• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Алиев и Саргсян могут разыграть карабахскую карту: интервью Тома де Ваала

Аналитик Фонда Карнеги Томас де Ваал. Фото: artsakhpress. am

Ситуация в зоне карабахского конфликта из года в год обостряется. Динамика нарушений режима прекращения огня вызывает опасения. Используются тяжелые вооружения, увеличивается число жертв с обеих сторон — как среди военных, так и гражданских лиц. Стороны конфликта выступают с резкими заявлениями. Ухудшается и положение дел вокруг региона (Украина, Ближний Восток), который притягивает к себе внимание держав и требует их усилий по урегулированию ситуации. О последнем эпизоде роста насилия на линии соприкосновения войск в зоне карабахского конфликта и на армяно-азербайджанской госгранице корреспондент EADaily побеседовал с аналитиком Фонда Карнеги Томасом де Ваалом.

Несмотря на многочисленные нарушения режима перемирия, большинство экспертов уверены, что возобновление войны в зоне карабахского конфликта маловероятно. Вместе с тем, доходящие с фронта сообщения порой напоминают хронику войны. Если нет намерения начать военные действия, тогда зачем постоянно раскручивать маховик насилия на передовой?

Мне кажется, что главное в карабахском конфликте не меняется. Я не вижу реальной заинтересованности в начале полномасштабных боевых действий ни у армянской, ни у азербайджанской сторон. Что касается армянской стороны, то ситуация понятна, так как статус-кво ее устраивает. Для Азербайджана война — огромный риск, поскольку неизвестно, чем она закончится. Это — большой риск для правящего режима в Азербайджане. Не думаю, что у них военный потенциал такой, что можно начать войну. Важен также и другой момент: непонятно, как отреагирует на такую ситуацию Россия.

Тем не менее, несмотря на это, общий фон карабахского конфликта ухудшается. Обе стороны, особенно азербайджанские ВС используют крупнокалиберные оружия, минометы, что само по себе плохо. Повышается риск, что может случиться тяжелый инцидент на линии фронта, и погибнут десятки людей. Это сильно ударит по мирному процессу. В настоящее время переговорный процесс по карабахскому конфликту, усилия сопредседателей Минской группы ОБСЕ направлены почти исключительно на обеспечение задачи минимум — недопущение возобновления военных действий и обеспечение канала связи между сторонами, чтобы президенты встречались, миссия Анджея Каспршика (личный представитель действующего председателя ОБСЕ — EADaily) продолжала свою деятельность. Что касается задачи максимум — урегулирования конфликта, то в это пока никто не верит.

На фоне событий в Сирии и Украине мы видим, что, несмотря на заявления России, США и ЕС о необходимости установления мира в регионах, сохраняются новые расхождения в их позициях. То есть, они по-своему представляют этот мир или пути его достижения. В Карабахе, можно сказать, то же самое. Франция, Россия и США как страны-сопредседатели говорят о мире, но непонятно, каким образом его достичь. Есть большое недоверие друг к другу. Ситуация действительно рискованная, но мне кажется, что самая большая опасность заключается в том, чтобы не допустить по ошибке эскалации ситуации в зоне конфликта.

В зоне конфликта фактически сложилась ситуация, когда режим перемирия больше нарушается, чем соблюдается. К чему это может привести?

Положение весьма непредсказуемое. Один очень серьезный эпизод на линии соприкосновения может изменить всю ситуацию. Ухудшается также политический контекст в регионе. В Армении подходит к концу второй, то есть последний срок правления президента Сержа Саргсяна. В Азербайджане положение дел также становится непредсказуемым из-за падения цен на нефть, которая обеспечивала львиную долю поступлений в госказну. Золотой период, когда, благодаря высоким ценам на нефть, у них было неограниченное богатство, заканчивается. Не секрет, что в Ереване и Баку задача номер один политических элит — сохранение власти. В связи с этим есть заинтересованность разыграть карабахскую карту для сохранения власти. Момент очень непредсказуемый.

На фоне последнего эпизода обострения ситуации в зоне конфликта Минобороны Армении выступило с достаточно жестким заявлением о том, что отныне тоже будет использовать минометы и ракетные системы. Цель, как говорится в заявлении, — принудить Азербайджан сесть за стол переговоров и таким образом помочь мирному процессу. Вопрос: можно ли военными методами содействовать фактически застопорившемуся мирному процессу урегулирования конфликта?

Конечно, нет. К сожалению, ситуация напоминает 1914 год в Европе, когда все державы старались использовать военное давление или угрозу начать военные действия друг против друга. В итоге, получилась большая война. В связи с этим лучше усиление дипломатии, чем военной угрозы.

Насколько нерегиональные акторы — США, ЕС, Россия — заинтересованы в эскалации конфликта в Карабахе?

Никто не заинтересован в эскалации конфликта — ни западные державы, ни Россия. У них и так хватает проблем на других фронтах. Они довольны, что Карабах, по крайней мере, сейчас является относительно мирной зоной. В связи с этим заинтересованности в эскалации конфликта у указанных сторон я не вижу.

В последнее время многие, особенно западная пресса и прозападные политические круги в Армении говорят о том, что Россия может использовать шаткую ситуацию в зоне карабахского конфликта, чтобы ввести в регион своих миротворцев. Насколько правдоподобны такие предположения?

Мы видим, что позиция Азербайджана меняется, наблюдается сближение Баку с Москвой. Азербайджан до сих пор всегда выступал против ввода миротворцев в зону конфликта, но на фоне ухудшения его отношений с Западом и сближения с Россией нельзя исключать возможность сговора. Однако для того, чтобы вводить миротворческие силы, необходимо согласие всех сторон конфликта. С другой стороны, это не будут сугубо российские войска, так как среди сопредседателей, кроме РФ, есть Франция и США. То есть, здесь конкретно сказать ничего нельзя. Однако все идет к тому, что, если будет иметь место решение о вводе миротворцев, Россия будет играть главную роль.

Президент Армении на фоне резкого обострения ситуации в зоне конфликта выступил с довольно резким и неожиданным заявлением, в котором назвал Карабах «неотъемлемой частью» Армении. Интересная динамика, если до недавних пор эту идею выдвигали националистически настроенные политические и общественные круги, а официальные власти дистанцировались, теперь этот тезис озвучивается из уст главы страны. Почему? Можно ли это считать признанием статуса Нагорного Карабаха Ереваном?

Нет, я рассматриваю это заявление как часть словесной битвы с Азербайджаном. Не думаю, что это новое определение статуса Карабаха Арменией. В разные годы были озвучены разные позиции, например, решение Верховного совета Советской Армении 1989 года о том, что Карабах и Армения едины. Позиции меняются. Это — политическое заявление и угроза в адрес Азербайджана. То есть, Ереван предупредил и о политических последствиях при возобновлении войны. Военная эскалация конфликта приведет и к политической эскалации ситуации.

Интересно также то, что в заявлении Минской группы ОБСЕ после недавнего обострения ситуации в зоне конфликта говорится о важности внедрения механизмов расследования случаев нарушения перемирия. Сопредседатели впервые отметили, что Ереван согласился на это, а Баку — нет. Оценки сопредседателей стали адресными — раньше они всегда ставили знак равенства между сторонами конфликта…

Понятно, что статус-кво не в пользу Азербайджана. Азербайджанская сторона недовольна ситуацией, поскольку потеряла территории, и военный метод — единственный рычаг Баку влиять на ситуацию. Это — расшатывание ситуации, инциденты и нарушение режима прекращения огня. Естественно, Азербайджан не будет соглашаться на полное соблюдение перемирия, поскольку может потерять и этот рычаг влияния. С другой стороны, мы не видим у армянской стороны возможности передать эти территории вокруг Карабаха Азербайджану, ведь сдача этих территорий является ключом для мирного договора. Ситуация опасная, так как Баку не может смириться с потерей своих территорий — речь идет о районах вокруг Карабаха.

Последний вопрос: что должны делать стороны конфликта и посредники для того, чтобы быть на шаг ближе к разрешению проблемы? Что не делается в этом направлении в настоящее время?

Это — взаимные компромиссы, которые изложены в общих (Мадридских) принципах урегулирования конфликта: возвращение Баку прилегающих к Карабаху районов, кроме Лачина, сохранение де-факто, а затем и де-юре независимости Нагорного Карабаха и пр. Это — общие контуры урегулирования, но здесь масса проблем. Первая проблема — безопасность. Кто будет ее обеспечивать. К сожалению, мы видим, что мировое сообщество на данный момент не готово к этому. России не доверяют, чтобы она единолично взяла на себя ответственность за ситуацию в Карабахе. Однако не наблюдается и готовность Запада серьезно заняться урегулированием конфликта и взять ответственность на себя. В связи с этим ситуация будет продолжать оставаться нестабильной.

Подготовил Аршалуйс Мгдесян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/26/aliev-i-sargsyan-mogut-razygrat-karabahskuyu-kartu-intervyu-toma-de-vaala
Опубликовано 26 октября 2015 в 16:02
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами