• USD 63.28 +0.05
  • EUR 67.16 -0.92
  • BRENT 53.92

Гай Борисов: Пока Россия бьет террористов в Сирии, Запад группирует силы в Закавказье и Прибалтике

Президенты Владимир Путин, Серж Саргсян и Ильхам Алиев. Иллюстрация: haqqin. az

Очевидный рост авторитета России, связанный с началом российской военной операции против террористов в Сирии, несомненно, встревожил западных «партнеров» Москвы. Ответом становится явственная активизация Запада в Закавказье и в Прибалтике. Тем самым, пока Москва пытается расхлебать кашу, которую заварили США и их союзники в Сирии и Ираке, партнеры по НАТО наращивают политическое и военное присутствие в приграничных с Россией регионах.

В Закавказье складывается новая ситуация, связанная с изменением позиции Азербайджана в отношениях с Вашингтоном и Брюсселем из-за резкой критики, которой перманентно подвергается президент Ильхам Алиев, от которого требуется полное подчинение американским интересам, в частности, полную передачу контроля за нефтегазовыми ресурсами Каспия западным ТНК. Азербайджанская сторона в ответ демонстрирует дрейф в сторону Москвы, прозрачно намекая, что может рассмотреть вопрос о вступлении в евразийский экономический союз и декларируя поддержку российских действий в Сирии.

При этом ясно, что Баку ожидает от российской стороны встречных шагов, относящихся, в первую очередь, к разрешению карабахского вопроса. Это, разумеется, вызывает тревогу в Ереване и самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республике. И хотя в Армении говорят, что «вступление Азербайджана в ЕАЭС в настоящее время не рассматривается», всем ясно, что в случае актуализации данного вопроса заблокировать такое развитие событий армянской стороне не удастся. В результате возникает достаточно непривычная ситуация: Еревану и Степанакерту, по-прежнему, выгодно сохранение существующего статус-кво, однако сегодня Москва склонна скорее поддержать начало перемен в давно и прочно замороженном миротворческом процессе — хотя бы в рамках предлагаемых посредниками-сопредседателями Минской группы ОБСЕ шагов. Это позволило бы надеяться на поэтапный выход армянских сил из ряда районов вокруг Нагорного Карабаха (в границах советского времени) и ввод туда миротворческого контингента, например, в лице подразделений стран ОДКБ.

О том, как относятся на Западе к подобной перспективе, можно легко понять из интервью, которое дал EADaily известный специалист по вопросам Кавказа, эксперт Фонда Карнеги Томас де Ваал. Хотя его высказывания, на первый взгляд, выглядят противоречивыми, они отражают вполне четкую систему подходов. С одной стороны, де Ваал, комментируя явственное обострение обстановки на линии соприкосновения сторон в Карабахе и на армяно-азербайджанской границе, говорит, что «не видит реальной заинтересованности в начале полномасштабных боевых действий ни у армянской, ни у азербайджанской сторон», поскольку армянам выгодна нынешняя ситуация, а для Азербайджана война — это «огромный риск, ибо неизвестно, чем она закончится». К тому же, «непонятно, как в таком случае отреагирует Россия». С другой стороны — любой «серьезный эпизод» способен привести к масштабной эскалации, тем более что «в Ереване и Баку задача номер один политических элит — сохранение власти. В связи с этим есть заинтересованность разыграть карабахскую карту».

Из слов де Ваала становится ясно, что перспектива войны достаточно вероятна, как и введение в регион миротворческого контингента. Между тем, по его словам, «доверять» России целиком решение карабахской проблемы на Западе не желают, понимая, что «все идет к тому, что, если будет иметь место решение о вводе миротворцев, Россия станет играть главную роль». Отсюда стремление активизировать миротворческие усилия Вашингтона, о чем говорится в открытом письме ряда конгрессменов к президенту Бараку Обаме с призывом «принять меры по предотвращению эскалации и поддержке миротворческих инициатив (чьих именно? — Г.Б.) в зоне карабахского конфликта».

Вряд ли это может сегодня устроить Москву. Поэтому, если положение не изменится, может актуализироваться вопрос о пересмотре миротворческого формата, о чем, заметим, давно уже поговаривают в Баку. В этой связи напомним, что завершение войны 1992−1994 гг. в Карабахе было достигнуто под патронатом России в результате прямого участия в переговорах Еревана, Баку и Степанакерта. Результатом стал известный «Бишкекский протокол», декларирующий, в частности, начало «бессрочного перемирия». Восстановление данного формата (с возможным привлечением к нему Ирана и — не исключено, Турции, как стран, непосредственно заинтересованных в стабилизации обстановки), несомненно, кардинально изменило бы весь геополитический расклад в регионе, оставив США и ЕС вне игры. Итак, снимая озабоченности Тома де Ваала, можно сказать, что вопрос об отсутствии «доверия» Запада в отношении попыток Москвы добиться разрешения карабахского кризиса будут автоматически сняты, если станет ясно, что российской стороне доверяют сами стороны конфликта, а также региональные тяжеловесы — Иран и Турция.

Однако для такого развития событий существует ряд препятствий. В Армении (с явного одобрения и при поощрении Запада) планируется принятие новой Конституции, превращающей страну в парламентскую республику. Как не раз отмечали эксперты EADaily, для страны, находящейся в условиях обостряющегося конфликта в Карабахе и недружественного турецкого соседства, это может привести к утрате управляемости, размытию центра принятия политических решений. Принцип «персональной ответственности» будет заменен принципом «коллективной безответственности», и для внешних акторов станет непонятно (особенно — на первых порах), кто и за что отвечает в стране, кто принимает решения и насколько эти решения реализуемы. Здесь следует оговорить, что желание армянского президента столь оперативно изменить правила игры внутри страны может быть связано с дальнейшей невозможностью балансировать во внешней политике. То есть, президент Серж Саргсян, понимая, что любой его следующий преемник будет намертво скован интересами России, находящейся в конфронтации с Западом, создает поле для игры внутри армянской государственной системы. Но это решение было бы полезным для Армении только в том случае, если на внутренней политической доске присутствовали хотя бы две мало-мальски приличные партии. Но партийное строительство в Армении весьма походит на украинский аналог, где политики объединены вокруг олигархических групп, столкновения которых, в условиях отсутствия классической парламетской логики — борьбы идеологий, а не материального или силового влияния — не избежать. Государственное устройство по швейцарскому типу неприменимо к молодой армянской демократии, в которой еще много неразрешенных проблем.

Не исключают в Армении и проведения в будущем году досрочных парламентских выборов, что автоматически отбрасывает любые возможные действия в процессе миротворчества, как минимум, в среднесрочную перспективу. За это время многое в Закавказье и на Ближнем Востоке может измениться. Например, в результате предстоящих 1 ноября внеочередных парламентских выборов в Турции могут еще больше ослабеть позиции правящей Партии справедливости и развития и лично — президента Реджепа Эрдогана. Снятие санкций с Ирана неизбежно приведет к предметной заинтересованности Тегерана в укреплении деловых связей с Западом, и не факт, что в этом случае подходы иранцев к закавказской проблематике будут полностью устраивать Москву. Наконец, дальнейшее ухудшение социально-экономической обстановки и в Армении, и в Азербайджане, действительно, способно послужить «спусковым крючком» для масштабного обострения на всей линии армяно-азербайджанского противостояния. И тогда, какими бы ни были итоги новой войны, ясно, что они заставят кардинально пересмотреть предлагаемую ныне посредниками из МГ ОБСЕ переговорную базу. Не случайно же армянские военные говорят, что, если случится очередная война, то новые переговоры «начнутся в совершенно иных условиях». В частности, Ереван официально признает Степанакерт, что само по себе означало бы конец формата Минской группы ОБСЕ. И это — лишь малая часть вероятных изменений, которые могут сложиться вокруг карабахского конфликта, не говоря уже о переменах в макрорегионе.

Думается, что в настоящее время все региональные и внерегиональные игроки с большой заинтересованностью следят за ходом российской военной операции в Сирии. Для всех очевидно, что от её хода и возможных успехов (неудач) правительственной армии президента Башара Асада, а главное — от её продолжительности в огромной степени зависит положение во всех сопредельных странах, к которым, безусловно, относятся и страны Южного Кавказа. В свете этого нельзя исключать, что Запад, который в настоящий момент в лице американцев как бы «идет навстречу России» в чисто тактических вопросах борьбы с «террористическим интернационалом» (одновременно расширяя при этом информационную войну с РФ), попытается в той или иной степени переместить центр тяжести своей региональной политики в Закавказье. Думается, что это на самом деле устроило бы стороны противостояния, поскольку позволило бы им и впредь продолжать давно известную «игру на противоречиях держав» — в пресловутый «комплементаризм». Другой вопрос, что говорить о достижении реальных подвижек на пути к миру, как показал опыт последних 20 лет, в таких условиях не приходится — со всеми негативными последствиями для интеграционных планов Москвы и, соответственно, надежд на социально-экономическое развитие стран, которых многолетняя полувоенная жизнь явственно отбрасывает на периферию процесса развития, вполне возможного при иных обстоятельствах.

Гай Борисов, политический обозреватель EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/28/gay-borisov-poka-rossiya-bet-terroristov-v-sirii-zapad-gruppiruet-sily-v-zakavkaze-i-pribaltike
Опубликовано 28 октября 2015 в 10:10
Все новости

08.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами