и не удалось: Горбачев от всего открещивался, утверждая, что в ту ночь спал и „Альфу“ в Вильнюс не посылал, а военные клялись, что им выдавали только холостые патроны. Московские следователи не обращали внимания на найденные на месте происшествия гильзы от патронов, которые Советская Армия не использовала — трудно представить себе „альфовца“ или псковского десантника, бегущего на захват объекта с винтовкой Мосина образца 1891-го года, явно вытащенной из какого-нибудь дедовского схрона. Но литовские коллеги (да-да, велось два параллельных расследования) предпочли всего этого не заметить. В литовские учебники та история вошла как пример „советской агрессии“ против независимой страны, которая независимой была только на словах, продолжая вкушать прелести энергоподпитки из центра. И вся последующая идеологическая доктрина Литовской Республики выстраивалась именно вокруг нее: именами погибших названы улицы, Старый Новый Год, который для литовцев в советские времена был любимым праздником, был навечно отменен и вместо елок 13 января в Вильнюсе теперь зажигают поминальные костры. Но, как это обычно и бывает, спустя десятилетия швы наспех сшитого сюртука начали расползаться и из них во все стороны полезли несоответствия», — отмечает журналистка.

«Выяснилось, что в людей стреляла с крыш некая „третья сила“, точно по той же схеме, что спустя двадцать три года повторилась на киевском Майдане. Об этом написали в книгах сразу несколько человек: писатель и один из прародителей „Саюдиса“ Витаутас Петкявичюс, бывший секретарь по идеологии литовской компартии на платформе КПСС Юозас Куолялис и экс-лидер организации „Единство“ Валерий Иванов. Последний за свою книгу „Литовская тюрьма“ получил год реальной тюрьмы. А до этого еще три года отсидел за политические взгляды. Неудивительно поэтому, что литовского политика Альгирдаса Палецкиса, который повторил в прямом эфире радио знаменитую фразу „Как теперь выясняется, свои стреляли в своих“, тоже начали прессовать. Судили, но не посадили — к тому времени Литва все ж таки была уже в Евросоюзе… Суд он проиграл фактически, но выиграл морально — слова Палецкиса о неизвестных стрелках с крыш в суде подтвердили двенадцать свидетелей (!) — жители окрестных домов. Часть из которых потом тоже получили повестки в суд… Дабы эта правда никуда больше не растекалась, в Уголовный Кодекс Литовской Республики даже специально была введена статья об уголовном наказании за отрицание факта советской агрессии. То есть, подвергнув сомнению официальную версию новейшей литовской истории, вы рискуете получить срок», — указывает Галина Сапожникова.

«Для того, чтобы поставить на России юридическое клеймо «преступного государства», в Литве было решено затеять заочный судебный процесс над 64 гражданами России и Белоруссии, в числе которых маршал Дмитрий Язов, экс-командир «Альфы» Михаил Головатов и еще несколько десятков постаревших псковских десантников и солдат 107 мотострелковой дивизии, чьи имена удалось раздобыть следствию. Списки составлены совершенно хаотично — будто следователи спешно переписывали фамилии с каких-то бумажных огрызков: экс-министр обороны Язов соседствует там с рядовыми солдатами, вина которых заключалась лишь в том, что их командиры в безумном 1991-м году подчинились приказу какого-нибудь «демократа» и послушно сдали списки всех, кто был послан в ту несчастную командировку. Что интересно — Михаила Горбачева, который отправил «Альфу» и прочих «порешать вопрос» в этом списке нет. Зато есть танкист Юрий Мель, бывший на тот момент лейтенантом — пару лет назад он был задержан на литовской границе, потому что никто его не предупредил о том, что в Литву россиянам ездить опасно, и теперь единственный из всех подсудимых ждет суда в литовской тюрьме. Интересна сама история этого уголовного дела. В 1991-м году оно насчитывало 37 томов. Суть расследования была сформулирована в записке тогдашнего генерального прокурора СССР Николая Трубина: «Каких-либо доказательств, подтверждающих гибель и ранения потерпевших именно от действий военнослужащих, работники прокуратуры не представили и действительные обстоятельства произошедшего от нее скрывают… Многочисленные показания свидетельствуют о том, что большинство потерпевших у здания телецентра в действительности погибло не от выстрелов военнослужащих и наезда танков, а от выстрелов самих боевиков, наезда легковых автомашин и других причин, не связанных с данным происшествием».

Доподлинно было установлено, что танки никого не давили — на гусеницах не было обнаружено следов крови. Шесть человек погибли от выстрелов сверху, еще один — от черепно-мозговой травмы, причем в уже мертвое его тело было выпущено семь пуль. Но… степень недоверия к органам центральной власти была тогда столь велика, что в это никто не хотел верить. После августовского путча материалы уголовного дела были вывезены в Москву. Люди рисковали своими жизнями и думали, что совершают подвиг. Это было в конце августа 1991-го. А уже 18 сентября того же года на волне всеобщего — альтруизма все эти 37 томов были безвозмездно переданы Россией в дар Литве. Так сказать, в знак вечной дружбы и добросотрудничества… Копий не осталось. За двадцать пять лет 37 томов превратились в 700. Какие такие художественные подробности досочинили литовские следователи, что количество бумажек увеличилось в 19 раз (!) — неизвестно. Скоро узнаем: процесс начинается 27 января и продлится полгода", — пишет обозреватель.

«Что особенно поражает — так это поведение российской стороны: инфантильным сверхблагородством и гиперпорядочностью. В те годы, когда литовская президентша Даля Грибаускайте обзывала Россию „террористическим государством“, `российские судьи продолжали рассылать повестки и вызывать бывших омоновцев и десантников на допросы на основании Договора о взаимной правовой помощи. За особо упрямыми судебных приставов высылали аж в марте 2015-го! Есть еще один удивительный факт: под фамилиями тех, кого Литва сейчас будет заочно судить, указаны точные домашние адреса. Заполучить их без российской помощи было невозможно. Получается, сами оказывали юридическую помощь литовцам в организации процесса против нас самих… О чем в мире вообще не знает никто — так это о количестве политрепрессированных, которых Литва начала преследовать сразу после обретения независимости. За явной неадекватностью соседних Латвии с Эстонией, лишивших русских гражданских прав, Литва, принявшая „нулевой вариант“ гражданства, казалась всем светочем демократии. Потому никто не следил, сколько человек за эти годы литовская Фемида осудила, скольких продержала в тюрьмах за политические взгляды и на скольких еще объявила охоту. В одной только Белоруссии таких больше сотни — а еще в России, Украине и даже в Китае — стопроцентных литовцев, вынужденных забыть слово „родина“», — напоминает журналистка.

«В чем состоит урок той вильнюсской истории лично для меня, как журналиста? Вовсе не в том, что двадцать пять лет назад мы не смогли разгадать простейший ребус с „сакральными жертвами“, необходимыми для цветной революции в точном соответствии с теорией Джина Шарпа. Нас обошли в карточных играх многоопытные игроки, уже тогда знакомые с 198 пунктами ненасильственного свержения власти, а мы были прекраснодушны и неопытны и свято верили в то, что впереди нас ждет удивительная „неполживая“ жизнь. В том, что всех литовцев тогда мы автоматически записали в „саюдистов“, страстно мечтающих о свободе. Нас к этому изящно подвели в конце 80-х, навязав комплекс вины за двадцатый век, который на тот момент затмил преступления и фашистов, и „лестных братьев“. Телевизор показывал исключительно тех, кто митинговал, танцевал и плакал. Но знаете, в чем состоит самое главное мое откровение от многочисленных интервью с жителями Литвы, которых за последние несколько лет в моем диктофоне скопились сотни, если не тысячи? В том, что в 1991-м людей, которые получили в СССР образование и работу, стали из батраков профессорами и понимали, ЧТО может произойти с их чудесной маленькой родиной, если она отплывет в агрессивный национализм — в Литве была минимум половина. Но победили не они, а телевизионная картинка со свечами и трехцветными ленточками. Победил хвост, виляющий собакой. За который, собственно, и шла главная борьба в трагическую ночь с 12 на 13 января четверть века назад», — заключает журналистка.

Как сообщало EADaily, 13 января президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что это государство не намерено оставлять в покое всех, кого оно считает виновными в трагедии 13 января 1991 года в Вильнюсе. Всего в деле о событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе значатся имена 69 человек. Все они на данный момент являются гражданами России, Белоруссии и Украины и будут судимы заочно.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/01/14/povedenie-moskvy-otnositelno-litvy-otlichaetsya-infantilnym-sverhblagorodstvom
Опубликовано 14 января 2016 в 15:19
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами