• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.00

«В этом году стало ясно, что ЛНР и ДНР будут развиваться как непризнанные государства»

Эксперты подвели итоги года для республик Донбасса

Прошедший год не принес качественных перемен в статусе народных республик, который, несмотря на все же продвигающийся вперед процесс государственного строительства, остается неопределенным. Впрочем, это не помешало ЛНР и ДНР весной 2015-го с размахом отметить годовщину своего образования, продемонстрировав, что возвращаться на Украину они явно не собираются. В военной сфере сохраняется status quo. При этом продление понимаемых каждой стороной по-своему Минских договоренностей, о котором стало известно к концу года, говорит о том, что конфликт пытаются заморозить, но не решить. EADaily обратилось к экспертам с просьбой подвести итоги уходящего года для ЛНР и ДНР.

Ополченец и волонтер Александр Жучковский:

Итоги года для Новороссии подводить сложно, потому что Новороссии как таковой в информационном пространстве и в «реальной политике» нет. Есть идея, которая осталась в сердцах русских людей (идея присоединения к России значительной части так называемой Украины, то есть русских земель — как минимум восьми областей Украины) и, пожалуй, в «неофициальной» воинской символике ополченцев Донбасса (шевроны и флаги «Новороссия», которые функционеры ЛДНР рекомендуют не использовать).

Что касается итогов года для Донбасса, то главный итог прошедшего года лично для меня (человека, имеющего отношение к армии ДНР) также неутешителен: значительная часть территории ЛНР и ДНР по-прежнему находится под оккупацией украинцев. Последняя крупная военная кампания, которая давала шанс на качественное изменение ситуации, имела место почти уже год назад — я имею в виду боевые действия в январе-феврале, в ходе которых мы взяли Дебальцево, донецкий аэропорт и несколько населенных пунктов под Мариуполем. Согласитесь, не Бог весть какое достижение!

Человеческие жертвы были колоссальны, принципиально же в сложившейся ситуации мало что изменилось: Донецк и другие крупные города (включая Дебальцево) от артобстрелов обезопасить не удалось до сих пор, а вторые Минские соглашения, которые были заключены к концу зимней кампании, «забуксовали» с первого же дня их заключения, и на конец текущего года можно констатировать, что ни один пункт этих соглашений полностью так и не был выполнен.

В данный момент можно сказать, что все попытки России что в «минском», что «нормандском» формате договориться с «украинскими партнерами» не удались: никакие политические, дипломатические инструменты воздействия не работают, все шаги противника направлены исключительно на эскалацию конфликта, и это видно как по риторике официального Киева, так и по действиям ВСУ, которые на протяжении всего года продолжали наращивать силы и средства вблизи «линии соприкосновения».

Было бы неверно говорить, что Россия использует исключительно дипломатический инструментарий и сидит, сложа руки. Конечно, Донбассу по-прежнему оказывается колоссальная социальная и военная поддержка. В общем-то, стоит признать, что независимость ЛДНР (пусть и в таком усеченном виде) и боеспособность ВСН — это прямая заслуга России.

При этом надо понимать, что два корпуса в республиках боеспособны лишь постольку, поскольку снабжаются российским вооружением, боеприпасами и топливом. И даже с такой поддержкой длительное время противостоять регулярной украинской армии (которая тоже не одинока — ее поддерживают и снабжают многие европейские страны и США) республиканские корпуса не смогут. На случай украинского «блицкрига» — попыток ВСУ в короткое время нанести удар значительными силами с целью окружить столицы республик и отсечь их от границ с РФ — народное ополчение Донбасса страхует так называемые «отпускники» — сконцентрированные на границе и местами на территории Донбасса большие скопления военнослужащих со значительным количеством бронетехники.

На самом деле за год мало что изменилось, разве что общая гуманитарная ситуация немного выправилась, население Донбасса несколько оправилось от ожесточенных боев и артобстрелов, да и снабжение армии республик улучшилось. Дисциплина и управляемость войсками тоже на порядок выше, но какой ценой это было достигнуто, мы знаем — за год были устранены увольнениями или убийствами практически все популярные народные командиры, и вслед за ними из ополчения ушло немало идейных добровольцев, с самого начала участвующих в войне за освобождение Донбасса.

Остается надеяться лишь на то, что в Москве окончательно убедились в бесперспективности «политического урегулирования» конфликта и готовятся к «принуждению к миру» противника военной силой.

Многое говорит о возможности развязывания украинцами активных военных действий в ближайшее время. Это признает и руководство республик, об этом говорят и многие разведданные. Общее мнение сводится к тому, что попытка наступления ВСУ будет предпринята, когда для этого сложатся соответствующие погодные условия. К примеру, промерзнет земля для хода бронетехники.

Что произойдет в ближайшие недели и месяцы, гадать бесполезно. Это зависит от многих факторов, главным образом международных. Если переговоры политиков так и не выйдут из тупика — полномасштабных боевых действий на Донбассе не избежать. Надеюсь, что они приведут к более качественному изменению ситуации, чем прошлогодняя военная кампания. Как минимум, следует отбросить вражескую артиллерию на безопасное для наших городов расстояние. Для достижения хоть каких-то логичных итогов этой двухлетней истории, необходимо освободить всю территорию бывших Донецкой и Луганской областей. Если это произойдет, можно вести переговоры дальше — с позиции силы и на наших условиях. А после уже можно заглядывать в будущее и думать уже о «большой Новороссии».

Военный публицист Борис Рожин:

В этом году стало ясно, что республики будут развиваться именно как непризнанные государства. В Россию они в ближайшее время не попадут, на Украину — тоже. Соответственно, будет реализовываться приднестровский сценарий. Войну прекратить в этом году так и не удалось. Минские соглашения только заморозили ситуацию, но не смогли ее изменить.

Республики продолжают строить собственную государственность. Но в этом году стало окончательно понятно, что концепция «большой Новороссии» в ближайшее время реализована не будет. Отмена этого сценария произошла еще в 2014 году, а в 2015 стало очевидно, что он потерял всякое практическое воплощение. Перспективы выполнения Минских соглашений как не было, так и нет ни по политическим, ни по военным пунктам.

Наступление ВСУ возможно, если будет соответствующая отмашка из Вашингтона. Если ее не будет, то продолжится позиционное противостояние с артобстрелами и боестолкновениями, но без каких-либо боевых действий уровня Дебальцево или Иловайска.

Руководитель центра координации «Новая Русь» Алексей Анпилогов:

Изменения в статусе Новороссии, которые объявлялись, предполагались и доносились в качестве совершённых, так и не произошли. Это, к сожалению, касается как каких-то частных вопросов, так и в целом состояния республик, которые не обрели даже минимального признания со стороны России. С моей точки зрения, это связано исключительно с тем, что Российская Федерация сейчас сама не определилась в выборе своего собственного пути развития и по-прежнему находится между двумя принципиально разными позициями. Первый исторический выбор — возврат к самобытным цивилизационным и культурным ценностям, которые двигали на протяжении многих столетий российскую историю. Второй вариант пути, который, с моей точки зрения, является историческим тупиком — следование в фарватере западной цивилизации, подчинение российских интересов интересам некоего коллективного Запада и потеря своей собственной исторической роли.

Ситуация непростого выбора отчасти защищает Новороссию, но не позволяет ей развиваться дальше — хотя бы до уровня политического признания.

Я думаю, что такого рода политический пат продлится еще довольно долго. Возможно, мы будем долгое время наблюдать Новороссию в состоянии непризнанного государства, а точнее группы государств, как мы наблюдали Абхазию и Южную Осетию на протяжении 15 лет. Что сподвигнет Российскую Федерацию либо на политическое признание ЛНР и ДНР, либо на их окончательную сдачу, я не берусь предполагать.

В государственном строительстве народных республик медленный прогресс, безусловно, присутствует, поскольку бросить территорию в несколько миллионов жителей без какой-либо госвласти нереально. Все равно создается некая эрзац-власть, которая лишена части государственных функций, имеющихся даже в карликовых и зависимых странах. Россия, по факту осуществляющая военный и государственный протекторат над ЛНР и ДНР, вынуждена содействовать развитию их государственности, хотя и с массой оговорок и ограничений. Причем эта государственность альтернативна украинской. Многие функции либо заменены, либо дублированы на уровне республик.

По меркам XVIII — ХIX века это практически состоявшиеся государства, имеющие свою полицию, правоохранительную систему, армию, государственные органы. Но в силу того, что в ХХI веке все страны вовлечены в единую глобальную экономику, экономика ЛНР и ДНР в этом случае страдает от массы ограничений, крупные предприятия платят налоги в пользу киевских властей, внешнеэкономическая деятельность осуществляется только через официальные таможни, подконтрольные Киеву, не определен статус граждан, которые рождаются, живут, умирают, вступают в браки на территории ЛНР и ДНР. Это вызывает массу коллизий. Сейчас, например, не выдаются украинские паспорта, и Российская Федерация не поддерживает своим паспортным режимом жителей республик. С моей точки зрения Россия вынуждена будет создавать какой-то минимальный гражданский статус для жителей ДНР и ЛНР. В противном случае эти территории будут подвергаться депопуляции. Люди будут уезжать оттуда. Этот вопрос перед Россией неизбежно встанет.

Что касается возобновление активных боевых действий, то они не начнутся в ближайшее время, но с определенной долей вероятности могут возобновиться в новом году. Военное строительство на Украине продолжится. Военный бюджет Украины на 2016 год сопоставим с военным бюджетом Швеции или Швейцарии при гораздо более скромном уровне экономики и при чудовищно низком по сравнению с этими же странами уровне жизни. Но военное строительство- это процесс достаточно инерционный. Невозможно создать армию на протяжении месяца или двух. Это было продемонстрировано Украиной еще в 2014 году во время летней кампании, когда громадная, неповоротливая и плохо обученная украинская армия проиграла численно меньшему, но мотивированному и мобильному ополчению. Украина не сбрасывает со счетов и возможность вмешательства РФ.

Ухудшение политической ситуации на самой Украине, завершения процесса военного строительства, пассивная позиция РФ, деградации по каким-то объективным причинам донецкого ополчения и народной милиции — в случае, если сумма этих факторов соберется вместе, Украина может осуществить ликвидацию донецких республик по сценарию Сербской Краины. Но сейчас суммы этих факторов я не вижу.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/31/v-etom-godu-stalo-yasno-chto-lnr-i-dnr-budut-razvivatsya-kak-nepriznannye-gosudarstva
Опубликовано 31 декабря 2015 в 22:25
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами