• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Украинский транзит, «Северный поток 2» и закат эры Меркель: зачем вице-канцлер Германии прилетал в Москву

Зигмар Габриэль и Ангела Меркель. Иллюстрация: dpa

28 октября 2015 года Москву с рабочим визитом посетил вице-канцлер, министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль. В резиденции Ново-Огарево состоялась его встреча с президентом РФ Владимиром Путиным. Габриэль — знаковая фигура в российско-германских высоких контактах в смысле «надежды» на восстановление докризисных отношений и решения проблемы Крыма. Последний раз он совершил визит в Москву в начале марта прошлого года. Как и сейчас, тогда он встретился в Ново-Огарево с президентом РФ Владимиром Путиным. Путин тогда проинформировал Габриэля о дате проведения референдума в только что занятом Крыму. Габриэль предложил привести Москву за стол переговоров с Западом, чтобы избежать неминуемых санкций. Немецкий политик предложил создать «контактную группу», под которой следует понимать некий прообраз Нормандского формата.

На этот раз германский вице-канцлер заранее не афишировал свой визит в Москву. О предстоящем визите было объявлено лишь накануне вечером. Deutsche Welle полагает, что Габриэль не хотел заранее афишировать свой визит из-за резкой критики в Германии в свой адрес после некоторых его заявлений о санкциях в отношении России, прозвучавших этой осенью. В сентябре Габриэль заявил, что «нам придется изменить наше отношение к России». По его словам, нельзя, с одной стороны, вечно сохранять санкции в связи с конфликтом на Украине, а с другой — просить Москву о сотрудничестве в Сирии.

11 октября на съезде Социал-демократической партии Германии (СДПГ), Габриэль выступил против «постоянного идеологического бичевания России, постоянного поиска нового потенциала для конфликта». Он повторился, что нельзя изолировать Россию и одновременно просить ее о помощи в деле мирного урегулирования в Сирии. Подобного рода высказывания породили волну критики сторонников жесткой линии по отношению к России и президенту Путину. Габриэль тогда вынужден был скорректировать свою позицию и заявить, что отмена режима санкций связана с успешной реализацией Минских договоренностей.

Но вот сейчас в Москве Габриэль вновь заявил: «Если посмотреть на наш нынешний мир и что в нем происходит, можно только констатировать, что конфликты, возникшие между Россией и Западом — Евросоюзом и США, — осложняют совместное преодоление конфликтов». Далее Габриэль сказал: «Мое личное мнение заключается в том, что мы должны сделать все возможное для реализации достигнутых договоренностей, и что касается прошлых ситуаций, различных интерпретаций событий, нам следует оставить их в прошлом и искать новые пути для возобновления сотрудничества, особенно между Германией и Россией». Германский вице-канцлер публично признал, что в обсуждении таких вопросов, как Сирия и Украина, главным партнером России являются США". Что касается Германии и Евросоюза, то они «могут быть важными партнерами». И самое главное, Габриэль признал, «что есть такие стороны и в Европе, и в США, которым идет на пользу именно продолжение этого конфликта». «Особая позиция» германского вице-канцлера в вопросе урегулирования украинского кризиса налицо. Красные из Берлина в очередной раз подают надежды Кремлю. Набора подобных заявлений было достаточно, чтобы усмотреть в вице-канцлере сторонника иной линии по отношению к Москве, нежели канцлер Меркель.

В отношение Украины, полагает Габриэль, «самое главное — сделать все для того, чтобы реализовать Минские договоренности». Самая трудная проблема, с его точки зрения — это передача границы под контроль Киева. Однако, с точки зрения Москвы, самая главная проблема — это официальное признание Германией и Францией срыва Украиной Минских договоренностей. Подобного рода заявление открывало бы путь для снятия санкций. Но этого в январе 2016 года явно не произойдет, поскольку Минский процесс выведен за дату его выполнения — 31 декабря 2015 года из-за переноса выборов в ДНР и ЛНР. Вероятней всего, Берлин и Париж вынуждены будут констатировать: поскольку Минские договоренности не выполнены, политика санкций продолжается.

Как бы там ни было, но критическим для взаимоотношений России с Евросоюзом и Германией станет именно январь 2016 года. Германия примет председательство в ОБСЕ, т. е. станет прямо отвечать за контроль за выполнением Минских договоренностей. ЕС должен будет решить вопрос о продлении или снятии санкций с России. Кроме того, с января 2016 года заработает соглашение ЕС об ассоциации с Украиной, в чем заинтересованы германские экспортеры.

Визит Габриэля в Москву подтвердил, что Кремль готов предложить Германии за нормализацию отношений существенный «энергетический пряник» в виде удвоения пропускной мощности газопровода «Северный поток». 8 октября 2015 года Габриэль уже имел предварительные переговоры в Берлине по проекту «Северный поток 2» с председателем «Газпрома» Миллером. Во время последнего визита в Москву Габриэль сообщил, что для предпринимателей двух стран «создана некая платформа» — «стратегическая рабочая группа». В этом формате и прошла встреча с участием германского статс-секретаря Варнига с Алексеем Миллером, на которой опять же обсуждался проект «Северный поток 2».

Не всем в Евросоюзе нравится идея «Северного потока 2». Противники России в Европарламенте уже потребовали от Европейской комиссии провести тщательную проверку с точки зрения антимонопольного законодательства возможных последствий сооружения «Северного потока 2».

В Москве вице-канцлер сообщил, что для ограничения «политического вмешательства» в проект «Северного потока 2» германская сторона нуждается в гарантиях сохранения газового транзита через территорию Украины. «Надо урегулировать вопрос роли Украины как транзитной страны и после 2019 года». Т. е. речь идет о новом долгосрочном транзитном соглашении «Газпрома» с Украиной, несмотря на то, что, по замечанию Габриэля, «газотранспортная система Украины не в очень хорошем состоянии». Таким образом, сохранение за Украиной статуса транзитной страны (читай: продолжение энергетического спонсирования подчиненной Западу Украины) является условием Германии для успешной реализации проекта «Северный поток 2».

Ставка в игре, на самом деле, поставлена Москвой весьма высоко. В случае успешного выполнения проекта «Северный поток 2» Германия получит то, чего первые полгода тщетно добивалась Турция — стать газовым энергетическим хабом ЕС. Для Германии это означает дополнительный рычаг в ее гегемонии в Европе. Разумеется, проект будет выполнен Германией при дополнительном условии: деньги — ваши, трубы — наши.

На встрече в Ново-Огарево стороны признали, что объем российско-германского торгового оборота снижается. В 2015 году общий экспорт из Германии по сравнению с прошлым годом увеличится на 6% до одного 1,191 трлн евро, а импорт — на 4% до $ 947 млрд. Это рекорд. Однако экспорт Германии в Россию за первые полгода сократился на треть. Доверие германских фирм к российскому рынку подорвано. Спад в торговле с Россией сказался даже на грузообороте германских морских портов. Аналогичным образом, т. е. почти на треть (27,3%) сократился германский экспорт на Украину. Из-за политической нестабильности, разумеется, германские частные инвестиции на Украине отсутствуют. Ориентирующийся на экспорт германский бизнес определенно заинтересован в ликвидации очагов конфликтов, будь то на Украине или на Ближнем Востоке. Однако конкретное поведение Германии в разрешении кризиса на восточных рубежах Европы в большой степени зависит от развития кризисных отношений в самом ЕС. Новый фактор — проблема беженцев способен подорвать основы европейской интеграции. Своим экспортом Германия прежде всего завязана на ЕС. Если внутренний кризис в ЕС будет развиваться, то Германия будет менее бескомпромиссна в своей восточной политике. В стабильной ситуации Германия предпочтет твердость в отношениях с Россией. Аналогичным образом позиция Германии будет зависеть от состояния дел в России, как в экономике, так и во внутренней политике. Если Москва предъявит признаки стабилизации экономики и рост, это станет дополнительным доводом для Берлина в пользу смягчения его позиции по отношении к России.

В связи с визитом Зигмара Габриэля в Россию необходимо обратить на его информационное сопровождение в германских СМИ. В них практически заголовки «Natürlich will ich Bundeskanzler werden» (Конечно, я хочу быть канцлером) и «Блицвизит в Москву. Зигмар Габриэль посетил Путина» соседствовали 28 октября. Таким образом, Габриэль досрочно задолго до официального срока начал свою избирательную кампанию с целью победы СДПГ на предстоящих в Германии парламентских выборах осенью 2017 года. Первый внешний визит лидера германских социал-демократов, претендующего на пост канцлера, таким образом, пришелся на Россию. Габриэль демонстрирует германским избирателям, что он лично участвует в урегулировании кризиса в германо-российских отношениях, для чего контактирует с Путиным. Разумеется, программная к следующим выборам внешняя политика Германии в социал-демократической версии должна иметь важные нюансы в сравнении с политикой христианских демократов, которая ассоциируется с их лидером канцлером Ангелой Меркель. Габриэль выступил как раз под обсуждение в Германии вопроса: кто сменит Меркель в 2017 году? Реальную оппозицию желанию Габриэля трудно себе представить. СДПГ является очень дисциплинированной партией. Между тем, миграционный кризис ударил по авторитету Меркель. В экспертных кругах пошли речи о закате эры Меркель. В связи с этим можно вспомнить предвыборное обещание Меркель уйти из большой политики в 2016 году. Буквально 28 октября лидер баварского Христианского социального союза (ХСС) Хорст Зеехофер пригрозил порвать особые отношения с ХДС и вывести своих людей из правительства Меркель. Налицо кризис в рядах самих христианских демократов.

Разумеется, участвующие в правительственной коалиции германские социал-демократы могут в любое время, хоть сейчас, устроить в Германии правительственный кризис и досрочные выборы. Но пока особого резона для СДПГ в этом нет. В опросах общественного мнения ХДС/ХСС потеряла по сравнению со своим пиком 2−3% поддержки избирателей. Но эти потерянные голоса добавили лишь один процент поддержи социал-демократам. Между тем, чтобы составить серьезную конкуренцию христианским демократам СДПГ надо подрасти, хотя бы на 7% с нынешних 25 по опросам. Пока существенен лишь рост поддержки евроскептической «Альтернативы для Германии» (AfD). Пройди выборы сейчас, AfD уверенно преодолела бы 5-ти процентный барьер. Более того, опросы показывают, что и германские либералы из Свободной демократической партии Германии (СвДП), вылетевшие из федеральной политики Германии на выборах сентября 2013 года, сейчас преодолевают 5-ти процентный барьер. Германская политика становится более фрагментированной, что не добавляет влияния германским социал-демократам. Тем не менее, германская Die Zeit прокомментировала последнюю активность Габриэля: «Самый быстрый кандидат современной эпохи. До выборов остается два года, но он уже выразил свою заинтересованность в кандидатуре канцлера. То, что выглядит как поспешность, может быть стратегическим предвидением». Разумеется, блиц-визит Габриэля в Москву можно смело записывать в его предвыборный актив. Однако возможное «стратегическое предвидение» Габриэля пока вовсе не означает его решающей роли в украинском урегулировании.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/29/ukrainskiy-tranzit-severnyy-potok-2-i-zakat-ery-merkel-zachem-vice-kancler-germanii-priletal-v-moskvu
Опубликовано 29 октября 2015 в 23:30
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами